19 ноября вторник
СЕЙЧАС -18°С

Вячеслав Брозовский: "Суперстрой" можно было спасти, закрыв половину магазинов ещё в 2015 году"

Известный бизнесмен и депутат объяснил, зачем вложился в розничный бизнес.

Поделиться

На первом этапе Вячеслав Брозовский вложит в розницу около 300 миллионов рублей.

На первом этапе Вячеслав Брозовский вложит в розницу около 300 миллионов рублей.

На прошлой неделе стало известно, что депутат Заксобрания Вячеслав Брозовский купил несколько магазинов "Суперстрой". Именно с этой сети по сути и началась в Екатеринбурге цивилизованная торговля строительными товарами. Но в прошлом году стало окончательно понятно, что ещё один кризис ритейлер пережить не сможет. Тогда же о своём интересе заявил Вячеслав Брозовский.

К настоящему времени он получил пять точек, которые находятся в Свердловской области (Каменск-Уральский и Серов), Пермском крае (Березники, Кунгур) и Башкирии (Нефтекамск). Переговоры про ещё один магазин сейчас идут.

В интервью E1.RU Вячеслав Брозовский объяснил, почему решил вложиться в розничный бизнес.

– У вас есть несколько розничных магазинов в Берёзовском, но это далеко не основной бизнес. Почему решили купить торговые точки "Суперстроя"?

– Правильнее говорить, что мы не купили магазины "Суперстроя", а зашли на те площади, которые ранее занимала эта сеть.

– Когда приняли для себя решение расширять розничный бизнес?

– На самом деле такой задачи у нас не было. Просто из-за кризиса появилась возможность получить хорошие площади.

Вячеслав Брозовский отмечает, что новые магазины удалось практически моментально заполнить, поскольку 60% нужной матрицы было у его дистрибуторской компании.

Вячеслав Брозовский отмечает, что новые магазины удалось практически моментально заполнить, поскольку 60% нужной матрицы было у его дистрибуторской компании.

– Как всё происходило? Читали новости про проблемы у "Суперстроя" и решили, что можно туда зайти?

– О проблемах "Суперстроя" я знал не из публикаций в СМИ. Так получилось, что до апреля в течение двух кварталов я работал в совете директоров "Суперстроя". И среди прочего я им предлагал такой вариант – "расфасовать" точки по интересантам, но эту стратегию тогда не приняли. Так получилось, что одним из интересантов стал я.

– Можете объяснить, почему "Суперстрой" и "Стройарсенал" "утонули"?

– Я не всё могу рассказать, так как подписывал соглашение о неразглашении инсайдерской информации. Но моё мнение, что произошёл разрыв в оперативности принятия решений. Надо было значительно раньше оптимизировать сеть. К примеру, закрыть магазин в Курске. Он хоть и не был убыточным, но управлять им было практически невозможно. Или те же уфимские магазины были убыточны. Их нужно было закрывать.

– Когда это было необходимо сделать?

– Минимум полтора года назад. Тогда некоторые точки стали генерировать убыток. Если бы занялись оптимизацией, то сетку можно было оздоровить. Это можно было сделать только за счёт кардинальных мер. Бизнес-школа меня научила, что надо уметь вовремя закрывать или резать бизнес, но собственники на такие меры не решились.

– Насколько сильно было необходимо сократить сеть?

– Думаю, что надо было закрыть половину магазинов. Всегда есть точка невозврата, после прохождения которой сеть больше не может себя прокормить.

– Почему решили сменить название на "Домострой", а не купить права на "Суперстрой", который хорошо у нас раскручен?

– Мы ведём переговоры о покупке интернет-магазина Superstroy.ru. Это единственное, что нам интересно. К сожалению, последние полтора года сильно уронили доверие к бренду "Суперстрой". Кстати, мы ведь не зря сделали торговую марку "Домострой" – некоторая отсылка к "Суперстрою" в ней есть.

В Сибири есть магазины Brozex, но новые точки Вячеслав Брозовский решил развивать под новым брендом.

В Сибири есть магазины Brozex, но новые точки Вячеслав Брозовский решил развивать под новым брендом.

– Но можно же было развивать сеть под хорошо раскрученным брендом Brozex?

– Если я вас спрошу: что такое Brozex?

– Сухие смеси и силоса на стройках.

– Всё правильно, и это нормально. Я не хочу больше делать ошибку, затягивая под зонтичный бренд всё подряд. Есть в сознании покупателей, что Brozex – это сухие смеси и отделочные материалы. И на этом мы остановимся. Именно поэтому для магазинов мы придумали другой бренд, который будем развивать и выстраивать.

– У вас получилось, что точки раскиданы и нет концентрации. По какому принципу подбирали города?

– Мы брали те, что были. Нам очень хорошо удалось снизить ставки. В одном из городов вместо 450 рублей за метр удалось получить 220 рублей. И те объекты, которые мы взяли и запустили (Березники, Нефтекамск, Каменск-Уральский), уже генерят хорошую прибыль.

– И всё-таки у вас получается очень сложная логистика.

– Вы должны понять, что наши сегодняшние клиенты так же раскиданы. К примеру, в Березниках, Нефтекамске, Кунгуре у нас есть клиенты. Они небольшие, а потому открытие наших магазинов увеличивает объёмы поставок в десятки, а в одном из городов и вовсе в сотни раз.

– У вас ведь есть точки в Берёзовском. Сколько теперь у вас в сети магазинов?

– У нас всегда были собственные магазины в Берёзовском, но они от 150 до 630 метров. Тут же мы избрали другую стратегию – торговые точки в районе 5 тысяч метров. Мы ведём этот бизнес с двоюродным братом – у нас есть семь магазинов Brozex в Сибири.

Розничный бизнес составит всего несколько процентов от оборотов всего Brozex.

Розничный бизнес составит всего несколько процентов от оборотов всего Brozex.

– Сколько в итоге должно быть магазинов в сети?

– У меня пока нет ответа на этот вопрос. Придумывать цифру, чтобы выпендриваться перед вами, я не хочу. Я двигаюсь по интуиции и возможности. Я знаю массу проектов, которые накрылись медным тазом, так как их организаторы плохо считали деньги.

Мы же с братом договорились, что будем закрывать те объекты, которые в течение месяца приносят убыток. Брат предложил – я согласился. И директор каждого магазина сегодня знает, что, если точка сработает в минус, затем ещё один, и всё. Мне такой подход нравится. Именно поэтому с первых месяцев работаем в плюс.

– Но в Екатеринбурге однозначно не станете открывать "Домострой"?

– Точно не будем. Для нас "Леруа Мерлен" как производитель является ключевым партнёром. Я вам так скажу: один их магазин продавал нашей продукции больше, чем все остальные магазины Свердловской области вместе взятые. И мы бы хотели ещё увеличивать этот показатель. У них есть главная ценность – это дешёвый магазин. Наша идеология будет примерно такой же – хотим в городах присутствия быть как "Леруа".

– С уходом "Суперстроя" и "Стройарсенала" можно сказать, что мировые сети убили местный DIY. Не боитесь, что они двинут в 100-тысячные города?

– Думаю, что у нас есть 20 лет на это примерно. У них для экспансии есть ещё города, в которых живёт меньше миллиона, по 500 тысяч и так далее. Мы же в Нижний Тагил не стали заходить. Думаю, что туда тот же "Леруа" через какое-то время пойдёт. И наша цель – не пересекаться с ним, поскольку он очень мощный игрок. Так что такого сильного игрока лучше иметь в качестве партнёра.

Основной бизнес Вячеслава Брозовского вырос в прошлом году на 11-12%.

Основной бизнес Вячеслава Брозовского вырос в прошлом году на 11-12%.

– Чем вы будете отличаться от "Суперстроев", вместо которых открылись?

– У нас есть такая более маржинальная группа – хозяйственные товары и товары для дома. Например, постельное белье, подушки, сковородки, вёдра и многое другое. Наша цель – стать "Леруа" для небольших городов с населением в районе 100 тысяч человек. Мы можем дать дешёвые смеси, строительные материалы. Зарабатывать же будем на хозяйственной группе.

– Можете сказать, насколько упал или вырос бизнес Brozex в 2016 году?

– У нас был хороший год – в районе 11-12% составил.

– За счёт чего удалось достичь таких показателей, учитывая, что ситуация на строительном рынке не очень?

– Мы берём за счёт доли рынка. К примеру, есть сегменты, которые рухнули на 20%, а мы только на 4-5%. За счёт присутствия. И второй момент – умирают конкуренты. Слишком много таких историй было. Например, по хозтоварам мы конкурировали с "Пэмби", но теперь они банкротятся.

– Когда ваши новые точки выйдут на рабочие объёмы, то какой будет доля розницы в бизнесе Brozex?

– Речь идёт о нескольких процентах.

– Как кризис изменил покупательское поведение?

– Например, по обоям мы вернулись к ситуации 12-летней давности. Сейчас снова стали брать дуплексы (такая двойная бумага), хотя ещё недавно выбирали виниловые. Просто ментально человек готов потратить на обои в комнате 3–4 тысячи рублей. Именно поэтому теперь стали выбирать более дешёвые варианты.

В кризис покупатели стали отдавать предпочтение более дешёвым товарам.

В кризис покупатели стали отдавать предпочтение более дешёвым товарам.

– Наши читатели всё время спрашивают, почему депутат Заксобрания занимается бизнесом. Чтобы снять эти вопросы, можете объяснить?

– Я имею право заниматься бизнесом, поскольку зарплату в Заксобрании не получаю. Я принципиально выбирал именно такой вариант.

– А зачем вообще вам нужен депутатский мандат?

– Впервые берёзовчанин имел реальную возможность стать депутатом Заксобрания. Много лет представителей нашего города там не было, поскольку округ большой. Почему было не воспользоваться такой возможностью?

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!