Пойманные пьяными водители совершенно не понимали, за что их взяли.
Пойманные пьяными водители совершенно не понимали, за что их взяли.

Вусмерть пьяный парень на переднем сиденье машины ДПС с трудом связывал слова в предложения. Несколько минут назад он вылез из-за руля дряхлой «семёрки» и побежал от гаишников. Не получилось. Вот и сидел теперь без ботинка да с порванной штаниной.


— Не я за рулём был, не я, — бормотал он, отказываясь дуть в трубочку.


Да с ним и без точных измерений было всё понятно.


Это был последний из пойманных во время ночной операции «Стоп-контроль» в Нижних Сергах.


Постоянный автоэксперт E1.RU Максим Едрышов предложил посмотреть, как в сотне километров от Екатеринбурга ловят пьяных водителей. У нас такие акции тоже проходят регулярно, но одно дело мегаполис, а совсем другое — маленький городок. В эту ночь было больше сотни проверенных водителей, и погони, и философские разговоры...


— Поехали скорее — нам только что гражданин сообщил, что заметили странную «99-ю». Там явно нетрезвый водитель, — говорит нам вместо приветствия Никита Морозов, он работает в отделении пропаганды областной ГИБДД. Ещё он курирует Нижнесергинский район, а последнюю неделю и вовсе там жил безвылазно. Второй член экипажа — Эмиль Аракаев.


Прыгаем в «Приору» и едем искать. Буквально минут через 10 нам сообщают, что остановили ту самую «99-ю». Только вот водитель выходить отказывается — приходится вытаскивать его силой.


— Домой, домой ехал, — бормочет он.



Вряд ли он осознает, кто он есть на самом деле. Смотрю на него и не понимаю: как можно ехать в таком состоянии, если даже просто стоять получается с трудом. Визуальные ощущения подтвердили замеры алкотестером — прибор показал 1,2 мг/л выдыхаемого воздуха. И это при максимально допустимом значении в 0,16. Посчитал ради интереса на калькуляторе, сколько мужик выпил перед тем, как сесть за руль, — минимум 0,7 литра водки. Прав, кстати, как выяснилось потом, у него и вовсе никогда не было.


Пьяный водитель совершенно не понимал, что с ним происходит.
Пьяный водитель совершенно не понимал, что с ним происходит.


«Стоп-контроль» в маленьком городке отличается от привычного в Екатеринбурге. У нас несколько нарядов встают на оживлённой дороге, останавливая всех поголовно. В Нижних Сергах такой номер не пройдёт — уж слишком быстро расходится информация, что в городе рейд.


Так что тут на первый план выходит скорость проверки авто. Именно поэтому, к примеру, в Верхние Серги заезжаем сразу пятью экипажами, проверяя всех подряд. Догоняем автомобиль и просим прижаться к обочине. Большинство водителей относятся к этому нормально — я засекал, что на одну машину уходит 15 секунд.


— Большинство пьяных сразу видно — по реакции на вопросы, по запаху. Хотя была история, когда выписывал штраф за детское кресло, а уже в патрульке, где было жарко, почувствовал запах, — рассказывает Никита Морозов, пока двигаемся к следующему пункту контроля.


Включаем мигалку — как вдруг буквально перед нами «14-я» резко пересекает нашу полосу и встаёт у мусорных бачков.


— Высади меня — я проверю его, — говорит Эмилю Никита.


Мы же едем за красной машиной, которую изначально и планировали остановить.


— Водитель машины Datsun, прижмитесь к обочине, — командует в громкоговоритель Эмиль и вдруг кричит: — Квадроцикл!


Я тут как-то даже сообразить ничего не успел, и вдруг наша Priora резко разворачивается на месте. Мы бросаемся в погоню за квадроциклом. Силы явно неравные, потому что дорог в Верхних Сергах нет. Совсем нет.



Кочка, яма, много пыли. Я ничего из-за неё не вижу, а Эмиль давит на газ ещё сильнее. И одновременно удивительно спокойно через громкоговоритель требует от водителя квадроцикла остановиться. Я же ещё крепче цепляюсь левой рукой за ручку двери, чтобы хоть как-то удержаться. Вот квадроцикл уже рядом — всего с десяток метров. Но опять какая-то адская яма. И — всё. Прислушиваемся — квадроциклист заглушил двигатель, притаился. Ждём ещё минут пять, ничего не слышно. Наверняка пьяный. Но это, впрочем, только догадки. Ушёл. Такое бывает.


Зато с «14-й», которую выбежал проверять Никита Морозов, чуйка не подвела. Судя по запаху, водитель был пьян.


— Некоторое время назад мы его уже лишали прав. Тогда он себя очень нагло вёл. И вот опять попался, — рассказывает Никита, пока инспектор готовит алкотестер.


Первая проверка — 0,184 мг/л, вторая — 0,195 мг/л. И это при максимально допустимом значении в 0,16 мг/л.



Получается, что водителя, которого уже лишали прав за езду в пьяном виде, вновь поймали. Это уже уголовная статья — «Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию». По ней полагается штраф от 200 до 300 тысяч рублей, или обязательные работы, либо лишение свободы до двух лет. Это уже серьёзно.


При повторном тестировании прибор показал более высокое содержание алкоголя, потому что водителя заставили дышать в трубку сильнее.
При повторном тестировании прибор показал более высокое содержание алкоголя, потому что водителя заставили дышать в трубку сильнее.


После этого отправляемся в Дружинино. Небольшой населённый пункт — время уже далеко за полночь, машин на дороге практически нет. Двумя экипажами минут за 15 проезжаем весь посёлок. Проверяем нескольких водителей — все трезвые. Тут тишина — можно уезжать.


Вдруг где-то вдалеке видим синий огонёк — будто пешеход подсвечивает фонариком себе путь. Приближаемся, а это мужик на мопеде едет. Просим его остановиться, но он проезжает мимо, затем объезжает второй патрульный автомобиль. Делает это так неуверенно. Погоня!


Длится она совсем недолго — на мопеде уехать от патрульной машины сложно, да и равновесие держать на нём выпившему человеку непросто. Так что через пару минут мужик, который пытался удрать по просёлочной дороге, падает, сверху его накрывает мопед, а через полминуты за спиной защёлкиваются наручники. Посмотрите видео — оно куда более красноречиво говорит о его состоянии. Отмечу, что задержанному 42 года. Я бы дал ему далеко за 50.



Отвозим его на пост ДПС и уезжаем в Нижние Серги. Время уже идёт к четырём утра.


— Вот ловите вы их, ловите, а они снова садятся пьяными за руль. Какая-то борьба без смысла, — затеваю я философскую беседу о смыслах.


— Ты не прав. Понятно, что кто-то продолжает пить. Но ведь пьяных за рулём реально стало меньше. Ещё год назад мы во время таких операций ловили куда больше, — парирует Никита.


— Смысл точно есть. А как иначе бороться с такими людьми, кроме вот таких спецопераций? — говорит Эмиль.


Ему всего 23. В ГИБДД работает полтора года. И видно, что делает это с удовольствием. К примеру, на эту ночную спецоперацию он вышел из отпуска. Просто людей не хватает — сейчас в Нижних Сергах недобор 14 инспекторов, а это семь экипажей.


Эмиль полтора года служит в ГИБДД. Пока он сержант, но рассчитывает в скором времени получить офицерское звание. Классный мужик!
Эмиль полтора года служит в ГИБДД. Пока он сержант, но рассчитывает в скором времени получить офицерское звание. Классный мужик!


Последним «клиентом» стал совершенно невменяемый парень — тот самый, о котором я писал в начале текста.


— После четырёх утра попадаются только такие тяжёлые случаи. Никто же не будет пить до утра одну бутылочку пива, а потом садиться за руль, — делится опытом Максим Едрышов.



В итоге — четыре пьяных, один из которых «повторный», плюс поймали одного парня без прав, которого ранее лишили за пьянку. Это всё равно очень много. В этот день по всей области задержали 62 нетрезвых водителей.


Домой я вернулся к семи утра, а в девять меня остановили гаишники. «Стоп-контроль». Теперь я на эту спецоперацию смотрю другими глазами.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Там мы постим самые важные новости и тексты.