Девушка попросила не фотографировать её анфас и изменить имя, чтобы те, за кем она следит, её не узнали
Девушка попросила не фотографировать её анфас и изменить имя, чтобы те, за кем она следит, её не узнали

В 25 лет екатеринбурженка Александра (имя изменено по просьбе героини публикации) поняла, что ей надоело работать администратором в ночном клубе, и решила стать частным детективом. Вот так просто — почему бы и нет? Обзвонила все детективные агентства в городе и сходила на собеседования. Говорит, её туда приглашали, «чтобы постебаться»: ни опыта, ни связей у девушки не было. Зато были женская хитрость, любопытство и умение располагать к себе людей. С тех пор прошло 5 лет — Александра успешно работает детективом и не собирается останавливаться. О том, с чем ей приходится сталкиваться на работе, девушка рассказала в интервью E1.RU.


— Официально в Екатеринбурге зарегистрировано около пары десятков детективных агентств. Этой деятельностью могут заниматься только люди с лицензией — те, кто отслужил в органах и прошел проверку. Но есть дополнительные услуги, которые лицензии не требуют, ими я как помощник детектива и занимаюсь.


— Каким было твоё первое задание?


— Когда я только пришла в агентство, я вообще ничего не знала про эту деятельность. Но я говорю на собеседовании: «У вас ведь наверняка есть дела, в которых нужна девичья помощь. С каким-то мужчиной познакомиться, что-то узнать. Ведь вы же все мужики, вы не сможете!», они: «Ну да, у нас бывает такое…» Моё первое дело было как раз с этим связано. Клиентка попросила установить, принимает ли её сын наркотики. А владелец агентства — 35-летний мужчина. Как он узнает это, как найдёт подход к 18-летнему мальчику? Ну ведь совсем никак! А я сразу говорю: «Давайте фамилию, имя, сейчас я познакомлюсь с ним во «ВКонтакте», схожу на свиданку и всё узнаю. Всё же просто!» Так и было. На всё задание у меня ушло пять дней. Это было несложно и интересно. Мне кажется, у любой девочки в генах это сидит. Выяснилось, что мальчик на самом деле употреблял наркотики, и даже удалось найти тех, у кого он их покупал, сдать.


Александра — молодая симпатичная девушка, которая может узнать всю информацию, которую скрывают неверные мужья
Александра — молодая симпатичная девушка, которая может узнать всю информацию, которую скрывают неверные мужья


— А чем ещё занимаешься? С какими просьбами обращаются?


— Большинство детективов занимаются досудебным сбором информации, к ним обращаются адвокаты с просьбой что-то разузнать. Серьёзные агентства раскрывают большие преступления, на которые у полиции может не хватить ресурсов, времени, ещё чего-то. Заинтересованные люди готовы платить большие деньги.


— А сколько это стоит?


— Узнать, употребляет мальчик наркотики или нет, обошлось его маме в 50 тысяч рублей за неделю работы. Постоянное наблюдение стоит примерно от 12 тысяч в день. Бывают обращения, которые решаются за один вечер, один день или одну ночь. Это к вопросу о том, кто чем занимается. Мне интересна социальная сфера, бытовые дела — установить верность или неверность партнёра, местонахождение человека и что-то подобное.


— Это не является вторжением в личную жизнь?


— Мы не выходим за рамки закона, за любое вторжение в личную жизнь могут привлечь. Но если ты знакомишься с человеком, он сам тебе всё рассказывает, то это уже другое дело. Нужно всего лишь организовать момент этого знакомства. Поэтому любой неверный человек рискует нарваться на симпатичную девушку или симпатичного мужчину, который спровоцирует и проверит его.


Во время интервью детектив попросила снимать её только боком или со спины
Во время интервью детектив попросила снимать её только боком или со спины


— Расскажи немного про процесс. Как это происходит?


— Однажды к нам обратился мужчина, который заподозрил, что его жена закрутила роман со своим фитнес-инструктором, попросил выявить, есть ли у них какая-то связь. Мы припарковались у фитнес-центра, стали ждать, когда она выйдет, чтобы увидеть, будут у них какие-то контакты или нет. Так мы наблюдали несколько дней, но ничего такого не видели, она выходила одна, садилась в машину и уезжала. Но у мужа всё равно были основательные подозрения. Тогда мы буквально поселились во дворе у инструктора, в течение месяца наблюдали за тем, что там происходит. Тоже ничего.


В конце концов женщина отпросилась у мужа на вечеринку со своими подружками. Мы забронировали столик в том же ресторане, часа два сидели рядом с их компанией, пили коктейли, всё было пристойно… А в какой-то момент эта женщина просто срывается с места, хватает шубу в гардеробе и выбегает на улицу. Мы тоже соскочили с мест, выбежали за ней и увидели, как она садится в машину к этому инструктору. Проехали за ними по ночному городу и увидели, что они заходят к нему домой. Это всё было очень быстро, мы не успели ничего зафиксировать.


Звоним мужу, говорим: «Вы хотели получить информацию — ваша жена сейчас дома у фитнес-инструктора. Хотите — приезжайте, разбирайтесь!», но мужчина сказал, что ему этого достаточно, никуда он не поедет, попросил только всё-таки сфотографировать их вместе. Когда они вышли из подъезда, не оставалось выбора, кроме как просто сфотографировать их «лоб в лоб». Я сидела в машине, направляла телефон на них, а ногу держала на педали газа. Метра за три они меня увидели, встали, как вкопанные, а я их сняла и быстро уехала.


— Съёмка тоже не считается вторжением в личную жизнь?


— Фотографировать можно кого угодно на улице, это не запрещено.


— А установка каких-нибудь жучков или видеокамер в квартире или машине — такое было?


— Такое было, и это законно, если они устанавливаются у владельца помещения или транспортного средства. Например, есть большой выбор GPS-трекеров, которые можно поставить в автомобили. Это небольшая коробочка, которую можно прикрепить к корпусу, например, на днище. Некоторые детективы ими пользуются, чтобы отслеживать, где их «объект».


Во время наблюдения за «объектом» Александра может провести в машине во дворе целый день
Во время наблюдения за «объектом» Александра может провести в машине во дворе целый день


— Как сделать так, чтобы вас не заметили?


— Во-первых, мы очень осторожны, во-вторых, город большой, людей много, человек не замечает, что происходит вокруг. Он занят своими делами и мыслями, особенно, если он делает что-то не по совести. Здесь тонкая психология, мой бывший шеф научил меня, как себя вести, на что обращать внимание. Но ещё раз говорю — девочкам с этим проще, у нас это в крови. Бывают случаи, когда идёт сбор информации о человеке в течение полугода. За это время мы уже знаем всё о нём: во сколько он выходит из дома, в какой магазин ходит, что пьёт, всех его друзей — а человек ничего не замечает. Город большой, людей много, одежда меняется. На дороге мы держим дистанцию, а поток машин большой.


— Бывали случаи, когда кто-то замечал слежку?


— Один раз к нам обратилась женщина, которая подозревала своего мужа в измене. Они оба нерусские, их менталитет нам был непонятен, и мы их обоих просто недооценили. Мы подозреваем, что она нас сама ему сдала, чтобы не платить деньги. Через три дня наблюдения он подошёл к моей машине, постучал в окно, начал агрессивно говорить: «Что вы за мной ходите, что вы смотрите?» А я в этот момент видела его боковым зрением, но даже не смотрела на него в упор, сидела в телефоне. Я, конечно, сделала вид, что ничего не понимаю. Его жена нам потом не заплатила, не брала трубки.


Инструменты частного детектива — камера и диктофон в телефоне
Инструменты частного детектива — камера и диктофон в телефоне


— А что самое сложное?


— Например, сложно бывает придумать, как познакомиться с мужчиной, у которого потом надо достать информацию. Может быть тысяча вариантов. Вплоть до того, что идёшь по тротуару рядом с ним, спотыкаешься, падаешь, роняешь телефон, просишь помочь, завязывается разговор… Или был случай, когда мужчина гулял по парку и разговаривал с кем-то по телефону, а я уже не знала, что придумать, чтобы привлечь его внимание. В итоге просто подошла напрямую, перебила его и попросила сфотографировать меня с каким-то деревом. Он говорит: «Да-да, конечно!», в этот момент я незаметно выключаю телефон и говорю: «Ой, как же так, телефон сел! А вы не могли бы сфотографировать на свой и мне отправить?», он соглашается, я диктую ему номер, а потом у нас просто завязывается переписка. Таких случаев много. Это интересно. В этой работе я не знаю, где я окажусь завтра — в ресторане, парке, на детской площадке или вообще в другой стране.


— От каких дел вы отказываетесь?


— Когда какой-то криминал. Однажды к нам обратился мужчина из Перми, попросил понаблюдать за человеком, но с маленькой оговоркой: человек агрессивен, носит с собой холодное оружие, в случае обнаружения слежки может неадекватно отреагировать. Позвонили и говорят: «Есть у вас крепкие молодые люди?», мы взяли паузу, проверили всё, и оказалось, что сам потенциальный заказчик был судим по серьёзным статьям. Налицо какой-то криминал — мы за это браться не стали.


Откровенный криминал детективы не берут
Откровенный криминал детективы не берут


— Правда ли, что всю информацию о человеке можно найти в открытых источниках?


— Что касается девочек, которые любят выкладывать всё в соцсети, ставить геотеги, — да. Вплоть до того, что мы однажды наблюдали за девочкой, а она неожиданно сменила место жительства. Мы вычислили её новую квартиру по фотографиям во «ВКонтакте» и Instagram.


— Вообще ничего не скрыть!


— Да, и всё это, конечно, сказывается на жизни. У моих коллег просто параноидный синдром, они беспокоятся по любому поводу. Например, встречаемся в кафе с клиентами, обсуждаем дела, и вдруг коллега замечает, что на втором этаже уже давно стоит мужчина и никуда не уходит: «Вдруг он нас палит?» Начинается паранойя, для обычного человека это, конечно, очень странно. А когда я звонила в одно из агентств, чтобы устроиться на работу, то его владелец мне сразу сказал: «Нет, нет, нам никто не нужен!», а на следующий день перезвонил и позвал на собеседование. Как он мне потом рассказал, он проверил меня — не подставной ли я человек, кто я вообще.


Всю информацию о человеке можно найти в открытых источниках
Всю информацию о человеке можно найти в открытых источниках


— Как твои родители, друзья отреагировали на твоё занятие этим?


— Мой молодой человек был против того, чтобы я постоянно занималась этой деятельностью. У нас бывают опасные задания — например, встретиться с кем-то на Уралмаше в 11 часов вечера. Поэтому я перешла на более «лайтовые» задания — когда надо собрать информацию, сделать так, чтоб человек сам что-то рассказал. А маме было не привыкать — со мной постоянно происходят всякие опасные вещи. Например, когда я работала администратором в клубе, мы проводили рок-концерты и часто привлекали внимание правоохранительных органов. Группу «Гражданская оборона» подозревали в экстремизме, во время концерта приходили ОМОНовцы, задерживали всех, везли в отделение, устраивали допрос на 2,5 часа. Я звонила маме: «Нас тут на работе задержали, пока не отпускают. Я в отделении, буду дома позже».


— Кто-то из известных людей обращался к вам?


— Да, и всё ещё мы над ними работаем. Это тоже измена, причём совершенно бессмысленная. Человек изменяет, но совершенно без эмоций, непонятно, зачем ему это надо. Мы просто берёмся за голову: «Господи, ну почему ты так делаешь? Зачем?»


— Не скажете, кто это?


— Нет. Но это очень крупный человек. Вообще, когда на это всё насмотришься, кажется, что изменяют вообще все. Придумывают миллион уловок, которые выглядят правдиво, а на деле человек врёт. Это немного разочаровывает. Зато я точно знаю, что мой молодой человек не обманывает меня.