У Юлии забрали приемных мальчиков в прошлом году
У Юлии забрали приемных мальчиков в прошлом году

Уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков прокомментировал ситуацию с екатеринбурженкой Юлией Савиновских, удалившей грудь. Женщина пытается вернуть детей, которых у неё отняли после того, как стало известно про операцию, но вместо этого получает всё новые обвинения.


Последнее негодование общественности вызвало решение Орджоникидзевского суда Екатеринбурга. Как рассказывал адвокат Юлии Алексей Бушмаков, из поведения Савиновских судья усмотрел, «что она ведёт себя как мужчина: позиционировала себя в Сети как мужчина, вела Instagram от имени мужчины, отсюда у неё мужской тип поведения, и она фактически является мужчиной». Но целиком это решение изучить не удалось: заседание проходило в закрытом режиме. Адвокат обнародовал лишь отрывки.


Как рассказал Е1.RU Игорь Мороков, который ознакомился с решением, суд «очень комплексно подошел к этой теме».


— Можно сколько угодно об этом говорить, обсуждать ту или иную позицию, но ситуация вошла в правовую плоскость, — поделился с E1.RU детский омбудсмен. — Мы — люди государевы, и сегодня любые наши действия могут расцениваться как вмешательство в действия суда. Я достаточно серьёзно изучал эту тему, и, в соответствии с теми документами, которые я видел, суд очень комплексно подошёл, очень серьёзно, учитывая резонансную ситуацию вокруг этого дела. Очень много разговоров, но Юлия никому ни разу не показала решение суда. А там всё чёрным по белому объяснено. Да, я ознакомился с этим документом, но я просто не имею права без разрешения участников какие-то элементарные вещи рассказывать.


Пара воспитывала троих родных детей и ещё над двумя малышами они оформили опеку
Пара воспитывала троих родных детей и ещё над двумя малышами они оформили опеку


По его мнению, то, на чем основывалось решение суда, не было опубликовано, поэтому ошибочно судить по вырванным из контекста отрывкам:


— При всём уважении к адвокату, там акцентируется внимание не на том, на чём акцентирует своё решение суд. Там, на мой взгляд, у суда были основания. У Юлии, конечно, есть право на апелляцию и так далее... Выскажу своё суждение, оно не подкреплено серьёзными документами, но их просто нет. Очень мало кто думает о детях — или думает поверхностно. Я со специалистами говорил, из области психиатрии, психологии. Что сейчас в головёнках у этих пацанят? Мама вчера была такая, с какими-то объёмными формами. Завтра пришёл другой человек. Откуда мы знаем, какая модель у детей в голове-то сложилась? Не знаем? Не знаем! Это очень серьёзная тема в первую очередь для специалистов, для обсуждения. А не орать тут, бегать и кричать.


Выдержка из мотивированного решения суда
Выдержка из мотивированного решения суда


По словам детского омбудсмена, Юлия приходила к нему еще в самом начале этой истории, он участвовал с ней в телепередаче.


— У меня вопросов к ней как к маме нет. Я и с ребятами встречался, в центре помощи семье и детям, в реабилитационном, где они находятся. И ни у кого нет к ней вопросов, честное слово — ни у педагогов, ни у докторов, и я об этом везде говорю. Но здесь всё намного глубже, правда. При всём уважении к Юле — упорная, молодец, идёт, простите, «как танк» — и это нормально. Свою правоту надо отстаивать, защищать, это её право — показывать или не показывать, что там написано. Но, кто бы ни приезжал, никто не видел этого решения суда. И Общественная палата Российской федерации — они приезжали, просили это решение суда у оппонентов, у органов опеки. Понятно, те без разрешения никому ничего не передали — и совершенно правы с точки зрения правовой, морально-этической.


Это многоаспектная, такая глубокая тема. В неё очень аккуратно нужно заходить. Кричать об этом на всех углах не надо. Всё равно это влияет на детей, вся эта шумиха. Хоть все и говорят «да, они маленькие, не понимают». Они, может, сказать чего-то не могут, но модель, формат у них складывается. Мы не знаем последствий, они могут быть очень сильно отложены для детей. На сегодняшний день улыбаются, пляшут, всё замечательно. Мы не знаем, когда это «стрельнет». Не стрельнет — слава богу! Люди не исключают, что это всё равно повлияет, отложится. Это очень серьёзное исследование. На Западе, наверное, есть, там эта тема пошире развита. У нас я не встречал. Хочется разобраться.


О своей истории Юлия подробно рассказывала в интервью E1.RU. После публикаций в СМИ проверку организовал Следственный комитет, а Юлия Савиновских побывала на передаче «Пусть говорят» на Первом канале. Женщина написала жалобу в Министерство социальной политики на действия сотрудников опеки, но там не нашли никаких нарушений. Тогда Юлия и её муж подали в суд на органы опеки.


Ранее мы писали, что в декабре областной суд отменил решение о том, что детей Юлии Савиновских забрали из семьи законно. Дело будет отправлено на пересмотр. Свое расследование скандальной истории вели также в Общественной палате России, после чего рекомендовали вернуть детей екатеринбурженке.


Недавно Юлия и её муж были в студии у Ксении Собчак, где в откровенном интервью рассказали о своей личной жизни.


Вернуть детей Юлии Савиновских Орджоникидзевский суд отказался. Судья пришёл к выводу, что раз Юлия Савиновских удалила грудь и ведёт себя в Сети как мужчина (она вела анонимный блог от имени трансгендера), то она живёт в однополом браке, а в такой семье детей воспитывать нельзя. Уже после решения суда пришли результаты психологической экспертизы. В ней говорится, что у женщины нет психических отклонений, которые бы мешали ей заботиться о детях или которые могли бы влиять на детей негативно.