Ирина рассказала, что обналичила вместе с бывшим мужем материнский капитал, чтобы расплатиться с кредитами
Ирина рассказала, что обналичила вместе с бывшим мужем материнский капитал, чтобы расплатиться с кредитами

Прокуратура Сысерти отказала в возбуждении уголовного дела в отношении 36-летней Ирины Сысоевой, которая сама на себя написала заявление. Мать троих детей обвиняла себя в мошенничестве. Она признавалась, что обналичила вместе с бывшим мужем материнский капитал, чтобы расплатиться с кредитами.


В заявлении она расписала всю нехитрую схему аферы, как совершили фиктивную покупку квартиры у Ирининой мамы, в которой сами и жили. Ирина уверяет, что мама никаких денег даже не видела, они попросили пожилую женщину подписать все документы не глядя.


Причина признания спустя несколько лет — это не муки совести за то, что обманула государство. Хотя, конечно, и винит себя, говорит, что раскаивается. Но главная причина — семейно-бытовая: муж после развода отсудил себе часть трехкомнатной квартиры (она приобреталась в браке, да еще и на семейный капитал!) и потребовал вернуть долю деньгами — 500 тысяч рублей. 


Свою долю (а это целая комната в трешке) он даже выставлял на продажу. Женщина сейчас в декрете с младшей дочкой (родилась вне брака) и достать 500 тысяч не может. Поэтому хочет, чтобы ту сделку признали фиктивной, вот и созналась в махинациях. Конечно, она надеялась получить условный срок, ведь у нее трое маленьких детей, деньги в Пенсионный фонд она может вернуть в рассрочку. Хотя готова была и к реальному тюремному сроку.


Но прокуратура не нашла состава преступления в действиях Ирины, в возбуждении уголовного дела ей отказали. 


Ответ из Сысертской прокуратуры
Ответ из Сысертской прокуратуры


— Следователь не раз говорил, что не хочет возбуждать это дело, — рассказала E1.RU Ирина Сысоева. — Вроде жалеют меня, но такая жалость не нужна мне. Как-то поздно вечером следователь приехал к маме, дал ей подписать какие-то документы, она не глядя подписала. А там были показания, с ее слов выходило, что мы все-таки передавали маме деньги за квартиру. А она потом обратно мне деньги отдала. Но мы никаких денег маме не передавали. Хотя даже если бы так было, это же все равно обналичка, мошенничество! 


Можно ведь было запросить у банков, где мы покрыли кредиты, всю документацию. Мы расплачивались практически в тот же день и в ближайшие дни — как деньги пришли мне на счет из Пенсионного фонда. Это ведь косвенное доказательство нашей вины! Но никто не стал ни в чем разбираться. Вот так вот признаешься, а тебя отсылают. 


Ирина не собирается останавливаться и готовит новое заявление на себя: на этот раз в Следственный комитет.