Она надеется заработать на бытовку, чтобы поставить ее на участке и начать возводить дом
Она надеется заработать на бытовку, чтобы поставить ее на участке и начать возводить дом

Анне Матвеевне Михалевой 63 года. В мае этого года пожар полностью уничтожил ее частный дом в Екатеринбурге. Другого жилья у женщины нет. Сейчас ей приходится скитаться по знакомым и родственникам. Пенсионерка устроилась на работу на стройку, чтобы оплачивать кредит. И надеется все же отстроить себе дом. С её историей в редакцию E1.RU обратились соседи, которые стали очевидцами страшного пожара. Мы встретились с Анной Матвеевной. 


Она всю жизнь проработала маляром. В 1993 году от завода, где работала Анна Матвеевна, ей дали дом по адресу Кленовая, 21 вместе с участком в 9 с половиной соток.


— У нас там было две комнаты и утепленная веранда, — рассказала она. 


В 2006 году Анна Матвеевна оформила его в собственность. Вместе с ней в доме жил ее сын и внук, последний сейчас служит в армии.


Анна Матвеевна всю жизнь мечтала о большом телевизоре. За несколько месяцев до пожара она купила большую плазму, оформив на нее кредит в 57 тысяч рублей.


— Было примерно полпервого ночи, но я еще не спала. Смотрела по телевизору концерт Филиппа Киркорова, — вспоминает Анна Матвеевна.


Неожиданно в дом начали стучаться полицейские. Они и предупредили жильцов дома о том, что у них полыхает сарай.


— Полицейские сказали: берите документы и выбегайте. Сказали, чтобы вещи не брали, так как скоро приедут пожарные, — рассказывает Анна Матвеевна.


До пожара дом выглядел так
До пожара дом выглядел так


В этот момент огнем был охвачен только сарай рядом с домом. Пожарные приехали довольно быстро.


— Я была так рада, что они приехали. Подумала, что мы спасены, ведь горел только сарай, а на дом огонь еще не распространился, — вспоминает женщина.


Но радость от быстрого приезда МЧС была недолгой. Анна Матвеевна и люди, живущие в домах по соседству, утверждают: огнеборцы приехали без воды.


— Вся улица видела, как ужасно вели себя пожарные. Например, три машины приехали полностью пустыми, а сотрудники из первой бригады и вовсе не могли стоять на ногах, падали, когда несли шланг, лили почему-то воду на забор, а не на дом или сарай. За водой почему-то поехали к УПИ, а не брали её из Шарташа. Полиция не пускала в дом ни Анну, ни её сына. Мужчина кое-как забежал в дом и спас кошку, но обгорел. А потом его ещё два часа не пускали к врачам, — рассказала нам жительница соседнего дома Екатерина.


К сожалению, огонь все-таки распространился на дом, который полностью выгорел
К сожалению, огонь все-таки распространился на дом, который полностью выгорел


Это же утверждали и другие соседи, которых мы встретили, когда приехали вместе с Анной Матвеевной к ее участку.


В свердловском ГУ МЧС нам рассказали, что такого просто не могло быть и пожарные машины всегда приезжают на вызовы с водой.


Мы написали в ведомство официальный запрос с просьбой все-таки выяснить точные обстоятельства пожара и его тушения.


Сейчас пенсионерка каждый день приезжает на место, где был ее дом. Там живет ее пес Мухтар. Анна Матвеевна кормит и выгуливает собаку. Также ее прихода ждет рыжий кот, которого ее сын, обгорев, вытащил из пожара.



Взять его с собой женщине некуда, а усыпить не поднимается рука.


— Когда он меня на дороге встретит, начинает мяукать, зовет домой, а дома-то нет. Сердце разрывается, глядя на него, — говорит женщина.


Рыжий кот продолжает приходить на сгоревшие руины дома
Рыжий кот продолжает приходить на сгоревшие руины дома


После пожара она попыталась получить жилье в маневренном фонде, но даже не смогла попасть на прием к чиновникам из администрации Кировского района.


По словам пенсионерки, ситуация начала меняться в лучшую сторону после ее обращения к Евгению Ройзману. Женщина пришла к нему в день, когда он проводил последний прием в качестве мэра. После звонков Ройзмана ее пригласили на прием в районную администрацию, там даже сделали запрос в маневренный фонд, но оттуда пришел отказ.


Мы обратились в пресс-службу администрации Екатеринбурга, где нам рассказали, что получить бесплатное жилье пенсионерке не позволяет законодательство. Дело в том, что места в маневренном фонде положены только погорельцам, у которых было муниципальное жилье. Тем, у кого оно приватизировано, остается рассчитывать только на самих себя.


Пенсии женщине не хватает, к тому же ей нужно платить за кредит, сумма по которому опять составляет 57 тысяч из-за просрочек и штрафов. Ее сын сейчас живет у соседей, а Анне Матвеевне приходится жить, что называется, где придется. До этого она несколько месяцев жила вместе с внучкой-студенткой, которая снимает комнату. Но это не понравилось квартирной хозяйке, которая пригрозила их выселить.


— Живу у тех, кто не выгонит, — грустно замечает Анна Матвеевна.


У Анны Матвеевны есть взрослая дочь. Но о том, принимает ли она участие в ее судьбе, женщина говорит немногословно. 


— Она живет с мужчиной. Помочь у нее возможности нет, — коротко отвечает она на расспросы о дочери. 


Пенсионерка ни от кого ничего не требует. Анну Матвеевну, кажется, больше интересует судьба ее любимого пса.


Женщина каждый день приезжает к бывшему дому, чтобы покормить своих животных
Женщина каждый день приезжает к бывшему дому, чтобы покормить своих животных


Она договорилась, что его на зиму возьмут в приют. В мечтах у Анны Матвеевны купить строительный вагончик (бытовку) и постепенно начать возводить на участке дом.


— Тогда бы и не пришлось его (Мухтара) никуда отдавать, — мечтательно говорит пенсионерка.