Антон Смирнов: «Печально, что дети вынуждены слушать человека, который обладает знаниями прошлого века»
Антон Смирнов: «Печально, что дети вынуждены слушать человека, который обладает знаниями прошлого века»

Детские сады с их поборами, странными требованиями и безумными родительскими чатиками часто становятся темой для обсуждения в соцсетях и на нашем сайте. Молодой отец Антон Смирнов подошел к ситуации аналитически и нашел причину всех садиковых бед. Он назвал ее «специалисты вчерашнего дня». Почитайте его колонку. 


Сегодня я отвел своего ребенка в детский сад, в который много лет назад ходил сам. Там многое изменилось, что-то стало лучше, а что-то не поменялось совсем. Например, директор. Помню, как несколько лет назад позвонил договориться о встрече с директором, и первое, что услышал, было: «Должна прийти мама»...


Семейный кодекс, конституция и все прочее — не аргументы для директора. Нужна мать. Тут стоит сказать, что жена моя — великолепный доктор, и ей хватает общения с людьми на работе, поэтому я стараюсь оградить ее, да и подобных директоров от лишнего общения. Немного задвинув свое стремление к справедливости и законопослушности, мы преодолели бюрократические препоны и все же повели ребенка в сад.


Период адаптации проходил прекрасно. Сын попал в группу к чудесному специалисту. Спустя ровно месяц мне передали квитанцию за сад, которую я оплатил, воспользовавшись своим банком через онлайн-сервис. Позже меня настоятельно звали в бухгалтерию сада. Оказалось, я заплатил через не подходящий бухгалтеру банк. Моя толерантность к своеобразности системы дошкольного образования рухнула. Путем сложных дискуссий с бухгалтером удалось выяснить, что их обслуживает один банк, и там ей «все удобно», а я плачу через другой, — и это ей не удобно.


Разошлись мы на ее фразе «вы, наверное, в силу своей профессии так себя ведете» — я тогда работал журналистом. В ответ я посоветовал ей наконец заняться своей профессией. 


Тогда все решилось довольно быстро, но уже летом ребенка мы перевели в другой сад (на время ремонта), и там история повторилась. Тогда я уже написал в министерство, кстати, тоже через онлайн-сервис. Надеюсь, теперь в садах никто не слышит названия коммерческих банков. Во всяком случае, в этом меня уверили в ответе из министерства.


Во взрослой жизни не всегда получается быть милым и пушистым... Особенно, если дело касается твоего ребенка
Во взрослой жизни не всегда получается быть милым и пушистым... Особенно, если дело касается твоего ребенка


Чудесный воспитатель вскоре ушла, как говорят, из-за конфликта с директором. Осталась ее юная коллега, на помощь которой пришла дама предпенсионного возраста. Впрочем, ничего выдающегося — не значит плохо. Все было нормально, ребенок развивался, правда, иногда бежал мне навстречу в надетых не на ту ногу сандалиях.


К тому, что придется скидываться на покупку всего и вся в группу, мы были готовы, и это нормально. Мне даже кажется, что мы маловато скидываемся, обычно не больше 1–2 тысяч рублей в год. Однажды я даже участвовал в сокрытии детских игрушек на время какой-то там комиссии. Это меня куда меньше удивляло, чем, например, фотосессии для детей в сомнительном антураже.


Некие фотографы без предупреждений и разрешения родителей фотографируют всю группу, а потом показывают нам такие маленькие «превью» 3 на 4 сантиметра, мол, если хотите — 300 рублей, и будет вам большая фотография. По этому поводу я тоже написал в министерство, там ответили, что ничего в этом зазорного не видят, однако прокуратура и налоговая — увидели. С тех пор, я надеюсь, в садах у всех берут разрешение на фотографирование детей.


Все эти истории для меня сводятся к коллективной безответственности. Когда вместо директора или руководителя принимает решение некий коллектив — родителей или жильцов, например, все идет по какой-то очень странной траектории. Думаю, у многих дома давно уже нет ковров, во всяком случае, в детской или на стенах. Это ведь попросту негигиенично. Но в нашем саду родители решили купить в группу ковер. Я не знаю, чем это обосновано, но это коллективное решение. 


В идеальном мире подобному коллективному поведению противостоит коллективный же бойкот. Например, изменили рецептуру напитка — его перестали покупать. В крупную сеть кинотеатров не пустили инвалида или нахамили бабушке — туда перестают ходить все неравнодушные. У нас, увы, таких случаев не бывает (или они мне неизвестны), ведь часто принимают идиотские решения и хамят наши соседи.


Антон Смирнов: «Основная проблема в том, что у нас в стране считается нормальным выпускать из институтов «специалистов вчерашнего дня»
Антон Смирнов: «Основная проблема в том, что у нас в стране считается нормальным выпускать из институтов «специалистов вчерашнего дня»


Основная проблема, на мой взгляд, в том, что у нас в стране считается нормальным выпускать из институтов «специалистов вчерашнего дня», это цитата одного из преподавателей вуза, где я учился.


Да, наверное, сложно обучать всему самому современному в условиях тотальной подчиненности госстандартам и всему прочему. Это особенно печально в сферах, где каждый день совершаются открытия. Еще печальнее то, что в детских садах и школах нынешних детей учат те, кто уже десять лет назад, если не больше, был специалистом вчерашнего дня. Это значит, что наши дети вынуждены слушать человека, который обладает знаниями прошлого века. Формально, есть система повышения квалификации, но с ней справится любой, кто отдаленно знаком с гуглом.


К примеру, спроси у любого физрука, как растут мышцы, и он ответит что-то типа no pain no gain или какую-нибудь муть собственного сочинения. А правильный ответ — «неизвестно» (есть лишь пара более-менее стройных теорий). Но специалистам вчерашнего дня нельзя так говорить, а стоило бы научиться. И гуглить по-английски.


Также мы публиковали колонку мамы Анастасии Гетьман, которая считает, что привозные спектакли и показы животных в детских садах нужно запретить