Этот подросток в Рефтинском избивает 20-летнего инвалида. Его приятель снимает всё это на видео
Этот подросток в Рефтинском избивает 20-летнего инвалида. Его приятель снимает всё это на видео

В августе несколько подростков в Берёзовском до смерти забили 20-летнего парня. Они завели юношу-инвалида за гаражи, издевались, прыгали у него на голове и снимали всё это на видео. После того как о зверской расправе узнали местные жители, они устраивали сходки и митинги, требуя наказать убийц. Казалось, что ужас и возмущение, которые вызвала эта трагедия, могут что-то исправить, станут шоковой терапией для взрослых. Появилась надежда, что родители будут внимательнее к своим детям, а школьные психологи обсудят с учениками этот случай.


Но не прошло и месяца после начала учебного года, как случилось два подобных ЧП. Они повторяют случай в Берёзовском, только, к счастью, жертвы остались живы. В Рефтинском подросток избил парня-инвалида, а его приятель снимал всё на видео под музыку, потом выложили ролик в Сеть. Видно, что инвалид не сопротивляется, а лишь кричит: «За что?».


Ещё один случай с избиением сверстника произошёл в Нижней Туре. Там школьник запинал знакомого, а остальные подростки стояли вокруг, смеялись и снимали всё на камеры телефонов. 


Сейчас полиция проводит проверку по этим ЧП. А в Берёзовском продолжают расследовать уголовное дело по статье «Убийство».


Екатеринбургский психолог и психиатр Георгий Амусин считает, что в дальнейшем подростки будут ещё агрессивнее. Публикуем его мнение о том, почему так жестоки школьники и как взрослым с этим бороться.


Есть особый феномен подросткового возраста, он связан с тем, что детские ценности и установки на подростков уже не влияют. Основная детская установка — делай то, что тебе говорят взрослые. Но подросток — уже не ребёнок. Он понимает (считает), что может делать так, как хочет. И вот то, что он делает, как раз зависит от того, чем была наполнена личность ребёнка, когда он подошёл к подростковому периоду. А личности наших детей в большинстве случаев наполнены простым посылом: кто сильнее, тот и прав. 


Если ты сильный, ты можешь делать как хочешь. Это послание, которое нам даёт государство, которое подросток видит во дворе, которое подтверждается множеством социальных явлений. Но в отличие от нормального взрослого подросток действует как ребёнок, то есть не прогнозирует, не понимает, что за его поступки будет наказание. 


Не у всех, конечно, проявляется агрессия. Как правило, агрессивными становятся те ребята, у которых есть проблемы с самоконтролем. Но они заражают своим поведением, импульсом других, свою команду. Поэтому в обществе, где жестокость не получает должной оценки, мы, как в зеркале, видим вот такие проявления у подростков. Да, в школе осуждают такое поведение. Но одно дело, когда ты об этом говоришь, а другое — когда действительно делаешь добрые поступки.

Так «развлекались» школьницы из Верхней Салды на каникулах. Одна бьёт девочку, другая снимает на телефон. Это случилось всего через несколько дней после убийства в Берёзовском.


Подросток уже не верит тому, что говорят, он ставит под сомнение слова. Зато верит поступкам. Вот в психиатрии есть такая классификация: люди с пограничными нарушениями личности. Они могут говорить вам много хороших, правильных, чистых слов. Но в реальности поступят так, как им выгодно или как велит им их внутренний импульс. Это «пограничное состояние» — достояние нашего времени, когда говорят одно, а по факту происходит совершенно другое.


То, что происходит сейчас, нельзя сравнивать с прежними подростковыми драками. Да, были раньше бои стенка на стенку. Но тогда этими явлениями занимались. Хотя и не было ювенальной юстиции, но подростков-правонарушителей брали в плотную работу, их осуждали все: сверстники, одноклассники. В обществе было активное непринятие.


Сейчас в связи с нарастанием в обществе напряжения, скорее всего, нас ждёт всплеск подростковой жестокости, агрессии — тупой, бессмысленной, беспощадной.


А с агрессорами должны работать психологи, психиатры. Если с этими ребятами пообщается специалист, то он найдёт у них личностное расстройство, связанное с определением вопросов морали и ценностей. Да, у них нет галлюцинаций, бреда, но подобное отношение к себе и людям не может быть нормой. Надежда на то, что ребёнок перерастёт тяжёлый подростковый возраст и выправится. 


Те люди, которые попробовали вкус насилия, без организованной специальной работы повторят его. Со всеми, кто допустил агрессию, должны работать профессионалы. Но такая работа не предусмотрена в системе образования. Каждое ведомство действует разрозненно. Полиция — в рамках своих методов, их не интересует психология, отчего это происходит. Родители останутся крайними, с ними нужно было работать, пока они сами были детьми, их не научили быть родителями. А вот мам и пап особых ребят очень жаль, они как раз вкладывали в своих детей всё, что можно, работали с ними. Но не смогли защитить от жестокости.


Что делать нам, нормальным людям? Защищаться, учить защищаться своих детей. И физически, в том числе, уметь давать отпор. А ещё нормальным людям — объединяться, чтобы дать в обществе другой посыл, другие нравственные установки. Потому что подростковая агрессивность — это показатель того, что с обществом что-то не так.