Екатеринбурженка Юлия Савиновских побывала на передаче "Пусть говорят" на Первом канале.
Екатеринбурженка Юлия Савиновских побывала на передаче "Пусть говорят" на Первом канале.

Екатеринбурженка Юлия Савиновских побывала на передаче "Пусть говорят" на Первом канале. Напомним, у женщины отняли двух опекаемых ею приёмных сыновей 4 и 5 лет – пока предполагаемые причины ограничиваются тем, что она удалила себе грудь (седьмого размера) и вела в интернете блог, посвящённый проблематике трансгендерности. Также у Юлии двое своих детей.


На передачу были приглашены и звёзды, такие как Оксана Пушкина и Анна Семенович, и земляки Савиновской и её мужа Евгения: уполномоченный по защите прав ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков и депутат Госдумы Андрей Альшевских.


Юлия пожаловалась на слежку за ней и заявила, что приказ об изъятии у неё детей был выпущен позже, чем их изъяли.
Юлия пожаловалась на слежку за ней и заявила, что приказ об изъятии у неё детей был выпущен позже, чем их изъяли.


Дмитрий Борисов неоднократно выражал поддержку Юлии.
Дмитрий Борисов неоднократно выражал поддержку Юлии.


Андрей Альшевских встал на защиту екатеринбурженки.
Андрей Альшевских встал на защиту екатеринбурженки.


Первая половина передачи была практически полностью посвящена вопросу, имеет ли право женщина удалить себе грудь и вызывает ли это какие-либо подозрения. На экране продемонстрировали фото женщины до операции – Юлия отметила, что надеялась, что все подобные фотографии она уничтожила; также свой прежний размер на видеозаписи Юлия показала, предъявив старый лифчик и его размерный ряд.


 


Фото с 7-м размером.
Фото с 7-м размером.


И лифчик.
И лифчик.


Обосновала она необходимость удаления груди просто: медицинские показания, страх заболеваний в будущем и желание полноценно заниматься семьёй, меньше уставая. Большинство гостей её безусловно поддержало, а вот представители зала поддержали не все:


Эта женщина, например, заявила, что женщина должна носить то, что ей дал бог.
Эта женщина, например, заявила, что женщина должна носить то, что ей дал бог.


Во второй половине передачи обсуждение наконец коснулось блога о трансгендерах, который вела Юлия. По её словам, узнала она о них совсем недавно, вела блог с нейтральным ником с расчётом на очень узкую аудиторию, а удалила его по настоянию мужа, когда детей уже забрали. Муж, который тоже пришёл на передачу, подтвердил это.


Во второй половине передачи в зрительном зале тоже нашлись люди, которые заявили, что просто так грудь не удаляют, и, видимо, могут быть и более далеко идущие цели.


"Это фотография мальчика"...
"Это фотография мальчика"...


...категорично заявила эта зрительница.
...категорично заявила эта зрительница.


Оксана Пушкина всерьёз вступилась за Юлию – для начала "на опережение" озвучила традиционную логическую цепочку: "Если удалила грудь, значит, хочешь стать мужчиной, а в России запрещено усыновление детей однополыми парами", отметила, что такой ход мысли основан не на фактах, а на домыслах, и заявила следующее:


– Твоя ошибка, мама, что у тебя сердце болит за трансгендеров, за ВИЧ-инфицированных и так далее. Ну, конечно же, надо было предположить, что ты живёшь в обществе с традиционными семейными ценностями. Поэтому ты вошла в конфликт в этой ситуации: тебя переделать мы не сможем, у тебя сердце за чужие неприятности будет биться так же. Я так понимаю, в твоей ситуации была допущена просто огромная ошибка, и твои дети – следующие, я так понимаю, мы должны вмешаться и помочь, чтобы справедливость восторжествовала, – заявила Пушкина.


Анна Семенович грудью встала на защиту екатеринбурженки, у которой отняли детей


На защиту екатеринбурженки встала и приглашённая гостья Анна Семенович – ей очень долго пришлось отвечать на вопросы, не тяжело ли ей с таким богатством ("Тяжело, но приятно", – ответила Анна), не было ли у неё мыслей тоже пройти операцию по уменьшению и настоящая ли у неё грудь.


Анна Семенович грудью встала на защиту екатеринбурженки, у которой отняли детей


Анна призналась, что мысли были, но в конце концов она смирилась с тем, что люди хотят видеть именно эту её часть тела, то есть грудь. В подтверждение того, что она настоящая, Анна привела в пример бабушку и маму, у которых была похожая фигура, ну, а то, что во время карьеры фигуриста бюст у неё был не таким выдающимся, она объяснила тем, что у спортсменов совсем другой обмен веществ, тратится больше энергии, а организм человека растёт до 27 лет. Однако Анна полностью поддержала Юлию, заявив, что с большой грудью жить действительно очень тяжело, а ещё сравнила их рост – Юлия оказалась намного ниже Анны. "Хватит её мучить!" – призвала Анна.


Юлия на протяжении передачи настаивала, что она сейчас – это ее "финальный" вариант, и даже с детьми женщина имеет право на личную жизнь и собственные решения, а блог в интернете не был рассчитан на публичность. Часть гостей пыталась объяснить, что на семью, которая взяла на себя обязанность опеки, так или иначе всё равно будут возложены повышенные социальные обязательства и соответствующий контроль.


Игорь Мороков.
Игорь Мороков.


Омбудсмен Игорь Мороков отметил, что тоже не имеет права на ознакомление с секретными документами и аргументами органов опеки, но заверил, что старается разобраться в ситуации, а за детьми обеспечен максимальный уход на время решения этих вопросов.


Завершилась передача на несколько загадочной ноте – ведущий Дмитрий Борисов заявил, что у них нет возможности услышать позицию органов опеки, и, возможно, в отношении их тоже не стоит делать поспешных выводов. Юлия при этом сообщила, что не знает, на основании каких именно документов суд принял решение об изъятии детей – у неё самой есть только решение суда. В заключение передачи призвали больше думать о том, каково сейчас детям.


После выхода передачи на своей странице в социальной сети Юлия опубликовала "послесловие". Приводим его полностью.


"Нормальная женщина. Традиционная семья.


Кто решает, ЧТО МНЕ МОЖНО И ЧЕГО МНЕ НЕЛЬЗЯ. Женщина не может смотреть бокс? Женщина не может играть со своими сыновьями в футбол? Женщина, пока муж смотрит бокс с сыновьями, должна быть на кухне и борщ варить? Или борщ должен быть сварен ещё ночью, а женщина утром в воскресенье должна быть в церкви?
Может, мне нельзя носить брюки? Как бы отнеслась ко мне благопристойная общественность, если бы я вышла на съемки в передаче такой, какая я есть на самом деле? Какая я обычно – в джинсах, чёрной футболке? Не замороченная на шмотках, одни джинсы пронашиваются до дыр и только после этого покупаются новые. Без косметики и пафоса.
Вы же приёмных детей в семью взяли. Вам нужно думать, что с вас спрос в пять раз больше.
То есть?? Мне больше нельзя мою музыку любимую слушать? Мне сейчас нужно думать о том, что мне можно, а что нельзя? Т.е. мне сейчас, как "нормальной", можно только отечественную эстраду? И только по лайту и по софту? И, если уж совсем в загул пошла, то чуть-чуть Modern Talking? Кто решает? Какие рамки? Кто их устанавливает? Только юбки? Какой высоты каблук? Допустим макияж или только естественная красота? Стричься коротко можно? Джима Джармуша смотреть? В какие заведения вход не воспрещён? Какие мысли недопустимы?
Сидеть в щели. Быть как все. Бояться отличаться от других. Здравствуй, "Северная Корея".
Идите к ****у."