Мама мальчика считает, что у него были проблемы в школе
Мама мальчика считает, что у него были проблемы в школе

Самоубийство семиклассника из Нижнего Тагила потрясло всех — тяжелее всего, конечно, сейчас маме и папе — мы разговаривали с ними после похорон сына. В школе, где учился мальчик, сейчас с учителями уже работают специалисты, об этом Е1.RU рассказал уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков. 


— Даже не знаю, как комментировать такие ситуации, и так горе большое... это от ощущения одиночества. Кто нацеливает пистолет в своих одноклассников, а кто-то поступает вот так, — сказал Е1.RU Мороков. — Сейчас мы хотим посмотреть, как в этой школе складывается ситуация. Если так, по-казённому говорить, то посмотрим технологию по обнаружению подростковых проблем. Это будет не проверка, мы просто посмотрим и просто поговорим, и, может быть, поймём и кому-то сможем помочь.


По мнению детского омбудсмена, важно разобраться в том, что произошло в школе и что нужно сделать, чтобы такого больше не случалось.


— Педагоги сейчас тяжело переживают эту ситуацию, и, может быть, понимание горя вот этого позволит по-другому взглянуть на всё, — пояснил омбудсмен. — За внешним благополучием иногда скрываются тяжёлые вещи. Я учитываю только те материалы, которые есть, и мне сейчас не совсем понятны взаимоотношения родителей и педагога. Если ребёнок в школу не ходит, то нужно сразу сигнализировать. Может быть, на самом первом этапе, когда эта ситуация складывалась, её можно было купировать или каким-то образом ликвидировать. Невнимание со стороны взрослых и приводит к таким ситуациям.


Нижнетагильская школа, где учился мальчик
Нижнетагильская школа, где учился мальчик


Родителям, которые сейчас воспитывают подростков, детский омбудсмен советует быть внимательнее к детям, а с учителями общаться не формально, а доверительно. Но в то же время не перебарщивать с визитами в школу.


— Готовых рецептов, как нужно делать, нет, но если отношения родителя и учителя просто формальны, то запросто такую ответку можешь получить, простите меня за такое подростковое выражение, — пояснил Игорь Мороков. — Когда родитель чувствует, что что-то происходит в образовательной организации или в каком-то сообществе детей, то нужно пользоваться независимыми источниками помощи. В Екатеринбурге, например, это центр социально-психологической помощи детям и подросткам «Форпост».


По мнению омбудсмена, специалисты из независимой системы психологической поддержки смогут со стороны взглянуть на ситуацию.


— Чего бы мы ни хотели, у работников образовательной организации подсознательно есть корпоративный интерес. Иногда люди воспринимают такую информацию как атаку на свой коллектив, поэтому мы ратуем за то, что человек, который защищает ребёнка, он должен быть независимым.