С виду — обычные подростки, но у этих детей выдающиеся математические способности
С виду — обычные подростки, но у этих детей выдающиеся математические способности

Вглядитесь в эти лица: вот будущая интеллектуальная элита. Каждый из этих ребят не просто хорошо соображает в цифрах, а понимает сложные абстрактные системы и способен находить нестандартные пути решения задач.


Самые одарённые юные математики страны приехали в Екатеринбург на финал Всероссийской олимпиады по математике, чтобы показать мощь своего интеллекта. Свердловчан среди них семеро: четверо парней учатся в екатеринбургской гимназии № 9, ещё двое — из СУНЦа и один — из  политехнической гимназии Нижнего Тагила. Многочисленной нашу команду не назовёшь, впрочем, как сказали в областном Минобразования, из года в год до финала доходит примерно одинаковое количество уральцев. А хотелось бы, конечно, больше. Например, из Татарстана к нам приехали целых 50 финалистов, москвичей — 109.


А вот и наши шестеро парней: ребята из девятки, СУНЦа и нижнетагильской гимназии
А вот и наши шестеро парней: ребята из девятки, СУНЦа и нижнетагильской гимназии


О том, как находят и развивают одарённых детей, ради чего участвуют в олимпиадах и почему среди участников москвичей больше, мы поговорили с главным гуру Всероссийской олимпиады — председателем комиссии, членом жюри, доцентом МФТИ Назаром Агахановым.


Назар Агаханов — председатель олимпиадной комиссии и член жюри
Назар Агаханов — председатель олимпиадной комиссии и член жюри


— Олимпиадные задачи — что они из себя представляют? Это вычисления? Интегралы? Что-то похожее на задания ЕГЭ, только сложнее?


— Традиционное заблуждение в том, что на олимпиаде по математике участник занимается сложными вычислениями. На самом деле олимпиады никакого отношения к вычислениям не имеют. Это в школе, где проверяется усвоение алгоритмов для решения задач, даются примеры, где нужно производить вычисления. Нет, математические олимпиады — это совсем другой вид деятельности. Школьник должен провести небольшое научное исследование. Задачи звучат так: докажите, что... Школьник доказывает маленькую теорему, некий факт, о котором он доселе не знал. Придумываются задачи, где нужно построить сложную логическую конструкцию, которая приведет к цели, к ответу. А что такое вычисления? Вычисления — это проверка когнитивности, то есть стандартных приёмов. В олимпиаде же — чистой воды креативность, открытия.


— Концентрация одарённых детей из года в год как-то меняется?


— Эти цифры более-менее постоянные. Распределение талантливых ребят, этих звёздочек, по всей планете примерно одинаковое. Открыть эти звездочки, сопровождать их, подвести к достижению результатов — это сложная задача.


— Насколько успешно получается находить, открывать таланты в нашей системе школьного образования?


— С одной стороны, проводится все больше мероприятий для школьников по выявлению одаренных детей. Создан образовательный центр «Сириус», филиалы по всей стране. И огромное количество школ сезонных — летних, зимних, разных тренингов. У одарённых детей есть возможности себя проявить. Но, с другой стороны, основа основ — это качественное массовое образование. Это значит, что в каждой школе должен быть учитель, который может разглядеть талантливого ребенка, чуть-чуть приподнять его над ординарными, чтобы мы могли подхватить, дальше заниматься. А с этим у нас большие проблемы.


Самые многочисленные команды — из Москвы, Санкт-Петербурга и Татарстана
Самые многочисленные команды — из Москвы, Санкт-Петербурга и Татарстана


— Почему? Нет педагогов?


— Пожинаем плоды 90-х, когда заметно снизился уровень нашего образования.


— Педагогического в том числе...


— Да, в педвузы шли по остаточному принципу, когда совсем никуда больше не можешь попасть. Кроме того, есть проблема крупных городов, которые активно втягивают в себя лучших педагогов страны. У нас концентрация сильных преподавателей в Москве фантастическая. А чем дальше от центра, чем сильнее уходишь в глубинку, тем становится хуже. По этой причине не столь эффективно открываем наших звездочек. И детей, которые успешно выступают на математических олимпиадах, становится меньше.


— А правда, что именно олимпиадная математика — это самое сложное из технических направлений?


— Да, и появилось много олимпиад, в которых математики могут себя успешно реализовать, — это не только физика, астрономия. Сейчас это прежде всего информатика, экономика. Математикам достаточно просто познакомиться со стилистикой этих олимпиад, и они тут же становятся победителями. Добиваться успехов в этих дисциплинах математикам очень легко. И поэтому мы, условно говоря, теряем математиков. В наших олимпиадах, чтобы пробиться на вершину, нужно обладать выдающимися способностями, и это многолетний труд. Гораздо проще заняться той же самой экономикой. Я знаю примеры, когда математик, пару месяцев позанимавшись, сразу становился победителем в олимпиаде по экономике.


«Многие наши ребята, бывшие победители олимпиад, условно говоря, эксплуатируются самыми крупными финансовыми группами мира»
«Многие наши ребята, бывшие победители олимпиад, условно говоря, эксплуатируются самыми крупными финансовыми группами мира»


— С практической точки зрения, вот эти звёзды, которые сегодня здесь, кем они могут стать, в каких профессиях? Уйти в науку? Заниматься программированием?


— Не только программированием. Много топовых математиков работает в финансах, банковской сфере. Все крупнейшие финансовые структуры мира охотятся за математиками. Работа одного математика приводит порой к колоссальным достижениям всей компании. Многие наши ребята, бывшие победители олимпиад, условно говоря, эксплуатируются самыми крупными финансовыми группами мира. Я уже не говорю о современных технологиях, где без математики никуда. Поэтому получать качественное математическое образование и демонстрировать свои математические способности — это ключ к успеху. 


Я не могу сказать, что лучше — делать научные открытия в математике или устроиться так, чтобы успешно зарабатывать деньги. Но многие возвращаются в науку, потому что это интереснее. Многие приходят в образование, в педагогику, потому что учить детей, работать с ними — это тоже творчество.


— Среди сегодняшних финалистов девочек совсем немного. Это всегда так? Математика всё-таки лучше даётся мальчикам?


— Это международная статистика. Девочки на международных олимпиадах составляют примерно пятую часть. Это многолетняя статистика. Сейчас, кстати, проводятся олимпиады отдельно для девушек. Есть европейская олимпиада, но она формально считается европейской, а вообще в ней участвуют 52 команды. И мы блестяще в ней выступили, наши российские девушки. Все четыре участницы завоевали золотые медали и главный командный приз — серебряную тарелку. Следующей за нами была команда США — у них две медали.


Девчонок среди финалистов-олимпиадников очень мало
Девчонок среди финалистов-олимпиадников очень мало


— А чем отличаются задания для девочек? Они проще? Или там другой подход?


— Задания, конечно же, легче. Вот смотрите — девочки составляют пятую или шестую часть. Это значит, что на топовом уровне у них меньше конкурентов. А задания должны быть адекватны общему уровню участников.


— Как родители могут распознать, что их ребёнок одарённый, что они должны делать?


— Ой, вы знаете, ни в коем случае родителям этого понимать не нужно. Есть такой классический анекдот, не наш, он появился на Западе в 60-е годы. Учитель музыки говорит нерадивому ученику: «Если будешь плохо заниматься, я скажу твоим родителям, что у тебя талант!»


— То есть родители будут давить, настаивать?


— Огромное количество родителей атакуют меня. Говорят, вот, у нас гениальный ребенок, выдающийся математик, вы должны опекать его. А чем выдающийся? И они говорят об арифметике, что дети в уме считают и тому подобное. Это не имеет отношения к математике — кто лучше считает. Родители вредят, пытаясь представить детей гениями и навязывая эту позицию, ломают их судьбы.


— Но что-то же они должны делать, как-то контролировать ситуацию, находить способы помочь ребенку раскрыть его способности?


— Ни в коем случае родителям не нужно вмешиваться в процесс образования. Если понимаешь, что школа плохая и общий настрой не на занятия, а на подавление талантов, тогда надо перевести в другую школу. И это всё, что может сделать родитель, потому что он всегда субъективен.


— Даже, если папа сам — преподаватель математики?


— Даже в этом случае. Еще хуже, если мама в процесс включается. Дальше начинается агрессия со стороны родителей — ты должен, ты обязан. Я против того, чтобы родители вообще сами занимались с детьми. У них другая роль.


За два дня каждый участник решит восемь сложнейших задач, требующих нестандартного решения
За два дня каждый участник решит восемь сложнейших задач, требующих нестандартного решения


Читайте в нашем репортаже, как шестилетняя екатеринбурженка Алиса стала чемпионом мира по устному счёту. А здесь — интервью с родителями самых успешных выпускников прошлого года, которые сдали ЕГЭ на 300 баллов.