Полина совсем не боится врачей, а вот медицинское оборудование её пугает
Полина совсем не боится врачей, а вот медицинское оборудование её пугает

Полине год и три месяца, она выглядит и ведёт себя как любой малыш этого возраста: улыбается маме и незнакомым людям, изучает новые предметы, играет с плюшевой вороной и с любопытством разглядывает всё окружающее. Даже камеры и микрофона не боится. Сложно поверить, что год назад эта девочка перенесла две сложные и уникальные для Свердловской области операции, ради которых объединились врачи двух больниц — ГКБ № 40 и ОДКБ № 1.


Сейчас, видя, что Полина Негодина развивается хорошо, врачи и родители решились рассказать о том, что с ней случилось весной 2017-го.


— Надо слушать себя и своего ребёнка, — рассказывает мама Полины Ольга Старикова. — В поликлиниках не очень хорошо с диагностикой таких вещей. Нас не слушали в поликлиниках. Полина стала много спать, терять аппетит и обильно срыгивать. Мы обратились в платную клинику, и только там нас направили на госпитализацию. Оказалось, эти симптомы — яркие маркеры, которые указывают на церебральную проблему.


Сначала врачи предполагали, что у двухмесячной малышки инфекция, потом ей стало резко хуже. Перевели в реанимацию, родители обмирали от страха из-за неведения, что происходит с их долгожданным первенцем. И наконец редкий для таких маленьких пациентов диагноз — опухоль сосудистого сплетения головного мозга.


Нейрохирург ГКБ № 40 показывает, как выглядели снимки головного мозга Полины перед операцией — гидроцефалия нарастала стремительно
Нейрохирург ГКБ № 40 показывает, как выглядели снимки головного мозга Полины перед операцией — гидроцефалия нарастала стремительно


— Ребёночку было чуть больше двух месяцев, у такого малыша общий объём циркулирующей крови — около 400 миллилитров, а удаление такой опухоли может сопровождаться большой кровопотерей, — рассказал нейрохирург 40-й больницы Владимир Колотвинов, который проводил операцию год назад. — И сложность-то была в том, чтобы минимизировать кровопотерю. Вместе с коллегами из детской областной больницы мы спланировали доступ к опухоли.


Медлить было нельзя — из-за опухоли в голове у Полины нарастала гидроцефалия, которая повышала внутричерепное давление. Операция в нейрохирургии 40-й больницы длилась четыре часа. Потом пациентку из реанимации городской больницы перевели в реанимацию областной. И только спустя некоторое время врачи поняли, что гидроцефалия, несмотря на успешно удалённую опухоль, продолжает нарастать. Малышке предстояла вторая операция — уже в областной больнице.


Алексей Сухарев — доктор из ОДКБ № 1 — проводил операцию по поводу гидроцефалии
Алексей Сухарев — доктор из ОДКБ № 1 — проводил операцию по поводу гидроцефалии


— У ребенка была водянка головного мозга — скапливалось большое количество жидкости в желудочковой системе мозга, — объяснил Алексей Сухарев, нейрохирург ОДКБ № 1, где проводили вторую операцию. — Это опасно тем, что при нарушении оттока жидкости повышается внутричерепное давление, и это может вызвать серьёзные неврологические нарушения: пострадают и двигательные функции, и речь. Мозг сжимается как губка, и эти изменения могут быть необратимыми. Мы поставили шунтирующую систему, которая выводит жидкость, — ликвор.


Теперь шунтирующая система — это несколько катетеров и клапан, которые эвакуируют ликвор в брюшную полость, — останется у Полины на всю жизнь. Но, к счастью, это ничем, кроме регулярных обследований врачей, ей не грозит. Девочка ведёт обычный образ жизни. Хотя для родителей, которые прошли несколько месяцев больниц и реабилитаций, чтобы спасти единственную дочь, жизнь, конечно, была специфичной.


— Мы очень переживали, — вспоминает мама Полины. — Это сложно описать. Хуже всего была неопределённость, когда нас не пускали в реанимацию и мы ещё не знали, как Полина, что с ней. Потом стало легче.


«Самое страшное — это неопределённость», — вспоминает мама малышки
«Самое страшное — это неопределённость», — вспоминает мама малышки


Первые месяцы после операций у девочки были проблемы с подвижностью частей тела, но благодаря массажам, процедурам и бесконечной родительской любви малышка восстановилась. Долгое время мама и папа боялись выводить дочку «в люди», из-за всех этих сложностей у неё был медотвод от прививок и очень слабый иммунитет, любая инфекция цеплялась. Теперь Полине ставят все положенные по возрасту вакцины. Девочка может со всеми играть в песочнице. Отдавать ребёнка в садик мама пока не планирует.


— Я в этом плане эгоистка, — признаётся Ольга, по образованию — лингвист-переводчик. — Хочу подольше побыть вместе с Полиной, прежде чем отдавать её в детский сад.


Родители пока не планируют отдавать в садик дочку, которой скоро исполнится полтора года. Хотят подольше побыть с ней.
Родители пока не планируют отдавать в садик дочку, которой скоро исполнится полтора года. Хотят подольше побыть с ней.


Месяц назад врачи ОДКБ № 1 рассказали о том, как вылечили врождённую патологию у недоношенного младенца весом всего 530 грамм.