Ирина вспоминает, как стала хроническим должником
Ирина вспоминает, как стала хроническим должником

В квартире у Ирины — остатки благополучия. Старенький паркет, прикрытый «советскими» коврами. Мебель скромная, не новая, но и не рухлядь. Дом хороший — добротная кирпичная высотка. Купить квартиру помогло предприятие — энергетическая компания, в которой Ирина проработала 33 года и, как другие сотрудники, получила беспроцентную ссуду. Благополучная, хотя и неполная семья. Сын — десятиклассник, учится в одной из лучших, сильных гимназий города. Сейчас Ирине 52, и она хронический должник.


— До 2008 года всё было благополучно. Даже машину купила, «четвёрку», чтобы в деревню к маме ездить, — вспоминает Ирина. — Работала архивариусом на этом предприятии. Не бедствовали, не нуждались. Хотя я воспитывала Костю одна, отец ушёл ещё до рождения. Спрашиваете, не хочу ли я установить отцовство и требовать алименты? Нет, конечно. Косте уже 16... Не буду.


— Что в 2008-м случилось?


— Сын упал в детском садике, сломал позвоночник. Сложный перелом. Месяц больничного, потом месяцы без содержания брала. Один месяц не заплатила, второй. Начала брать кредиты. На жизнь, на лекарства. Так начал копиться долг. Иногда сколько могла — платила по квитанциям, там уже начислялись большие пени. Мои деньги порой уходили на эти пени. Потом на работе начались задержки зарплаты на два-три-четыре месяца. Бросать работу было страшно, боялась вообще остаться без выплат. Мне помогала мама, брат-инвалид с их пенсиями. Они живут в деревне.


Фонарик Ирина купила, чтобы сын делал уроки: света в квартире нет
Фонарик Ирина купила, чтобы сын делал уроки: света в квартире нет


Так за 8–9 лет скопился долг почти в 200 тысяч (сумма иногда уменьшалась, когда Ирина закидывала по квитанциям сколько-нибудь денег). В последние годы ТСЖ стали требовать деньги через суд. 


Ирина обратилась в общественную организацию, нашла юриста, взяла опять кредит на оплату его услуг. В итоге благодаря юристу удалось списать часть долга (за давностью исковых заявлений). По последнему решению апелляционного суда она должна ТСЖ чуть больше 90 тысяч. К этому моменту (суд был в июне) предприятие загибалось, она попала под сокращение. Устроилась продавцом. Начала платить по исполнительному листу с ноября. Оплачивала все платежи за текущие месяцы. Но, несмотря на решение суда, ей продолжали приходить квитанции с прежним долгом: то 200 тысяч, то 180.


В начале февраля у неё отключили электричество. Формально председатель прав: по коммунальным правилам, за долг, превышающий два месяца, коммунальщики вправе ограничить подачу коммунальных услуг. ТСЖ не благотворительная организация, ей надо расплачиваться за ресурсы поставщикам. С другой стороны, в квартире живёт сын-подросток, нарушаются права несовершеннолетнего.


Ирина подала заявление в прокуратуру. Но пока рассмотрят жалобу, пока начнётся проверка…

Такие квитанции приходят Ирине. Хотя по суду сумму снизили
Такие квитанции приходят Ирине. Хотя по суду сумму снизили




Плиты в доме электрические. Газом пользоваться опасно.


— Готовить, подогревать надо, — говорит Ирина. —  Купила газовую горелку в магазине распродаж. Фонарик, чтобы сын уроки делал.


16-летний Костя во время нашего разговора молчал. Попросил только «не снимать, если можно».


— Стесняется перед одноклассниками за нашу нищету, — объясняет мать. —  Зато учится хорошо. Все экзамены за девятый класс на пятёрки сдал.


Несмотря на то, что она с 2008 года постоянно в кредитах, коллекторы её не беспокоят, даже кредитная история не сильно подпорчена, раз до сих пор дают в кредит, хоть и маленькие суммы. Старается выплачивать. Правда, тут же берёт ещё. 


За Ирину Николаевну перед председателем ТСЖ просил мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. Звонили из приёмной, просили: включите свет, плиты ведь в доме электрические, как им питаться? Но в ТСЖ отказались.


— Я ведь плачу, — Ирина показывает нам исполнительный лист. — Через несколько месяцев оплачу весь долг по суду. Ну зачем на меня давить отключением! Мстить мне? От этого больше денег не появится. Просто пользуются моей беспомощностью.


Готовят на газовой горелке
Готовят на газовой горелке


Уроки сын делает с фонариком и свечкой
Уроки сын делает с фонариком и свечкой


«Не способна содержать ребёнка — пусть отправляет в интернат!»


Мы связались с председателем ТСЖ «Энергостроитель» Владимиром Куликовым.


— Эта женщина должна нам 220 тысяч с 2010 года, — объяснил свою позицию председатель. — Мы заключали с ней договор о рассрочке. Она писала обязательства, но каждый год долг рос. Я ей предложил работать уборщицей за 8 тысяч в счёт погашения долга. Отказалась. Мы подали иск мировому судье, мировой суд поддержал нас. Но она нашла адвоката, дело стали рассматривать в областном суде, и ей списали половину долга. Областной насчитал ей около 90 тысяч, половину суммы списали! Меня утомила эта борьба с должниками. У нас в государстве невозможно бороться с должниками! То есть почти сто тысяч она отжала у жильцов нашего дома. Мы ещё будем судиться за этот долг предыдущих годов. Поэтому сейчас квитанции присылаем такие.


— Но сейчас-то она платит по исполнительному листу каждый месяц…


— Да, надавили на неё, и начала платить.


— Но платит с ноября…


— Пока ТСЖ не получит оставшиеся деньги — то, что насчитал суд, электричество не включим. Ведь нашла где-то деньги на адвоката. В суде требовала, чтобы мы компенсировали ей 70 тысяч на услуги юриста. Машину, «четвёрку» свою, может хотя бы за 40 тысяч продать. Квартиру разменять. Она просто не хочет работать. У меня бабушка уборщицей работала в счёт долга! Пенсионеры нашего дома все платят исправно, а тут работоспособная, здоровая женщина.


— Можно объяснить: одинокий человек, растерялся, не все могут быть успешными…


— Просто ленивая. Иждивенка. Если неспособна содержать ребёнка, пусть отправляет в интернат!


Коммунальный конфликт из-за огромного долга случился не в бараке, а в добротной высотке
Коммунальный конфликт из-за огромного долга случился не в бараке, а в добротной высотке


После разговора с председателем мы ещё раз позвонили Ирине — спросили, почему в самом деле побрезговала работать уборщицей в счёт уплаты долга. Она, услышав, что электричество включат лишь месяцев через девять, когда выплатит весь долг, заплакала. Рыдая, начала объяснять:


— Я не иждивенка. Ничем не брезговала… Я подходила и умоляла председателя устроить на подработку. Он сказал, что ничего нет, а сам нанял таджиков. Я не иждивенка и готова на любую работу!