Праздничный вагончик полиции
Праздничный вагончик полиции

«Мужчину в куртке с орлом на груди не пускать», — раздаётся в рации одного из полицейских, сидящих в тесном вагончике в ледовом городке. Здесь сотрудники ППС отдыхают между патрулированием, а мы зашли за час до боя курантов — встретить Новый год с теми, кто следит, чтобы Екатеринбург отметил праздник без потерь, и пьёт вместо шампанского кофе из пластиковых стаканчиков.


— Наряды передают друг другу информацию, — поясняет командир взвода полка ППС Константин Банников про «мужчину с орлом». — Этого парня на одном входе не пустили, он пойдёт к другому, поэтому наряды предупреждают друг друга.


Здесь же, в вагончике с надписью «Полиция», организована «камера» — огороженный решёткой угол со скамьёй, на ней сидят двое мигрантов. У одного не оказалось документов, другой нарушил правила пребывания на территории страны. Ждут оформления.


Выходим с Константином на воздух, на площади 1905 года толпа. В эту ночь здесь работает 20 полицейских, в основном, патрульно-постовая служба, но есть и инспектор по делам несовершеннолетних, и участковый. По два человека дежурят на каждом из трёх входов (час работают, полчаса отдыхают), остальные ходят по самому городку. Заступили в 19:30, разойдутся после закрытия городка — ориентировочно в 5 утра.


Сотрудники смотрят, чтобы на территории городка не было пьяных
Сотрудники смотрят, чтобы на территории городка не было пьяных


Константину Банникову часто приходится работать в новогоднюю ночь. А вообще его рота специализируется на охране массовых мероприятий — праздников, спортивных матчей, митингов
Константину Банникову часто приходится работать в новогоднюю ночь. А вообще его рота специализируется на охране массовых мероприятий — праздников, спортивных матчей, митингов


— Основная задача — досмотр граждан, входящих на территорию, — говорит Константин. — Не допускаются люди в состоянии алкогольного опьянения. Но за всеми не уследишь: он зашёл немножко датенький, по дороге его раскумарило, начал вести себя неадекватно. Вот за этим уже следят патрули. Сегодня праздник, стараемся никого не оформлять, а ограничиваться профилактической беседой и выпроваживать. Но это не касается особо непонятливых или тех, кто совершает серьёзные административные правонарушения.


До тех двух парней, которых мы застали в «камере», полицейские оформили ещё одного — за то, что был пьян и громко ругался. В остальном вечер пока спокойный.


— Каждый раз по-разному проходит новогодняя ночь. В прошлом году было больше людей — лазерное шоу, проецировалось изображение Владимира Владимировича, когда он речь говорил, была сцена, после салюта началась дискотека. В этот раз по-другому, людей меньше.


— А вы часто работаете в новогоднюю ночь?


— Да, получается часто. У нас ограниченное количество людей, которые ходят старшими на мероприятия, и я один из них. Жена тоже полицейский, поэтому относится с пониманием. Да и мы не пьём, спортом занимаемся, вот завтра с утра высплюсь и поеду на лыжах кататься.


Полицейские проверяют людей на входах
Полицейские проверяют людей на входах


Крутим пьяных и выписываем штрафы: новогодняя ночь с нарядом полиции в ледовом городке (видео, фото)


Делаем круг по городку и возвращаемся в вагончик. В это же время один из патрулирующих заводит туда парня.


— Проверьте его очень хорошо, бегает, ребёнка сбил, тот ударился аж. На горках мешает. Пускай посидит у вас, — говорит он.


У парня, мигранта, не оказывается документов — «забрали на проверку до 11-го числа» — и ему выписывают штраф.


Дверь вагончика открывается, на пороге мужчина.


— Здравствуйте, извините, мне сказали, что здесь знают, во сколько будет салют, — осторожно говорит он.


— Нет, не знаем.


— Понятно, пошутили.


— У нас тут справочное бюро, — шутят полицейские. На улице у людей в форме то и дело спрашивают, где здесь туалеты. Они не ленятся показывать страждущим нужное направление.


— Тут вообще по всем вопросам идут к нам, — замечает Константин. — Про салют, про туалет, телефон зарядить просят. Мы по мере возможности помогаем даже тем, что не в нашей компетенции. Если не можем, отправляем в администрацию.


У Анастасии это первое новогоднее дежурство, в полиции она работает чуть больше года
У Анастасии это первое новогоднее дежурство, в полиции она работает чуть больше года


— А какие основные нарушения здесь бывают?


— В основном пьяные драки, раньше их вообще много было, сейчас меньше. Самое страшное, что помню — года четыре назад мужик перепил и начал сам себя кусать до крови. Нормально покусал так. Больше я тут таких экшенов не видел. А ещё в прошлом году громкая связь не замолкала — каждые 5 минут «ищем Васю, Петю, Ваню». Мама сверху с горки ребёнка отправила, папа внизу немножко проморгал — и всё. Но всех нашли, без вести пропавших не было.


До Нового года уже совсем немного, подхожу к инспектору по делам несовершеннолетних, она дежурит в новогоднюю ночь уже 15 лет подряд. Хочется, говорит, с детьми, с семьёй побыть, но такая работа.


Её коллега-мужчина добавляет, что уже 4 года не отмечает Новый год, потому что работает:


— Так что наплевать на него — праздник, не праздник.


— Мужикам-то ладно — пришёл, у тебя всё наготовлено, — парирует инспектор ПДН.


Во время перерыва полицейские обсуждают зарплаты — повысят или нет в следующем году? А то вот вроде повысили, но только оклад и всего на 4 %, копейки.


Крутим пьяных и выписываем штрафы: новогодняя ночь с нарядом полиции в ледовом городке (видео, фото)


Вокруг шум, смех, вспышки бенгальских огней — праздник просто в воздухе.


— Ну а у вас есть новогоднее настроение? — спрашиваю участкового.


— Был бы не на службе, тогда бы радовался. Всё равно дома надо с семьёй, а не здесь.


— А семья как относится, что вы тут?


— Да привыкли уже.


Где-то вдалеке слышна праздничная речь президента, бой курантов и все кричат «Ура!»


«Внимание, наряд! С Новым годом!» — раздаётся в рации участкового.


Праздничный салют
Праздничный салют


Народ начинает потихоньку расходиться, на одном из выходов сносят ограждение, по периметру на ледяных бортиках выстраиваются в ряды бутылки с алкоголем, но пить тут нельзя, и полицейские идут «закрывать бары».


— До 12 часов тут были в основном мигранты, которым больше негде отмечать Новый год. Часа в два начнётся вторая волна, придут те, кто праздновал дома. А к утру, когда иллюминация выключится, городок опустеет. Смотрели «Ходячих мертвецов»? Свет притягивает, реально, все сюда идут. А как погаснет — разойдутся, — улыбается Константин.


Когда кажется, что ничего особенного больше не произойдёт, начинается тот самый экшен. Трое парней, проходя мимо (по тротуару за пределами городка), матерятся в сторону полицейских.


— Держи, держи их! — кричит коллегам сотрудник, с которым мы только что разговаривали.


Парни бросаются наутёк, мой собеседник перемахивает через ледяное ограждение и бежит на подмогу, к погоне подключаются несколько полицейских и даже гаишник, дежуривший неподалёку. Хулиганов крутят и ведут в вагончик.



— Что теперь им будет? — спрашиваю начальника отдела охраны общественного порядка городской полиции Александра Кашигина.


— Они выражались нецензурной бранью в отношении сотрудников полиции, а потом оказали неповиновение, побежали. Сейчас административные материалы соберём и в дежурку повезём. А там уже как судья решит — либо штраф, либо административный арест.


Минут через 30 меня приглашают расписаться в протоколах как понятую. Глаз зацепляется за дату — 01.01.2018 года. Год начался.