Олеся (слева) и Светлана несколько часов дежурили под стенами колонии 
 Олеся (слева) и Светлана несколько часов дежурили под стенами колонии 

Олеся и Светлана провели всю субботу под стенами колонии ИК-2 на улице Малышева — они приехали бороться за заключённого Вячеслава. Олесе он приходится мужем, Светлане — сыном. 


Вячеславу недавно исполнилось 27 лет, он отбывает наказание в колонии за уличную потасовку — по словам его мамы, несколько лет назад он подрался, якобы вступившись за младшего брата, и получил 5 лет. Первое время Вячеслав нормально отбывал срок: жалоб на здоровье и условия содержания от него не поступало. Но сейчас он умирает: его самочувствие стало резко ухудшаться с осени прошлого года, на днях из невьянской колонии его привезли в медицинскую часть ИК-2.


— С сентября, когда обращался в санчасть, ему давали лекарства, но температура снижалась только до 37. Через какое-то время это опять начиналось. Примерно по месяцу температура держалась, — рассказала жена.


Частые обращения к медикам подтвердили в пресс-службе ГУФСИН по Свердловской области:


— Осуждённый Б. в медчасть ИК-46 обращался с периодичностью один раз в два месяца (с конца 2017 года) с жалобами на общую слабость и недомогание, — сообщил глава пресс-службы Александр Левченко. — При каждом обращении в медицинскую часть проводился медосмотр, назначались лекарственные препараты. На фоне приёма данных лекарственных препаратов была отмечена положительная динамика. Последнее обращение было 23 марта с симптомами простудного заболевания. Назначенное лечение получал в полном объёме.


В этой колонии сейчас находится Вячеслав
В этой колонии сейчас находится Вячеслав


Родственники Вячеслава не верят официальной информации от ГУФСИН. Недавно им разрешили повидаться с молодым человеком. Внешний вид Вячеслава заставил его мать и жену запаниковать: по их словам, парень на больничной койке был чрезвычайно исхудавшим, и у него были провалы в памяти.


— 17 апреля мне позвонили и сказали, что он в больнице в Невьянске. Мы приехали туда. Нам сказали, что у Вячеслава в брюшной полости образовалась жидкость, её откачали. Что это за жидкость, они не знают. Единственное, что она не гнойная, недавно образовалась, — говорит Олеся.


— Он меня не узнаёт уже, — рассказывает Светлана. — У него как анорексия сейчас, хотя сыновья у меня всегда здоровые были. Анорексики, по-моему, толще будут! Когда медсестра простыню поправляла, нога у Вячеслава была до такой степени худющая. Не описать то, что я увидала!



Узнав, что Вячеслава доставили в ИК-2, а не в больницу, Олеся и Светлана решили дежурить возле стен колонии и добиваться, чтобы парня госпитализировали. Женщины также обратились в прокуратуру, пожаловавшись, что тяжело больной Вячеслав может умереть со дня на день.


— Я хочу добиться, чтобы мне помогли перевести мужа в нормальную больницу, — сказала Олеся. — Чтобы оказали нормальную медицинскую помощь, потому что у него критическое состояние. На него смотреть жутко. Ждать до понедельника нет времени, нужно всё решить сейчас, чтобы ему оказали срочную помощь. Здесь, в ИК-2, нам никто ничего не говорит.


Женщины уверены, что за колючей проволокой Вячеславу не смогут оказать необходимой ему медицинской помощи 
Женщины уверены, что за колючей проволокой Вячеславу не смогут оказать необходимой ему медицинской помощи 


В ГУФСИН по Свердловской области заверили, что Вячеслав получает всё необходимое лечение, необходимости переводить его куда-либо нет. В ведомстве также сказали, что родственники осуждённых часто бьют тревогу, поскольку у них нет полной информации. 


— 17 апреля около 15:00 он прибыл в медицинскую часть ИК-46, — рассказал E1.RU Александр Левченко. — При осмотре выявлена высокая температура, было назначено лечение. Около 20 часов вечера его состояние ухудшилось. Осуждённого увезли в Невьянскую ЦРБ для оказания квалифицированной медицинской помощи. Там ему был поставлен диагноз (в пресс-службе не сказали, какой именно. — Прим. ред.). Он был переведён в реанимационное отделение. На следующий день докторами было принято решение выполнить лапароскопию. По её итогам гнойного содержимого в брюшной полости не найдено, органы без патологии. 


У данного осуждённого стабильно тяжёлое состояние. Сейчас он проходит лечение в областной больнице, которая территориально располагается в ИК-2 (г. Екатеринбург). Это учреждение имеет лицензию на оказание медицинских услуг, соответствующих диагнозу больного. Надо понимать, что у осуждённого очень тяжёлые заболевания (я их разглашать не имею права из-за закона о медицинской тайне и персональных данных). Но свои болезни он приобрёл на свободе. Если возникнет необходимость, то осуждённого вывезут в любую клинику в Екатеринбурге.



Вот так Вячеслав выглядел до заключения, сейчас он сильно исхудал
Вот так Вячеслав выглядел до заключения, сейчас он сильно исхудал


Весь процесс лечения заключённых в ГУФСИН фиксируется для отчётности перед прокурорами и следователями. Но жена Вячеслава никому не верит и рассчитывает, что её мужа всё-таки переведут из-за колючей проволоки в одну из крупных областных больниц.


— Нам рассказали, что у него низкий гемоглобин и предварительный диагноз — апластическая анемия, заболевание крови, — сказала Олеся. — Доктор сказал, что ему срочно нужен анализ костного мозга, чтобы исключить рак. В Невьянске они не могли его сделать и сказали, что Славу перенаправят в больницу № 40 Екатеринбурга. Его привезли сюда, в больницу ИК-2. Тут нет у врачей нужных средств. Так что мы не знаем, кому верить, куда обращаться, у кого помощи просить, — подытожила Олеся.