Директор школы объясняет, что на Шинном всегда было много детей, не говорящих на русском
Директор школы объясняет, что на Шинном всегда было много детей, не говорящих на русском

Школа № 59 на Шинном особенная: почти треть ребят, которые здесь учатся, из семей мигрантов. Кто-то из них родился уже в России, другие переехали недавно, но для них всех русский язык не родной. Некоторые приходят в школу, не понимая по-русски ни слова. В школе накопили такой опыт обучения этих детей, что открыли центр языковой адаптации, который с 1 сентября будет работать на весь город.


— У нас очень много детей-билингвов, — рассказывает Надежда Лазукина, завуч по научно-методической работе. — И национальный состав разный: татары, таджики, узбеки, киргизы, армяне, удмурты и другие. Их семьи приехали жить и работать здесь, русский язык для них иностранный. Все дети учатся в одном классе, методика обучения одна, в классе 30 человек. Без языка не обойтись: на выпуске в 9-м классе результаты ОГЭ напрямую зависят от того, на каком уровне школьник владеет языком. То есть любой выпускник, откуда бы он ни был, должен для допуска к экзамену владеть русской речью в объёме носителя — это примерно 250 слов в минуту.


Летом школа утопает в зелени: как и в других, здесь работает городской лагерь
Летом школа утопает в зелени: как и в других, здесь работает городской лагерь


— Дети в первый и второй классы могут прийти совершенно не говорящие, — делится своим опытом завуч в начальной школе Наталья Останина. — Вот недавний пример: ребёнок пришёл во второй класс и не говорил по-русски вообще, семья приехала из Киргизии. Что нам надо было сделать? Во-первых, создать ситуацию успеха в классе. Объяснить его одноклассникам, что нельзя над этим ребёнком смеяться, что он делает первые шаги.


— Неужели правда дети не смеются, не издеваются?


— Дети понимают, когда им объясняешь и проговариваешь. Бывает, конечно, всякое, но детям всё можно объяснить. Они и смеются-то уже по-доброму. Мы говорим: вы — русские, а у него это второй язык, ему тяжело. Второе, что мы сделали, — дали этому ребёнку тьютора, назначили девочку из класса, которая хорошо учится, чтобы помогала ему.


Наталья Останина объясняет, как добиться, чтобы дети не смеялись над одноклассниками, которые не знают русского
Наталья Останина объясняет, как добиться, чтобы дети не смеялись над одноклассниками, которые не знают русского


— Это как шефство было в наше время над отстающими?


— Да, она взяла над ним шефство. Они сели за одну парту, но две недели девочка с ним поработала и устала. Сказала: «Наталья Александровна, я не могу». Хорошо, кто желает? Одна девочка проявила желание. Так же села с ним, стала ему всё объяснять. Очень многое проговаривается в классе — какие-то правила, все вместе, и он вместе с нами. Ролевые игры часто используем, постоянно его привлекаем. Конечно, ему это очень тяжело, очень сложно. Подключили родителей. И здесь очень важно, что родители хотят, слышат и помогают ребёнку. Они берут какие-то дополнительные задания, дома выполняют. Причём в семье по-русски говорит только папа. И пошёл ребёнок, пошёл, заговорил через год, начал читать на русском языке и даже обогнал кого-то из детей. И в этой ситуации успеха возросла мотивация, самооценка. С другими детьми почти на равных теперь.


— А родители русских детей не возмущаются, что с теми так возятся?


— Тут же нет такого, чтобы на каком-то уроке внимание уделялось именно ему. Он делает успехи потому, что рядом наставник. И это отличница, которая и сама успевает усвоить, и другому помочь. Общаясь с тьютором, ребёнок постоянно слышит её речь, они взаимодействуют, и это ему помогает.


Читательский дневник — одно из пособий, которое используется в методике обучения детей
Читательский дневник — одно из пособий, которое используется в методике обучения детей


Дима Тураев — старшеклассник, его родители переехали из Таджикистана, но парень родился уже на Урале. Дома разговаривают на разных языках, поэтому сначала в школе тоже были проблемы с русским. Сейчас речь подростка звучит исключительно грамотно, хоть на филфак иди, впрочем, парень выбрал другую дорогу.


— И мне было сложно — на каком именно языке разговаривать, — признался Дима. — Но со мной занимались в школе, и уже во втором классе стало намного проще. Русский язык сдал после 9-го класса на пятёрку, пойду в 10-й класс, хотел бы поступить в высшее училище МВД.


Дима Тураев (у него есть и другое, сложное для нас таджикское имя) — гордость 59-й школы. Он билингв, русский сдал на 5, собирается поступать в высшее училище МВД 
Дима Тураев (у него есть и другое, сложное для нас таджикское имя) — гордость 59-й школы. Он билингв, русский сдал на 5, собирается поступать в высшее училище МВД 


В некоторых случаях для того, чтобы ребёнок смог нормально учиться, педагоги занимаются с ним индивидуально.


— Один мальчик к нам пришёл в 9-й класс, в других школах его не брали, — рассказывает директор 59-й школы Ирина Тихонова. — У нас общеобразовательная школа, мы взяли ребёнка. И это большой риск, надо сдавать экзамены, а языка нет. Говорил очень плохо. Здесь мы применили индивидуальное обучение. То есть он в классе не сидел, занимался с педагогами. И в итоге окончил 9-й класс успешно, сейчас учится в колледже.


Нусрат Алихонов привёз детей, когда они уже были подростками. Всего за год занятий в 59-й школе сын Нусрата смог сдать экзамен и дальше пойти учиться в колледж
Нусрат Алихонов привёз детей, когда они уже были подростками. Всего за год занятий в 59-й школе сын Нусрата смог сдать экзамен и дальше пойти учиться в колледж


— Как именно будут заниматься в центре языковой адаптации?


— Будем набирать небольшие группы, человек по пять, по уровню владения языком, — объясняет методист Надежда Лазукина. — Кто-то с нуля, кто-то немного уже говорит по-русски. Дети, которые родились в России, как правило, владеют двумя языками, дома говорят на родном, а в школе надо говорить на русском. И у нас есть приёмы и методики — читательский дневник мы издали, у нас будет лингафонный кабинет, игровые методики применяем, например, лингвистический тетрис, когда надо собирать слова из составляющих.


— На практике как это будет выглядеть? Вы уже знаете, сколько детей с плохим русским придёт в школу 1 сентября?


— Нет, набор ещё идёт. Они сядут в классе, учитель будет смотреть. С сентября планируем нанять тьюторов — специалистов, которые возьмут эти группы неговорящих детей и будут заниматься с ними. Для наших детей, из нашей школы, это будет бесплатно. Но мы будем брать всех желающих — и детей, и взрослых, для них это будет уже платная услуга. Причём могут быть и разновозрастные группы — например, дети и взрослые из одной семьи. Взрослые смогут освоить лингвистический минимум, который даст им право пройти экзаменовку в миграционном центре, необходимую для получения патента на работу.


Педагоги приготовили кабинеты и пособия, здесь детей и взрослых научат говорить по-русски
Педагоги приготовили кабинеты и пособия, здесь детей и взрослых научат говорить по-русски


— Для детей не из вашей школы и взрослых сколько это будет стоить?


— Около 5 тысяч рублей за трёхмесячный курс, если наберутся группы по 10 человек.


— Нет опасений, что у детей, которые учат русский как иностранный, возникнет в голове полная языковая каша, когда начнётся ещё английский или немецкий?


— Здесь нет противостояния, — уверена директор школы. — Напротив, изучение языков развивает память, задействует оба полушария головного мозга, развивает скорость умственных реакций. Третий и четвёртый иностранные языки усваиваются легче.


— Когда начинается набор в первые класс, родители всегда обсуждают тему детей-мигрантов, многие готовы покупать прописки, только чтобы не попасть в такие школы, где их много. В вашей школе вы не чувствуете такого неприятия со стороны родителей?


— Мы работаем над этим, на всех собраниях разговариваем с родителями. У нас для такой работы хорошая почва. Здесь был шинный завод, и люди других национальностей приезжали работать на производстве. А сегодня родители понимают, что, если мы живём в мультикультурном обществе, мы должны быть заинтересованы, чтобы те люди, которые приехали, воспитывались в нашей культуре, в том же культурном коде.


— Педагогам с такими детьми сложно находить общий язык?


— Многое зависит от установок в их семьях. У них такое уважение к старшим! Бывает, вызовешь родителей за какой-то проступок. А придёт старший брат и так отчитает, что потом ребёнок шёлковый. Говорит: «Меня должны звать, чтобы благодарить за тебя, а не для того, чтобы я краснел». Такие традиции.


Методист школы филолог Надежда Лазутина утверждает, что дети-первоклассники усваивают язык намного быстрее, чем ребята постарше и взрослые 
Методист школы филолог Надежда Лазутина утверждает, что дети-первоклассники усваивают язык намного быстрее, чем ребята постарше и взрослые 


— Многие семьи гастарбайтеров наверняка живут в стеснённых условиях, это как-то сказывается на успеваемости детей?


— Да, есть такие. Родители, например, на рынке работают, снимают дешёвое жильё. Это называется тяжёлый социальный контекст. Сложнее детям домашние задания делать. И в плане внешнего вида сложнее. Но у нас, знаете, это проблема не только семей мигрантов. Тут территория бывшего завода, частный сектор, общежитий много, поэтому много малообеспеченных семей. И здесь наша школа как культурный очаг.


Эта школа на Шинном для многих — настоящий культурный очаг
Эта школа на Шинном для многих — настоящий культурный очаг


В Екатеринбурге есть и другие педагоги, которые накопили опыт в обучении детей мигрантов: почитайте интервью с учителем, который создал клуб для таких ребят. А вот здесь — репортаж из самой многонациональной школы города.