Пётр обычно работает в банке, но в свободное время выигрывает чемпионаты России по битбоксу.
Пётр обычно работает в банке, но в свободное время выигрывает чемпионаты России по битбоксу.

19-летний Пётр Саранча уже дважды становился чемпионом России по битбоксу. Он издаёт невообразимые звуки с помощью одного только голоса с 12 лет, когда впервые услышал странный рингтон будильника на стареньком телефоне с полифонией. Понял – это записал человек, попробовал повторить, спустя много тренировок получилось. Сегодня без битбокса у Петра не проходит ни одного дня.


– Большинство времени я провожу на работе в банке, – рассказывает Пётр. – А битбокс занимает у меня не так много времени. Редко бывает так, что я целенаправленно сажусь и что-то тренирую. Я могу битовать во время уборки или когда иду куда-то. Даже сейчас я шёл к вам и делал битбокс по дороге.


– Как ты начал этим заниматься?


– С самого детства я занимался танцами, но, когда в 12 лет увлёкся битбоксом, я перестал танцевать, сидеть за компьютером, всё бросил. Я не помню, какие первые звуки я научился делать – был совсем ребёнком.


– Сложно было научиться?


– Я пытался научить знакомых, друзей, младшего брата. Нет, это несложно. Трудно изучать более серьёзные звуки, а элементарные вещи типа бум-ц-бум-ц (показывает) сделать просто. Вопрос времени и мотивации. Сложнее научиться держать ритм, чем извлекать звуки. Четыре базовых звука может научиться делать любой человек за час или два. Но есть звуки, которые нужно тренировать очень долго. А некоторые для меня – из разряда непостижимых.


– Почему непостижимых?


– Некоторые звуки я привык делать по-своему, например, протягивать более длинно. А другие ребята делают их короткими, мне будет сложно переучиться и делать так, как они. И второй вопрос – это анатомия. У меня слабые связки, я очень мало звуков умею извлекать из горла, у меня в основном работают губы, зубы, язык. В 13 лет я разорвал себе связки, когда пытался воспроизвести что-то горлом, было очень больно.



– Когда ты извлекаешь звуки, ты понимаешь, как это происходит, или не можешь объяснить этот процесс?


– Могу. В последние года два я начал делать битбокс очень медленно, но осознанно воспроизводить каждый звук. Звуки вылетают не в хаотичном порядке, а осознанно. Сначала я медленно делал простые биты, а потом начал усложнять и дошёл до такого уровня, что могу контролировать уже и быстрые биты. Понимаю каждый звук. Но всё равно бывают моменты, когда делаешь какую-то связку, и пролетает что-то постороннее, и ты даже не понимаешь, как ты сделал.


– Все звуки имеют свои названия?


– Нет, только некоторые из них. Основные звуки, конечно, как-то называются – "бочка", "хай-хэт", "клэп", "снейр" и так далее. Есть звук, который по-английски называется lip oscillation, на русский это переводится как "вибрация губ". Это просто описание звука. Но большинство безымянные.


– Ты пытаешься повторить какие-то звуки, которые слышишь: пение птиц, шелест травы?


– Нет, я ничего не пытаюсь повторить. Элементы имитации – это просто совпадения. Есть звуки, которые похожи на пение дельфина или рокот Ferrari. Но сначала ты сделал звук, а потом люди услышали его и поняли, что он на что-то похож. Я люблю имитировать разные инструменты: гитару, трубу или барабаны, но звукам природы не подражаю.


На каждом выступлении Пётр старается сделать так, чтобы зрители "раскачались" и начали танцевать.
На каждом выступлении Пётр старается сделать так, чтобы зрители "раскачались" и начали танцевать.


– На выступлениях ты импровизируешь, или у тебя заготовленные программы?


– На это влияет очень много факторов. Главный – это настрой. Если это камерное творческое выступление, то я чувствую себя в своей тарелке, вижу, что публике нравится и она понимает, что я делаю. Тогда я не боюсь импровизировать и пробовать что-то новое прямо на сцене. Я могу где-то сделать паузу в тот момент, когда зрители этого не ожидают, где-то сделать не тот звук, который сейчас все ждут. Но, если речь идёт о свадьбах и корпоративах, это в основном заготовки. Там люди хотят просто "прокачаться", они не понимают импровизацию. Вообще я люблю импровизировать на сцене, но не всегда это получается.


– На свадьбах и корпоративах у тебя есть какое-то чёткое задание, что показать, или свобода для творчества?


– Нет, никаких задач не ставят. На самом деле, свадьбы и корпоративы, несмотря на всю нелепость этих мероприятий, это довольно весело. Ты делаешь довольно простые вещи, с точки зрения битбоксера, но люди при этом "качаются". Но иногда это задевает меня – вроде бы хотел продемонстрировать на сцене такое тонкое искусство, а делаешь элементарную "долбёжку" с "прямой бочкой". Но если адекватная публика, то это классно, мне нравится.


Битбокс – это хобби, которое не отнимает много времени.
Битбокс – это хобби, которое не отнимает много времени.


– Есть какие-то "профессиональные травмы" у битбоксеров?


– На самом деле, год назад я начал замечать, что у меня хрустит челюсть. Потому что я много делал звук, при котором челюсть смещается вбок (показывает). Бывает, элементарно открываешь рот, чтобы бургер откусить, а она хрустит. Один раз я даже не мог закрыть рот, было защемление. Кроме того, я всегда стараюсь с водичкой выступать. Без неё никак – проходит очень много воздуха через горло, нужно много пить.


– Расскажи про свои победы. Как ты попал на чемпионат России?


– На чемпионат России по битбоксу все желающие могут отправить свои аудиозаписи, жюри выбирают 16 лучших, и они бьются один на один по Олимпийской системе – на вылет. Всё проходит летом в Москве на открытом стадионе "Лужники". В первый раз я приехал туда с Урала, где было +10 градусов, а там целый день на жаре +35 градусов ждал своего выхода. Всё время хотелось пить, кружилась голова, ещё и нервничал, тряслись коленки… Было сложно. В 2013 году прошёл в топ-16, но проиграл в первом баттле, в 2014-м дошёл до полуфинала, в 2015 и 2017 годах выиграл чемпионат.


– По каким критериям там оценивают?


– Это музыкальность, техника и оригинальность. Я сам на региональных чемпионатах был в жюри, это очень сложно. Очень много разногласий по этому поводу.


– Сколько всего профессиональных битбоксеров в России и Екатеринбурге?


– В Екатеринбурге, я считаю, нет тех, кто занимается этим на профессиональном уровне, кроме меня и ещё двух-трёх людей. Так нескромно сказал, но вы спросили – я отвечаю. Битбоксер-профессионал – это тот, кто может выйти на сцену и "прокачать" зал вне зависимости от того, что это – свадьба, корпоратив, детский утренник или творческий концерт. Он должен уметь выступить как один, так и вместе с другими коллективами.



Пётр уже пытался научить битбоксу знакомых, друзей, младшего брата.
Пётр уже пытался научить битбоксу знакомых, друзей, младшего брата.


"Если я чувствую себя в своей тарелке, публике нравится, то я не боюсь импровизировать".
"Если я чувствую себя в своей тарелке, публике нравится, то я не боюсь импровизировать".