5 декабря суббота
СЕЙЧАС -10°С

"Отдых на дремучем уровне": что ждёт туристов в Крыму этим летом

Корреспондент E1.RU привезла с полуострова подробный репортаж о плюсах и минусах местного отдыха.

Поделиться

"Отдых на дремучем уровне", – так на днях оценил качество туристического сервиса в Крыму российский премьер-министр Дмитрий Медведев.

– Не скрою, я даже со своими знакомыми разговариваю, далеко не все они приезжают с положительными эмоциями именно из-за качества обслуживания, – заявил он. – Потому что оно такое, скажем, остается ещё даже не российское. Я не говорю, что это должно быть на современном международном уровне, но оно даже не российское.

Наш внештатный корреспондент, на днях вернувшийся из Крыма, подтверждает: премьер не преувеличивает. Там ещё есть над чем работать (мягко говоря). Этот горячий репортаж правительство Медведева может использовать как памятку для чиновников: с чего начать строить рай для туристов на полуострове. А вы – как инструкцию, к чему быть готовым, если этим летом соберётесь в Крым-наш.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

О погоде

В этом году весна пришла на Крымский полуостров поздно, и на майские праздники самый патриотический курорт бывшего СНГ встретил своих гостей достаточно прохладной погодой. В первые недели мая температура воздуха очень редко приближалась к 18–20 градусам, море постепенно нагревалось от +8 градусов в день нашего приезда до +15 к середине мая, обильно снабжая посёлки южного берега густым белым туманом, который очень напоминал "дымок" над чашкой с кипятильником.

– Вот дождь пройдёт, и погода наладится, – утешали отдыхающих местные жители.

– Туман – это потому что море нагревается, – как-то особенно протянув "о" в слове "море", сказала мне продавщица в местной лавке, торгующая шлёпанцами и плавками. Судя по ассортименту и количеству товара в её закутке, можно с легкостью сделать вывод о том, что она уже подготовилась к нагретому Чёрному морю и потоку туристов, которые этим летом приедут в Крым. Перед нашим отъездом прошёл основательный дождь, и действительно стало заметно теплее. Так что с приметами крымчане нас не обманули.

Дорога и аэропорт

Забегая вперёд и стараясь избегать слишком полярных оценок происходящих в Крыму перемен, стоит отметить, что дорога до Крыма и в этом сезоне станет основной проблемой для гостей полуострова. Большинство приехавших на машинах с номерами из российских регионов при слове "переправа" закатывали глаза и говорили примерно одно и то же – шторм, ждали долго, машин много (это в майские праздники, а значит, и в сезон будет так же).

Если же говорить об аэропорте Симферополя, то при всех замечаниях к его работе при уже сейчас огромной загрузке, можно отметить одно несомненное положительное свойство: если отдых в Крыму вам понравится настолько, что захочется здесь остаться, то аэропорт не позволит вам поддаться этой идее. Здесь, скорее всего, захочется только одного – как можно быстрее попасть домой и приехать в следующий раз, когда все строительные и организационные работы будут завершены, а возможности аэропорта будут соответствовать возложенным на него обязанностям по доставке основного потока туристов в Крым.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

29 апреля мы улетали из Екатеринбурга "Уральскими авиалиниями". Это был полупустой утренний Кольцово, 5-минутная задержка вылета, чистенький Airbus, сравнительно неплохое питание на борту, почти полный самолёт. На протяжении последних трёх лет с тех пор, как наша семья стала вновь ездить в Крым, нашими соседями в самолёте каждый раз оказывались крымчане. На этот раз рядом со мной сидела жительница Тюмени, родившаяся в Крыму. Она летела в Крым с единственной целью – привезти в Феодосию лекарство для своей матери, которая накануне попала в больницу с инсультом.

– Это же Крым, сами понимаете, там медицины никакой нет, лекарства хорошие не достать, – вздыхала моя соседка. Я, как могла, её утешала, но по существу, честно признаюсь, не знала, что ей сказать… Когда самолёт приземлился, я от всей души пожелала маме крепкого здоровья, и мы расстались.

Собственно, на выходе из самолёта всё благостное настроение у пассажиров нашего рейса пропало. Как раз во время нашего полета произошло очередное "телефонное минирование" аэропорта в Симферополе, его закрывали, а когда нас высадили – хаоса было ещё больше, чем в любой другой день. 2 ленты выдачи багажа на все рейсы, которые садились каждые 5–10 минут, без каких-либо опознавательных знаков над ними, огромная толпа, уставшие дети, нервные взрослые. Примерно через час после посадки мы-таки достигли встречающего нас знакомого таксиста. Он весело подхватил наши чемоданы и также весело сообщил – "а у нас тут минирование было!". Тут стало окончательно ясно, что спокойного и малолюдного Крыма образца лета 2014-го в этом году у нас, увы, не случится.

Потом мы очень долго выбирались из аэропорта, под Алуштой вообще встали и простояли на перекрытой дороге часа полтора. Мимо нас проносились чёрные джипы с мигалками, прошла колонна военной техники… Я пыталась сфотографировать происходящее, но меня вежливо отправили в машину. Нашей конечной цели – санатория около Ласточкиного гнезда – мы достигли уже ближе к вечеру. Здесь, к счастью, всё было почти по-старому. Мы шли по парку и, вдыхая воздух старинного парка со знакомыми сладковатыми ароматами хвои и кипарисов, старались забыть, как мы сюда добирались.

Когда через две с небольшим недели мы возвращались домой в Екатеринбург, сложнее всего мне было проститься как раз с этим крымским воздухом и с мыслью о том, что маки и розы зацветут уже без нас. Но здесь неоценимую помощь мне оказал всё тот же старый знакомый – аэропорт города Симферополь. Доехав до него из Гаспры примерно за 2 часа (на этот раз мы простояли в Ялте, где из-за ДТП была перекрыта дорога) и обнаружив, что регистрация на наш рейс уже началась (хотя до вылета оставалось тоже примерно часа два), мы были несказанно рады тому, что дом уже где-то близко.

Как раз накануне нашего отъезда по всем центральным каналам демонстрировалось то, как идёт реконструкция здания аэропорта. Это невозможно не заметить – терминал В, в котором регистрируют пассажиров "Уральских авиалиний", по сравнению с прошлым летом изменился очень сильно: его расширили, сделали новый вход, несколько пунктов досмотра на входе (здесь, кстати, есть свой "лежачий полицейский" – без намордника). Стоек регистрации стало больше. Правда, в сам терминал удалось зайти с трудом – прямо у входа стояли 2 грузовика, из них выгружали рамы, стёкла, мебель, тут же всё это монтировалось. "Лежачий полицейский" вставал и проверял каждый шкафчик.

А вот зал вылета пока почти не изменился, точнее, не изменился он совсем. Но намного жёстче по сравнению с прошлыми годами стал происходить досмотр перед полётом – пришлось доставать даже маленькую бутылочку с водой для ребёнка, которую нам оставили только с условием, если мы её выпьем "до самолета". Информационное оповещение в этом зале почти не работает: вместо него в зал, где своих рейсов ждут несколько сотен человек, вышла девушка и объявила номер выхода на посадку. После этого она выходила ещё несколько раз, называя фамилии пассажиров, которым надо было срочно пройти в самолёт. И, удивительно, но каждый раз кто-то вставал и шёл на выход. Имейте это ввиду – чтобы вдруг не задержаться на крымской земле.

После выхода из зала мы попали в подобие "накопителя", на этот раз уже только для нашего рейса – на свежем воздухе, за забором из проволоки, который отделял его от лётного поля. Ворота в этот накопитель были закрыты на замок, с полчаса мы стояли там под весьма холодным и сильным ветром и ждали, когда за нами приедет автобус. После основательного досмотра автобуса (!!!) сотрудник службы безопасности достал ключ и выпустил нас "на волю". И мы бы улетели, и даже бы не смеялись и не расстраивались, но когда наш самолёт уже направлялся в сторону ВПП, он внезапно остановился, с каким-то зловещим металлическим хихиканьем к нему снова присоединился тягач, и в полной тишине нас "пришвартовали" обратно к терминалу. А когда самолёт остановился, стюардесса объявила, что к нам на борт случайно попал "московский пассажир" и его багаж. Совершенно непонятно, как пассажира с совершенно другого рейса зарегистрировали на наш, как в самолёт загрузили его чемоданы и как он сам прошёл на посадку не в свой самолёт. Примерно за полчаса "гостя" высадили, выгрузили его багаж и по-ле-те-ли!

Урок из этой истории может быть только один: несмотря на онлайн-регистрацию, электронный билет и прочие современные технологии, вылетая из Симферополя, всё-таки сами проверяйте, что написано в ваших посадочных талонах, включая номер рейса. Это сбережёт Ваше время и нервы. И ещё один совет выезжающим на отдых – не рассчитывайте время в пути из аэропорта и до него по прошлогоднему опыту или по километражу. Дороги на Южном берегу достаточно узкие, нагрузка на них этим летом будет большая… Заторы, перекрытия, "минирования", возросшая активность полиции могут запросто нарушить ваши планы.

Кстати, для поклонников ретро и просто всех любителей Крыма: от аэропорта Симферополя до Ялты спустя много лет снова стал ходить знаменитый крымский троллейбус. Это в дополнение к маршруткам и такси, которое, как и прежде, выгоднее заказывать заранее – в том числе и по интернету. Мы из Гаспры до аэропорта доехали за 1 700 рублей. Говорят, что в этом году это дёшево.

Состояние дорог на Южном берегу Крыма можно сравнить с обычными уральскими дорогами. Может быть, у них выбоин чуть меньше, или просто в Крыму меньше дождей, а потому на дорогах нет таких больших луж. Зато есть обвалы. Пару месяцев назад горной породой завалило так называемую "нижнюю дорогу" в районе Ливадии, проезд там закрыт по сей день. Местные жители возмущаются, туристов со стороны Ласточкиного гнезда, Мисхора и близлежащих посёлков в Ливадию возят только с заездом через Ялту, ну а таксисты в сплошной прибыли. А власти тем временем открыли в Ливадии очередной памятник Николаю II. Относиться к этому можно как угодно, но то, что "Крым – наш!", после таких наблюдений уже просто не подлежит обсуждению.

Ребрендинг по-крымски

Будьте внимательны и осторожны, если вы выбрали местом своего отдыха санаторий, который в этом году настигло переименование. Самолично утешала двух пенсионерок, которых таксист из аэропорта доставил в санаторий "Южный" в Форосе вместо санатория "Южный" в Гаспре. Пенсионеркам ребрендинг санатория "Днепр" в "Южный" (непонятно, кому помешало старое название) обошёлся в 2 тысячи рублей, которые с них попросили за увлекательную вечернюю поездку из Фороса в Гаспру.

Расположенный рядом с бывшим "Днепром" санаторий "Украина" получил новое название с более широким значением – "Родина". В свою очередь Ялта лишилась знаменитого санатория "Россия" – он стал называться "Руссия". Теперь на Южном берегу есть 2 санатория "Ай-Петри" – в Мисхоре и в Партените (здесь это бывший, ныне национализированный ЛОК "Айвазовское"). Санаторий "Зори Украины", безусловно, стал санаторием "Зори России". И можно было бы этому только порадоваться, только вот пенсионерок, впервые приехавших в Крым, всё равно жалко.

Карточный сервис

Три года назад мне удалось ещё в украинском Крыму оплатить полную стоимость проживания в отеле на его рецепции своей сбербанковской картой. Сегодня подобное действо можно смело считать утопией – безнал в Крыму не работает практически нигде. Самая надёжная карта в плане возможности снятия с неё наличных – это карта ПРО100, выпущенная Российским национальным коммерческим банком (РНКБ). Банкоматы того же РНКБ далеко не всегда принимают карту ПРО100 Сбербанка. Да и мало их к тому же, особенно если отдыхать не в большом городе, а в посёлке. Поэтому пока остаётся старый дедовский способ – "всё своё везу с собой", а дальше по мере фантазии – от сейфа в отеле до кармана в трусах – всё к Вашим услугам. О случаях краж и воровства в Крыму ни в этом году, ни в прошлом лично я ничего не слышала. Но определённую осторожность, безусловно, всё же соблюдать стоит.

Торговля, аптеки и общепит

Весна – это, конечно, не показатель. Но. В Ялте, Гаспре и Мисхоре мы заметили всё то же количество аптек, крупных и мелких магазинов, что и в прошлом году. Ассортимент разный – где-то не очень, где-то примерно как у нас в городе. В принципе, если постараться, то из наиболее часто употребляемых лекарств в Крыму можно купить всё. Но на том же Южном берегу Крыма это может быть 1 аптека на 2–3 остановки маршрутки – к этому уж точно надо быть готовым.

Что касается торговли и цен на продукты – конечно же, цен прошлого года в Крыму не было уже в апреле и совершенно однозначно не будет этим летом. Сезонные ягоды и фрукты, помидоры и огурцы – на это да, цены сейчас меньше екатеринбургских. Мясо на рынке в Ялте – примерно как на Шарташском рынке. Питьевая вода в курортных магазинах – в несколько раз дороже, чем у нас. Среди неё, кстати, почти везде была замечена "Моршинская" – украинского разлива. Ну и конфеты "Рошен" – те просто в изобилии. Так что по этим признакам Крым сказал нам, что пока он не совсем "наш", да и цена на питьевую воду около 100 рублей за 1,5 литровую бутылку... Не, точно не наш.

В общепите тоже всё странно. В Ялте работают все крупные и известные заведения – от дорогих до эконом, а вот в посёлках, например в Гаспре, в этом году при нас была тишина. Из кафе, которые раньше уже в мае вовсю работали и были на слуху у отдыхающих, закрытыми оказались очень многие. Кафе "Чайный домик", в котором раньше здесь кормилось подавляющее большинство не организованных по санаториям отдыхающих, закрылось – как нам сказали, навсегда. Не открылись и более мелкие кафе.

Это нам объяснили тем, что с этого года все кафе, которые работали на огромной территории санаториев и на набережной, будут принадлежать исключительно самим санаториям. Может быть, это и хорошо и обеспечит выполнение единых санитарных норм. Но вопрос – как это всё скажется на ценах, и вообще – начнут ли они работать? Пока же оставшиеся заведения общепита не стесняются в переписывании меню – был, к примеру, в прошлом году борщ в местном ресторанчике за 90 рублей – стал 190 (и это до 1 июня, дальше будет дороже). Салат "Цезарь" за 600 с лишним рублей – это уже не новость, как и отсутствие винной карты в ресторане – "Вы спрашивайте, мы так Вам цену назовём". Судя по ценам и общим тенденциям развития этого сектора, вывод пока получился только один – туристов здесь ждут. Причём очень.

"Жильё у моря"

Жильё у моря, сдам жильё, жильё дёшево – такими объявлениями (отчасти ещё прошлогодними) обклеен весь Южный берег Крыма. Немало предложений частного жилья (в том числе отелей и мини-гостиниц) и в интернете.

Мы не поленились и прогулялись вдоль Алупкинского шоссе и чуть выше его, обозрели окрестности, пофотографировали и посравнивали. Оказалось, что у большинства объектов недвижимости, которые предлагаются в аренду в районе Мисхора и Гаспры, есть один большой недостаток – почти все они находятся выше шоссе, которое разделяет их и парки санаториев, или прямо на шоссе, а под их окнами проносятся машины.. Очень часто ко всем этим "виллам" наверх идёт дорога в очень сомнительном состоянии и почти всегда рядом с уже сдающимися объектами присутствует парочка активно идущих строек – с болгарками, строительной техникой и громкоголосыми рабочими.

Всё бы ничего – но очень часто, выставляя своё жильё в интернете, хозяева таких объектов не показывают его истинное расположение относительно дороги и её трафика, не афишируют своих строящихся "соседей" и изначально завышают цену. В то же время количество жилья, реально сдающегося в Крыму, в разы больше, чем то, которое можно найти по объявлениям хозяев в сети или на сайтах посредников. Выводы здесь каждый вправе сделать сам, но "жильё у дороги" – это всё же далеко не "жильё у моря".

Правила игры и пляжные войны

Вот честно – я их не поняла, и узнать не смогла, хотя усилий к этому приложила немало. Большинство санаториев Крыма в этом году не делали свой обычный "зимний перерыв" и были загружены всю зиму и межсезонье. На лето 2015 года часть санаториев уже заполнена – льготниками, отдыхающими по профсоюзным путёвкам и теми, кто едет в них за свой счёт. Часть пока не заполнена и предлагает скидки. На свою часть отдыхающих имеет виды и частный сектор, но заключать контракты заранее не спешит, боясь продешевить. Мы находим квартиру для знакомых, называем сроки, нам кивают головой – но цену никто не говорит: ждут большого потока.

Далее следующий вопрос – неважно, едет человек в частный сектор, готовый каждый день ходить в кафе и решать проблемы с покупкой продуктов, или он приезжает в большой отель, значительно переплачивая за отдых, всё равно большая часть из всех отдыхающих едет в Крым за морем – пусть даже и на южный берег, где пляжей мало, они узкие, галечные и совсем "не Турция". А здесь начинаются сюрпризы. Год назад в Крыму объявили всеобщую доступность пляжей – спиливали заборы и т. д. В этом году часть пляжей совершенно точно будет закрыта от посторонних – как правило, это пляжи наиболее дорогих санаториев и отелей, и проход сюда будет возможен при весомой оплате.

Санатории, дабы не отпугнуть своих клиентов, снова стали устанавливать заборы и ворота, отдыхающие из частного сектора пока радостно обходят эти преграды "по буне" (то есть по волнорезу), местные посредники между частным сектором и туристами строят планы по привлечению сил "самообороны" для спиливания ворот и заборов. Руководство санаториев, которому приходится поддерживать инфраструктуру пляжей (хотя бы работу тех же туалетов), стоит на своём. У посредников и частного сектора – свои интересы.

Интересно в данном случае только то, что все эти "пляжные войны", кто бы в них ни победил, не способствуют развитию курорта. Сколько бы мы ни сравнивали Крым с Египтом и Турцией и ни говорили, что там же нет заборов между разными пляжами, мы будем неправы до тех пор, пока существует огромный зазор между ценой на отдых в организованном и частном секторе в Крыму. Победят первые – и прощай, Крым, с относительно доступными ценами. Победят вторые – и без вмешательства органов власти порядка на набережных в Крыму не будет никогда. В прошлом году в туалете на набережной всё в той же Гаспре салфетки и мыло заканчивались примерно к 11 часам утра. В этом году, обсуждая вопрос работы пляжа с администрацией санатория, в чьём ведении он находился ранее, я вообще не увидела готовности заниматься подобной благотворительностью в том случае, если пляж будет открыт для всех отдыхающих из посёлка.

Мелкие неприятности и чудеса национализации

В последние недели состояние туристического сектора в Крыму стало обсуждаться уже открыто, и не в самых позитивных красках. Да, здесь многое устарело. А то большое и красивое, что вновь построили за последние лет 10-15, имеет свою немаленькую цену. И в любом – хоть в старом и ветхом, хоть в новом и красивом, нет-нет да напахнёт откуда-то… нет, не кипарисами, а, простите, канализацией. Ну а уж кошки и собаки, и не по одной, а десятками – здесь уже или не замечать и смириться… Или надо быть готовым накормить всех, с кем вы будете проводить свой отпуск.

Большинство санаториев Крыма – это наследие СССР, с размахом этой страны, со сталинским "ампиром", облупившейся штукатуркой, старыми окнами и ваннами, с персоналом, которому годами платят копеечную зарплату и который привык работать "мимо кассы". Есть среди этих санаториев и более-менее приличные – их вычислить очень просто, потому что эти "лакомые кусочки" были востребованы у украинских олигархов и прошли или проходят то, что называется национализацией. Плохое же никто не будет переписывать на себя – стоит вспомнить то же "Айвазовское", санаторий "Форос", "Пушкино" в Гурзуфе и многие другие объекты. Уже в этом году с неприятным сюрпризом столкнулись те, кто планировал отдохнуть в пансионате "Массандра" – пансионат оказался национализирован, у него сменилось руководство, а вот потенциальным отдыхающим о национализации заранее не сказали – а потом заявили, что все оплаченные ранее брони недействительны в связи со сменой руководства. В результате люди до сих пор не знают, примут ли их на отдых.

Что-то непонятное, но очень интересное мы наблюдали всё в том же санатории "Днепр", он же "Южный". Это один из первых санаториев Крыма, он был открыт в 1922 году. Первым корпусом санатория стал скромный дворец, принадлежавший семье Романовых. Имение при них носило название "Харакс", и это же имя сначала получил санаторий. Потом его переименовали в "Днепр", отстроили здесь несколько корпусов, а вот дворец несколько лет назад перестал быть корпусом санатория и вместе с несколькими небольшими зданиями на территории санатория перешёл в частную собственность.

Кстати, именно в этом дворце жила Мария Фёдоровна – мать последнего российского императора Николая II – в то время, когда он был расстрелян в Екатеринбурге. В стенах этого дворца она молилась, очень долго не верила в гибель своего сына и его семьи, надеялась, потом её надежда угасла, и она именно здесь приняла нелёгкое для себя решение об эмиграции из России.

В маленькой церкви Святой Нины, которую сейчас от дворца отделило шоссе – в единственной в Крыму – не служили заупокойную службу при получении известия о расстреле царской семьи. Сегодня церковь не работает, её восстанавливают уже много лет – пока рядом во вновь отстроенном здании работает приход. А в маленьком бывшем дворце Романовых, который пережил так много, несмотря на все постановления о его национализации, датированные февралём 2015 года, продолжает работать частная гостиница и небольшой ресторан. Свободно можно пройти и при желании даже пожить там, где раньше жила убитая горем императрица (мы от мысли пожить здесь воздержались по многим причинам).

На вопрос о прошедшей национализации персонал гостиницы отвечает, что их она не коснулась. В гостинице, как и прежде, живут постояльцы, по вечерам в номерах горит свет, в ресторане играет музыка. Зато пустует вилла как бы бывшего хозяина и дворца, и нескольких бывших корпусов санатория. Собственно, сама вилла с её витой оградой, витражами и прочими красотами – это тоже один из бывших корпусов санатория, от которого остался виден только номер на стене – 22. Кому теперь принадлежат дворец и другие корпуса санатория, которые прошли национализацию, нам выяснить не удалось.

9 Мая мы решили никуда не выезжать из "своей деревни" – а просто посидеть и послушать тишину, поговорить с простыми людьми и пофотографировать безумно красивое небо, которое было над Крымом в юбилейный День Победы. И, коль уж мы жили в санатории, то прямо с утра попали на концерт, организованный для отдыхающих из числа не уехавших в Севастополь на парад и салют. Солисты Крымской филармонии с великолепными голосами пели для простых отдыхающих. Несколько лет назад, когда Крым был ещё украинским, это невозможно было представить – здесь, под российским флагом, поют "Катюшу", а все кругом радуются и плачут.

Лето 2013 года в Крыму было жарким и многолюдным, лето 2014-го – очень тихим, спокойным и немного испуганным. В Крыму было много переселенцев с Юго-Востока Украины, многие боялись войны. Теперь в Крыму везде российские флаги – на пляже, на всех зданиях, включая "мазанки" в деревнях. Начиная с 1 мая, в Крыму мало кто ходил или ездил без георгиевской ленты, в том числе и машины с украинскими номерами. И вот мне, как гражданину России, всё-таки очень хочется, чтобы "Крым-наш!" не ограничился только флагами, перестройкой аэропорта и переделом когда-то уже кем-то поделенной собственности. Хотя бы потому, что историческое значение Крыма трудно переоценить, как невозможно увезти с собой воздух из парков Южного берега.

Фото: Татьяна ВЛАДИМИРОВА / E1.RU; Игорь КУБЕДИНОВ; Михаил ПОЧУЕВ / ТАСС.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...