15 ноября пятница
СЕЙЧАС -5°С

Летающие борды: на Шарташе готовят 16-летних чемпионов мира в спорте, о котором вы не слышали

Читайте репортаж с тренировки папы и дочки, которые без ума от сноукайтинга

Поделиться

В день съёмок был слабый ветер, в который управлять кайтом даже сложнее, чем в сильный

В день съёмок был слабый ветер, в который управлять кайтом даже сложнее, чем в сильный

Лере Гаращенко из Екатеринбурга 16 лет, она учится в 10 классе, выбирает, какие предметы сдавать на ЕГЭ в следующем году и куда поступать… Обычный подросток, кроме одного момента: недавно Лера выиграла самые престижные соревнования мира по сноукайтингу в Норвегии, став сильнейшей в мире спортсменкой. А её старший брат Артём — четырёхкратный чемпион мира в этом виде спорта. И их папа Денис (это звучит невероятно, но) в прошлом году выиграл чемпионат мира, а сейчас он «играющий тренер». 

Денис не только сам увлёкся кайтингом в 90-е, но и вырастил детей, которые «рвут» именитых спортсменов из всех стран. Мы побывали на тренировке семьи экстремалов и готовы рассказать вам, как они проходят.

Но сначала о том, что такое сноукайтинг вообще. Представьте — у вас ноги встёгнуты в крепления двухметрового и очень широкого сноуборда (или горных лыж — это другая дисциплина), а к поясу прицеплена верёвка, от которой расходятся длинные, 20-метровые стропы к крылу — кайту. Кайт, поднимаясь в небо и ловя ветер, везёт спортсмена по снегу или льду. Управлять надо одновременно и доской, и крылом, а ещё балансировать всем телом, чтобы не упасть на бешеной скорости. Разгоняться в сноукайтинге можно до 80–90 километров в час. А Артём Гаращенко недавно установил мировой рекорд — 106 километров в час!

Сейчас Артём живёт в Москве, а Лера тренируется с папой на льду замёрзшего Шарташа. Сезон уже закрыт, поэтому мы успели поймать спортсменов в последние тренировочные дни. Лёд тает, выходить на него страшно, но сидящие в центре озера рыбаки внушают надежду, что мы не провалимся. Вся акватория здесь поделена на зоны — кайтеры не подъезжают близко к рыбакам, а рыбаки не заходят на территорию кайтеров.

Первым делом папа и дочь кладут крыло на снег и распутывают стропы. Этот кропотливый процесс занимает минут 15. Недавно Лера и Денис вернулись из Норвегии, где проходили мировые соревнования Red Bull Ragnarok, и ещё не выходили на лёд в Екатеринбурге.

— У меня в Норвегии случилась аварийная ситуация с одним из кайтов перед стартом. Я его бросил, достал другой, поэтому стропы запутались, — объясняет Денис. — На скалах кайт зацепился за камни, порвались две стропы, это случилось буквально за 15 минут до старта. Из-за этого я потерял время, стартовал самым последним из 369 участников, только через 20 минут после всех. Рассчитывал приехать в тройке, но финишировал только шестым. Но главное — дети выступили более-менее.

— Ничего себе «более-менее»!

— Лера — хорошо (именно там она заняла первое место, обойдя всех лидеров мирового зачета — Прим. ред.), а Артём мог бы быть вторым или первым, но опыта ему немного не хватило, пришёл третьим. Он больше фристайлом занимается — делает всякие трюки, прыжки. А гонки — это скоростное прохождение дистанции, это совершенно разные дисциплины. Спортсменов, которые показывали бы хорошие результаты и там, и там, очень мало.

Однако Артём Гаращенко — именно один из таких редких универсалов. В 2015 году на Чемпионате России он успевал менять кайты и выступать в обеих дисциплинах. В итоге он единственный в мире спортсмен, который стал чемпионом национальных соревнований в обеих дисциплинах.

Идём по льду на середину озера. В руках у Леры — свёрнутое крыло

Идём по льду на середину озера. В руках у Леры — свёрнутое крыло

Ветер в день тренировки слабый — один метр в секунду, его едва хватает на то, чтобы поднять крыло. В таких условиях тренироваться даже сложнее, чем когда хорошенько дует. Лера надевает борд, садится на попу и из такого положения несколько раз резко дёргает на себя стропы, поднимая кайт. Сначала ничего не получается, и папа-тренер прикрикивает на дочь, складывая руки рупором перед губами. А потом крыло ловит ветер, и спортсменку резко срывает с места. Она делает несколько галсов по льду то в одну, то в другую сторону, а крыло то скользит над поверхностью озера, почти касаясь его, то взмывает вверх при порывах ветра.

— Нужно компенсировать тягу крыла, поэтому она откидывается назад, — комментирует тренер. — Чем больше ветра, тем больше откидывается, если меньше ветра, то стоит почти прямо.

— Кайтинг — всё-таки довольно опасный спорт, не страшно за детей?

— Смотря с чем сравнивать, на самом деле, если бы он был слишком опасный или непредсказуемый, никто бы не разрешил бы им заниматься. А поскольку во всем мире проходят соревнования по кайтингу даже у детей, то его нельзя назвать каким-то суперопасным. Мало того, в этом году в детско-юношеские Олимпийские игры, которые будут проходить в Аргентине, включён кайтбординг. А в 2024 году ожидается его включение и во взрослую олимпийскую программу.

— Как так получается: очень много северных стран с отличными условиями для кайтинга, а всех «рвут» какие-то ребята с Шарташа?

— На самом деле, не «какие-то». Принцип-то один: кто больше тренируется, тот и выигрывает. Мы очень много это делаем, поэтому нам удаётся. Может быть, эта тема во всём мире ещё не так развита. В летнем кайте, например, очень серьёзная конкуренция. Лучший российский гонщик занимает только 8–9 место в мире. Но у нас зима почти круглый год, поэтому мы лето рассматриваем как подготовительный период, а зиму — как соревновательный.

Папа и дочь распутывают стропы перед тренировкой

Папа и дочь распутывают стропы перед тренировкой

Девушка заканчивает мучить себя и крыло в слабый ветер, кайт складывают, и мы идём по тающему льду в тепло — ещё немного поговорить. Лера рассказывает, что соперничества между братом и сестрой никогда не было, наоборот, она всегда гордилась Артёмом и хотела быть похожей на него.

— Я занимаюсь всего пять лет — это немного. Начала в 11 лет, подождала, пока вырасту и наберу немного вес, потому что лёгким заниматься сложно — то поднимет, то унесёт… — говорит Лера. — Когда Артём уехал в Москву, мне было 14 лет, я ещё только начинала кататься, даже не думала, что стану спортсменкой. Сейчас мы поддерживаем друг друга, я очень радуюсь успехам Артёма, и не перестаю им восхищаться, он огромный молодец!

— Соперничества с сестрой у нас не было. Все-таки разница в возрасте 7 лет, да и основные дисциплины у нас разные, у меня фристайл, у неё гонки, — подтверждает позже в переписке Артём. — А вот с папой-тренером никогда не расслабишься, как будто всегда на тренировке, и на дистанции и дома! В спорт привёл папа, сначала даже заставлял меня кататься, и мне не очень нравилось, но когда я начал прыгать — втянулся, и все пошло в гору.

Лера и Артём на подиуме в Норвегии

Лера и Артём на подиуме в Норвегии

— Лера, расскажи, как тебе удаётся совмещать спорт и школу? Сколько раз в неделю тренируешься?

— Всё зависит от ветра: когда дует, тогда и тренируюсь. Но обычно получается, три-четыре раза в неделю. Это после уроков, их я не пропускаю, только после соревнований приходится нагонять программу. Сейчас как раз я в первый раз после Норвегии вышла на лёд, потому что постоянно была в школе, писала отчёты, эссе, сочинения и всё такое.

— Результат в Норвегии был неожиданный для тебя?

— Я не загадывала ничего, потому что не знала, какой уровень участниц будет, не знала акваторию, дистанцию, была там в первый раз. Но я очень рада, что удалось выиграть. У меня была цель войти в пятёрку среди девочек, но удалось даже первой стать.

— Как вообще это всё происходило?

— Перед стартом было страшновато. Незнакомые соревнования, непонятно, как там всё будет. Мы за четыре дня до старта приехали в Норвегию, покатались по трассе в разную погоду — и когда шёл снег, и когда была облачность, и когда светило солнце. 360 человек стартовали разом на линии шириной 200–300 метров, но старт — это была ещё не самая большая проблема, все уместились. Проблема была проехать первый знак — между двумя флажками 7 или 10 метров, и все 360 человек пытались туда протиснуться. Это, наверное, был самый опасный момент за всю гонку. 

Мы знали, что будет пять знаков — это один круг длиной 20–25 километров. Мы должны были проехать пять кругов по горам и ущельям за пять часов. Повезло с погодой, светило солнце, всё было видно. Я брала с собой бутылку воды и выпила её за два круга. Вообще планировала проехать все пять кругов, но проехала три за три с половиной часа, очень вымоталась, и ветер «выключился». Час я пыталась выбраться из безветрия и за это время немного отдохнула. Завершить все пять кругов я не успела, но остальные девочки ещё меньше проехали.

Вот так выглядели соревнования в Норвегии со стороны

Вот так выглядели соревнования в Норвегии со стороны

— Какие планы на будущее? Как брат, посвятишь себя спорту?

— На это лето в планах освоить новый снаряд — гидрофойл, это доска с подводным крылом, на котором ты паришь над водой. Поеду в Крым или Анапу, и там буду тренироваться. А потом я планирую немного закрыть тему спорта, потому что 11 класс, экзамены, поступление. Думаю, поступать либо в УрФУ, либо уехать ближе к морям.

— А на кого?

— Вообще было бы логично на физкультурный, но нет, я таким желанием не горю. Планирую уходить в социальную сферу — управление персоналом или, может быть, туризм. Но ещё посмотрим.

А это Лера на акватории родного Шарташа

А это Лера на акватории родного Шарташа

Мама Леры и Артёма тоже увлекается экстримом, но не кайтом, а виндсёрфингом, поэтому успехам детей тоже очень радуется и поддерживает их. 

Денис Гаращенко рассказал, что сноукайтинг — недешёвый спорт. Только два выезда на международные соревнования обошлись его семье в 350 тысяч рублей. А ещё есть российские старты и тренировочные сборы… Да и само оборудование стоит немало — кайт российского производства — 100 тысяч рублей, это считается недорого, иностранного производства — 250 тысяч. Профессиональному гонщику нужны три-четыре кайта. А ещё борд, снаряжение и экипировка... Увлечения детей влетают в копеечку, но помогают спонсоры, которые готовы бесплатно предоставлять снаряжение и одежду для тех, кто показывает хорошие результаты.

Первым делом нужно распутать и правильно прицепить все стропы

Первым делом нужно распутать и правильно прицепить все стропы

Само крыло российской фирмы стоит 100 тысяч рублей (это немного)

Само крыло российской фирмы стоит 100 тысяч рублей (это немного)

Денис Гаращенко и паутина из строп

Денис Гаращенко и паутина из строп

Лере удалось побороть лёгкий ветер

Лере удалось побороть лёгкий ветер

Кайтеры и рыбаки делят Шарташ

Кайтеры и рыбаки делят Шарташ

На кайте можно разогнаться до 100 км/ч

На кайте можно разогнаться до 100 км/ч

Из такого положения спортсмены стартуют

Из такого положения спортсмены стартуют

Тренер объясняет, в чем заключаются ошибки ученицы

Тренер объясняет, в чем заключаются ошибки ученицы

Двухметровый борд и крыло в сложенном виде

Двухметровый борд и крыло в сложенном виде

Кстати, сноукайтинг немного похож на парапланеризм. По крайней мере, крылья почти такие же. О том, как мы учились летать без мотора и бензина, можно почитать в этом материале

Фото: Артём УСТЮЖАНИН / E1.RU; Валерия ГАРАЩЕНКО / vk.com
Видео: Максим БУТУСОВ / E1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!