15 мая суббота
СЕЙЧАС +15°С

Вдова погибшего на заводе Калинина токаря: "За год мне никто не ответил, кто виноват в смерти мужа"

Галина Суворова говорит, что руководство ЗиКа оплатило похороны и забыло про трагедию.

Поделиться

 Галина Суворова до сих пор не может сдержать слёз, рассказывая о погибшем муже.

 Галина Суворова до сих пор не может сдержать слёз, рассказывая о погибшем муже.

Поделиться

– В тот день было холодно, шёл снег. Как обычно, он ушёл на работу рано, он всегда уходил раньше. Из подъезда он мне позвонил, сказал: "Не задерживайся, чтобы не опоздать, поторапливайся". Это было последнее, что он говорил, – вспоминает вдова погибшего на ЗиКе токаря Галина Суворова – и плачет.

Сегодня ровно год, как на заводе имени Калинина обрушилась крыша. Под её обломками погибли четыре человека, ещё 14 рабочих получили травмы. Расследование уголовного дела продолжается до сих пор.

Галина Суворова перебирает в руках потрёпанный семейный фотоальбом, выбирая фотографии мужа, и вспоминает тот день.

– Помню, на работе, я врачом работаю, поставила телефон на зарядку, была занята, на него не смотрела. Ко мне подошёл мой коллега, доктор, и сказал, что у меня телефон разрывается от звонков. Я взяла телефон и увидела 8 [пропущенных] звонков от дочери и 10 от сына. Я позвонила сыну, спросила, что он звонил. Он говорит мне: "Чего дед на телефон не отвечает?" Я говорю: "А что ты хотел?" Сын не ответил, сказал просто, что ему надо с папой переговорить. Тогда сын уже знал о том, что на заводе рухнула крыша, но мне ничего не сказал, – рассказывает вдова.

На ЗиКе Фёдор Суворов проработал 7 лет.

На ЗиКе Фёдор Суворов проработал 7 лет.

Поделиться

– Позвонила дочери, она тоже сказала, что не может дозвониться до папы, и про какую-то аварию на заводе, – продолжает Галина. – Подошла к компьютеру и увидела в новостях, что на ЗиКе рухнула крыша. Начала сама звонить мужу, вызов шёл, но трубку он не брал. Звонила ещё, никто не брал трубку. Потом позвонил сын, сказал, что на заводе произошла авария, но это не тот цех, где работал отец, и всё нормально. Сказал, что заедет за мной. Тут я забеспокоилась: никогда не заезжал за мной, а тут решил заехать на работу. Я продолжала звонить мужу, трубку он не брал. Узнали, что погибли четыре человека, но всё, что было известно о них – годы рождения и одна буква от имени. Позвонила моя подруга и спрашивает меня: "56-й, это же не наш?" Я говорю: "Наш". Потом узнали имя – Фёдор. Стало ещё тревожней – я в совпадения не верю. Но я продолжала звонить мужу, и мне ответили. Когда трубку взяли, я стала спрашивать: "Ты чего меня пугаешь? Почему не берёшь трубку?". И услышала чужой голос. Мне сказали, что мужа больше нет. С кем я тогда говорила, я не знаю.

По словам Галины Суворовой, в этот вечер с завода ей так никто и не позвонил.

– Позвонили в 7 утра следующего дня, сказали: "Извини, так получилось". Звонил начальник цеха. Это всё, что я услышала, слово в слово, – вспоминает она.

Пока на телефон мужа не ответил чужой голос, Галина надеялась, что он жив.

Пока на телефон мужа не ответил чужой голос, Галина надеялась, что он жив.

Поделиться

В аварии чудом выжил коллега её мужа Николай Исаков. Он единственный с ЗиКа, с кем Галина поддерживает связь. Николай пострадал сильнее всего, долго лежал в реанимации.

– Коля рассказывает, что его спас станок. Его придавило, он не мог выбраться, и говорит, что кричал: "Федя, помоги", а он ему ответил: "Щас". Он это ответил или нет, или ему хотелось так услышать, я не знаю. Коля заново учился ходить, ему и сейчас нужна реабилитация. Про моего сказали, что он не добежал до выхода два метра. Наверное, когда начало рушиться, он поднял голову, на него упала плита, и он упал на правый бок, где стоял кардиостимулятор, – рассказывает Галина Суворова.

За год следователь вызывал её дважды – сразу после случившегося и недавно.

– Мне сказали, что на мужа упала плита, смерть наступила мгновенно. Тело отдали через 4 дня, оно не было изувечено, только по правой стороне синяк. У следователя я была два раза. Первый – через сутки после случившегося, и 10 дней назад, целый год о себе знать они не давали. Последний раз я беседовала со следователем 4 часа, у меня даже давление поднялось, смысла этого разговора я так и не поняла. Меня спрашивали о том, что они там выпускали, сколько человек работало, как это было. Я говорила только, что не верю в то, что причиной обрушения крыши стал снег. Никто на мои вопросы о том, почему расследование идёт так долго, кто виновен и понесёт за это ответственность, не ответил. Только ссылаются на то, что слишком долго и дорого обходятся экспертизы, – говорит вдова.

Как рассказывает Галина Суворова, всё это время представители завода с ней не общаются. Они организовали похороны, но прощание на заводе, как думали родные погибших, делать не стали.

"Про мужа мне сказали, что он не добежал до выхода два метра", – рассказывает Галина Суворова.

"Про мужа мне сказали, что он не добежал до выхода два метра", – рассказывает Галина Суворова.

Поделиться

Когда Галина после смерти мужа пришла на завод оформлять документы, из цеха к ней никто не вышел.

Когда Галина после смерти мужа пришла на завод оформлять документы, из цеха к ней никто не вышел.

Поделиться

– Насколько я знаю, после аварии цех расформировали. Часть сотрудников сократили, часть расформировали по другим цехам. Представители завода со мной не общаются. Даже когда я приходила к ним его увольнять – документы забирать, никто из цеха ко мне даже не вышел. Всё это были громкие слова про соболезнования. Когда было прощание с погибшими, все думали, что оно будет на заводе. На что нам сказали, что на заводе и так траур. Похороны завод оплатил и всё, – рассказывает Галина.

Галина Суворова говорит, что сейчас в борьбе за справедливость она одна. Ни с кем из родных погибших она не общается, их контактов просто нет. По её словам, за этот год она разговаривала с двумя разными следователями. Первый говорил, что дело не будет безнаказанным, от ответственности никто не уйдёт.

– Но потом следователя почему-то поменяли. Люди погибли, за это кто-то должен понести наказание, мне всё равно кто. У меня претензии к заводу, потому что он погиб на рабочем месте. Поэтому передо мной виноват работодатель, а кого там накажут, мне без разницы, – разводит руками женщина.

В пресс-службе следственного управления СКР по Свердловской области Е1.RU сообщили, что уголовное дело о ЧП на ЗиКе расследуется, новой информации пока нет.

Напомним, в ноябре прошлого года на территории Машиностроительного завода имени Калинина обрушились перекрытия кровли одного из строений. В результате ЧП погибли 4 работника предприятия, ещё 14 человек получили травмы. Подробности происшествия можно прочитать в нашем онлайн-репортаже.

За ЧП на заводе Калинина могут наказать директора фирмы "СК Корона" Юрия Ожиганова, которая вела ремонтные работы на крыше. Его обвиняют по уголовной статье "Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам", "Причинение тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей". Но, по словам адвоката Александра Абрамова, который защищает в суде интересы главы фирмы Юрия Ожиганова, строители не трогали обрушившиеся перекрытия кровли. Интервью с Юрием Ожигановым, в котором он рассказывает, что от него скрыли состояние цеха перед ремонтом, можно прочитать здесь.

Фото: Дмитрий ЕМЕЛЬЯНОВ / Е1.RU
Видео: Максим БУТУСОВ / Е1.RU

По теме (15)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Екатеринбурге? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...