Так выглядел наш эксперимент
Так выглядел наш эксперимент

«В такие моменты сложно избавиться от скепсиса. Мы, пять журналистов, сидим в малой переговорной и незаметно ухмыляемся. Элина стоит напротив гипнолога. Он произносит стандартную фразу, что-то вроде «я посчитаю до трёх», после которой девушка якобы уснёт прямо посреди переговорки. И вот он считает: раз, два, три и... Впрочем, не будем забегать вперед». Наши коллеги из челябинской редакции 74.ru пригласили гипнотизера. Что он сделал с журналистами и какие факты о гипнозе надо знать — читайте сейчас.


Слово «гипноз» вызывало у меня целый спектр ассоциаций. Я вспоминал циркового гипнотизёра, который заставляет людей скакать на стуле, привокзальных жуликов, которым безропотно отдают ценности, псевдопродавцов, убеждающих пенсионеров покупать какую-нибудь ерунду.


Ещё я знал, что гипноз использовался в медицине, что Фрейд от него отказался, что с его помощью кодируют людей от алкоголизма и так далее. Но что такое гипноз на самом деле?


Я позвонил гипнологу Александру Савченкову и предложил себя в качестве «жертвы».


— Очень хочу побывать в состоянии гипноза и сделать, так сказать, репортаж изнутри, — сказал я.


Оказалось, всё не так просто. Во-первых, объяснили мне, в состоянии гипноза я не испытаю ничего сверхъестественного. Но главное, совсем не факт, что я подхожу для глубокого погружения, потому что люди очень различаются по гипнабельности.


— Гипноз во многом основан на доверии между врачом и пациентом, поэтому тревожные люди хуже поддаются гипнозу.


А я кошмар какой тревожный. Так мы решили провести кастинг в редакции и узнать, какой процент людей поддаётся гипнозу.


Странное зрелище, конечно
Странное зрелище, конечно


Как ощущается гипноз


Интересно, что четверо из нашей шестёрки были уверены, что гипноз на них не подействовал. Чтобы добавить картине объективности, мы сняли всё действо на видео, и, по словам оператора Вадима Архипова, «поплыли» так или иначе все.


— Вы походили на зомби, — сказал он.


Видео: Вадим Архипов


Состояние гипноза приятно. Приятно, как стрижка в парикмахерской, когда женская рука ловко касается твоих волос. Приятно, как расслабляющий массаж. В какой-то момент по плечам и затылку побежали маленькие ёжики, от которых разошлись мурашки. Под мерный голос гипнотизёра я погружался в это состояние всё сильнее, когда вдруг что-то испортилось. Я стал отчётливо слышать посторонние звуки, телефонный звонок на другом конце офиса и разговоры за стеклом. Стал думать о планах на день. В конечном итоге меня вытолкнуло обратно, как пустую бутылку из-под воды.


— Ваши веки тяжелеют, и чем больше вы пытаетесь их открыть, тем больше сопротивление, — говорил голос, а я с трудом удерживал веки закрытыми.


Когда Александр Савченков взял мою руку и предложил представить, что она одеревенела и не гнётся, у меня была внутренняя убеждённость, что вопреки внушению, я смогу её согнуть. Так и получилось. В итоге меня признали плохо гипнабельным, хотя специалист заверил, что есть методы погружения и не таких строптивцев.


— Я выполнял то, что он говорит, но абсолютно сознательно и не чувствовал транса, — говорит корреспондент Антон Балахнин. 


Впрочем, двое из нас оказались весьма подвержены гипнозу. Менеджер по продажам Яна Боровинских, по её словам, до конца сеанса не могла открыть веки, что вызывало у неё страх.


— Когда он говорил поднять веки, которые не поднимались, я очень долго на панике была, потому что я не могла контролировать своё тело, — говорит Яна. — А потом наступило чувство стопроцентной лени, которому ты поддаёшься и не можешь шевелиться. Но это страшно, когда ты своему телу не хозяин. 


По-научному это состояние называется каталепсией, и, кстати, выход из неё происходит постепенно, поэтому после сеанса гипноза не стоит тут же садиться за руль.


Менеджер по продажам Элина Резвая в самом деле заснула по счёту три, стоя посреди комнаты. И, кстати, проснулась затем с трудом.


— Это действительно расслабление, потому что не чувствуешь ни ног, ни рук, ни о чём не думаешь, — рассказала она сразу после опыта. — Понемногу отхожу. Я действительно погрузилась в это состояние, и сознание у меня отключилось.


Интересно, кстати, что сотрудники редакции оказались менее подвержены гипнозу, чем сотрудники рекламной службы. Возможно, это совпадение. 


Этот небольшой перфоманс Александр Савченков провёл по нашей просьбе исключительно ради демонстрации того, что гипноз как таковой работает. Но что это такое?


У многих гипноз ассоциируется исключительно с шоу, но есть у него и практическое применение
У многих гипноз ассоциируется исключительно с шоу, но есть у него и практическое применение


Что такое гипноз


Сами специалисты по гипнозу не склонны драматизировать его, и, по словам Александра Савченкова, большинство людей много раз за день попадают в состояние неглубокого гипноза спонтанно.


— Гипноз — это торможение процессов в коре левого полушария, рационального, и активация процессов в коре правого полушария, что даёт доступ, например, к воспоминаниям, — объясняет он.


Если совсем упростить, в состоянии гипноза снижается критичность и убираются заслоны, которые заставляют нас скептически хмыкать и подозревать в каждом встречном жулика. Мы проникаемся исключительным доверием к говорящему и как бы делегируем ему свою волю.


Неосознанно техники гипноза используют шаманы: ударные, дым, мантры — всё это способно ввести человека в транс
Неосознанно техники гипноза используют шаманы: ударные, дым, мантры — всё это способно ввести человека в транс


Состояние гипноза активно используется представителями культов. Мерные взмахи кадила, повторяющиеся мантры, удары в бубен, ритуальные движения, лозунги с трибуны — всё это также инструменты, позволяющие ввести человека в транс.


И ясно, что это состояние можно использовать по-разному: и на благо человека, и ему назло. Впрочем, о «криминальном гипнозе» поговорим чуть позже — это вообще интересная тема.


Как погружают в гипноз


Современные гипнологи имеют арсенал средств, но большинство методов требуют внутреннего согласия человека. Впрочем, согласие — вещь обманчивая, чем и пользуются шарлатаны.


Гипнабельность не нужно путать с внушаемостью, подчёркивает специалист. Тот факт, что человек плохо входит в состояние гипноза, не говорит о том, что им невозможно манипулировать: он может, например, безоговорочно верить авторитетам и поддаваться нейролингвистическому программированию.


В толпе людей погружение происходит даже легче
В толпе людей погружение происходит даже легче


В гипноз человека погружает речь специалиста: помимо самих слов действует её мерный ритм и успокаивающий тембр голоса. Гипнотические состояния возникают при созерцании повторяющихся движений, вроде маятника или огня, а также от определённых действий. Например, ощущение руки, которая коснулась твоих век, создаёт эффект их склеивания. Плюс у каждого гипнолога есть своя рецептура, которая держится в секрете.


Погружаться в гипноз можно на разную, так сказать, глубину.


— Одна из популярных классификаций по Каткову насчитывает девять стадий, и психотерапевты используют в основном средние стадии, с четвёртой и выше, — объясняет Александр Савченков. — Девятая стадия, как и первые, не подходит для терапии, потому что человек полностью теряет волю.


Но есть методы шокового гипноза, более агрессивного. Его используют с трудными клиентами, вроде меня, но кроме того, он популярен у жуликов всех мастей.


О «цыганских» разводах


Один из методов «криминального гипноза» — шоковая перегрузка мозга человека. Например, незнакомцы быстро задают ему множество несвязанных вопросов, заставляя мозг бесконечно переключаться с одного предмета на другой и в итоге терять контроль над ситуацией.


— Неверно думать, что жулики такого рода действуют нахрапом: взяли кошелёк и сбежали, — говорит Александр Савченков. — Они могут погрузить человека в состояние гипноза и поддерживать его длительное время, например, чтобы сопроводить его до банкомата и снять деньги.


Возникает неизбежный вопрос: люди с повышенной гипнабельностью более уязвимы к жуликам?


— Конечно, — отвечает специалист. — Им нужно быть начеку и уметь защищаться от таких ситуаций.


 Герой известного видеоролика  забалтывал автомобилистов, чтобы те отдали ему деньги
Герой известного видеоролика забалтывал автомобилистов, чтобы те отдали ему деньги


Хорошо, если к нам подходят «гипнотизёры» и начинают задавать вопросы, то мы...


— Лучший способ: контратака с помощью таких же нелепых вопросов, — советует Александр Савченков. — Например, подходит ко мне цыганка: «Купи жвачку». Я отвечаю: «Жёванную?» Это рвёт шаблон разговора. Или она наседает на меня с вопросами, а я спрашиваю: «Ты почему не на работе?» Как только они чувствуют, что диалог идёт не по сценарию, они отступают.


Вообще методы подавления воли человека используют проходимцы разных сортов, от продавцов «элитной косметики» до сотрудников автосалонов. Это не всегда гипноз в чистом виде, но близкие состояния, подавляющие волю человека. Есть множество «природных манипуляторов», которые осваивают подобную технику интуитивно.


— Критериев жулика обычно два: либо кто-то очень стремится втереться в доверие, либо, наоборот, чрезмерно настырен или даже агрессивен, — комментирует специалист.


Я вспомнил случай в Тунисе, когда доброжелательный бродяга предложил мне бутылку газировки (открыл он её зубами), а когда я не сумел отказаться от такого «подарка», заболтал до того, что я в самом деле недосчитался потом пары купюр.


Попытки сыграть на панибратских чувствах нужно пресекать, проводя черту между вами и собеседником.


— Я вообще советую разделить наши круги общения: есть семья и дети, есть родители, есть друзья, есть коллеги. Те, кто извне, не должны проникать в вашу жизнь кавалерийским наскоком, — считает наш гость. — Нужно уметь им отказывать.


Что касается агрессивных методик, их могут использовать, например, спецслужбы.


— Преступники врут, оперативникам нужны методы, как поймать их на лжи. В том числе используется метод внезапных вопросов, который рвёт логическую цепочку, которую лжец выстроил, готовясь к допросу, — рассказывает Александр Савченков. — Конечно, такими методами можно злоупотребить и «раскачать» невиновного настолько, что он подпишет любую бумагу.


На агрессивные методы эксперт советует отвечать вежливым противостоянием: вам внушают мысль, но вы корректно её отклоняете. Впрочем, такая устойчивость дана не каждому и требует оттачивания.


Зачем используется гипноз


В гипнозе есть элемент шоу.


— Кашпировский не был шарлатаном, он использовал вполне известные приёмы, и они работали, — говорит Александр Савченков. — Кстати, погрузить в транс толпу даже проще, чем отдельного человека.


Гипнотизёры выступают с шоу-программами, но, по словам эксперта, при этом отбирают из зала людей с очень высокой гипнабельностью: с ними легко проделывать все те забавные трюки. Медицинский гипноз не столь эффектен.


Перед своими шоу гипнотизёры проводят тщательный кастинг
Перед своими шоу гипнотизёры проводят тщательный кастинг


А какая от него польза? Например, отец психоанализа Зигмунд Фрейд пробовал гипноз для проникновения в бессознательные воспоминания пациентов, но впоследствии отказался от такого метода.


— Думаю, во времена Фрейда арсенал средств гипноза был ограничен, сама методика более узкой, суггестивной, когда пациенту навязывались мысли, — рассказывает Александр Савченков. — Сегодня гипноз более многогранен.


Его используют для лечения, например, фобий: боязни собак, высоты, толпы, воды, змей... По словам эксперта, задача гипнолога даже не в том, чтобы убедить человека в отсутствии страха (это вообще довольно опасно — не иметь страха). Его задача отыскать в памяти человека травматическое событие, которое спровоцировало фобию, и переосмыслить его.


— Сеансы выглядят так: человек погружается в состояние гипноза, при этом остаётся в сознании, сохраняет память и свободно общается с терапевтом, — говорит Александр Савченков. — При этом он оказывается в каком-то моменте своего прошлого, то есть буквально видит, как он лежит в детской кроватке, как склоняются над ним родители. В основном это воспоминания до пяти лет, когда ребёнок вообще очень уязвим. Мы ищем события, которые травмировали его, и стараемся вместе с ним изменить своё отношение, рассеять этот страх в самый момент его зарождения. То есть это активный процесс, в котором участвует и сам человек. И мы не вызываем у него амнезии — он помнит весь опыт.


Гипноз используют для лечения депрессий, панических атак, обсессивно-компульсивного расстройства, психосоматических заболеваний, сексуальных дисфункций и так далее.


Гипноз — инструмент, который можно использовать по-разному
Гипноз — инструмент, который можно использовать по-разному


К «кодированию» от алкогольной зависимости Александр Савченков относится со скепсисом.


— Суггестивные методы, когда человеку навязывают какую-то мысль или запрет, вызывают сопротивление, а кроме того, не устраняют саму причину того же алкоголизма, — считает он. — В результате человек может бросить пить, но потом это вылезет в виде какой-то другой зависимости или он сорвётся так, как никогда раньше. Всё-таки цель — найти причину, разобраться.


Послевкусие гипноза


Большинство из участников нашего эксперимента посчитало, что гипноз на них не подействовал. Но как минимум заслуживает внимание эффект «субъективного времени»: всем показалось, что в этом состоянии мы провели минут 5–10, на самом же деле просидели в странных позах 45 минут. Если в разгар рабочего дня усадить себя на стул и лишить даже соцсетей, столько, пожалуй, и не высидишь.


Гипноз в самом деле выглядит инструментом, который можно использоваться во зло, намеренно или по неопытности. Если будете обращаться к гипнологам, убедитесь, что они действительно профессионалы. Есть, например, риск получить ложные воспоминания, которые хорошо показаны в мрачноватом фильме 2015 года «Затмение» о последствиях «регрессивной терапии». 


Что лучше: быть гипнабельным или устойчивым к гипнозу? Это вопрос из серии, кто нужнее, сговорчивые или строптивые? Это зависит от ситуации: скептики устойчивей к «разводам», зато гипнабельные люди имеют в распоряжении прекрасный инструмент для саморегуляции — как минимум так можно снимать стресс.


И ещё невозможно избавиться от мысли, какие сумасшедшие загадки скрыты внутри нас.