Таня окончила педагогический колледж, поэтому с детьми у нее связана не только личная жизнь, но и работа
Таня окончила педагогический колледж, поэтому с детьми у нее связана не только личная жизнь, но и работа

Татьяне Усольцевой из Каменска-Уральского 24 года. Свою первую приемную дочку она забрала из детского дома, когда ей самой было 20 лет, вторую — спустя еще пару лет. А сейчас ждет, когда закончатся бюрократические формальности, и к ней переедет приемный сын. В День матери Татьяна рассказала, зачем взяла на себя такую ответственность, как у нее хватает сил и средств на троих приемных детей и почему она никогда не вернет их обратно в детские дома. 


О решении стать приемной мамой


Когда я впервые переступила порог детского дома, мне было 12 лет. Для моей ещё не окрепшей детской психики было огромным ударом увидеть эту другую реальность. Вокруг было много маленьких деток, которые хватались за каждую юбку и называли мамами всех женщин, оказавшихся рядом. Я стала каждый день приходить туда в качестве волонтёра: играла с детишками, сопровождала их во время прогулок, приносила для них вещи и игрушки. А потом уговорила свою маму собрать документы, чтобы иногда приводить деток в гости на выходные.


Я видела очень много детских слёз и страданий. Дети стали мне доверять и рассказывали очень страшные истории из своей жизни. Одна шестилетняя девочка показывала мне ужасные шрамы на своей спине. Это пьяный отчим порезал её ножом. Другой ребёнок рассказывал мне, как убежал от пьющих родителей и жил на улице. А ещё одна малышка каждый день плакала и ждала маму, которая год назад просто оставила её в приюте, ничего не объясняя, и больше не вернулась. Для этой девочки в тот день весь мир рухнул. И эта травма останется с ней на всю жизнь.


О буднях приемной мамы Таня активно рассказывает на своей странице «ВКонтакте». Вместе с детьми они постоянно ходят куда-нибудь отдыхать
О буднях приемной мамы Таня активно рассказывает на своей странице «ВКонтакте». Вместе с детьми они постоянно ходят куда-нибудь отдыхать


За годы волонтёрства в детских домах я пропустила через себя сотни таких историй. У меня очень болела душа за этих детей. И я пообещала себе, что, когда стану взрослой, получу образование, устроюсь на работу, обязательно заберу из детского дома хотя бы одного из этих детей. И не просто заберу, а сделаю его самым счастливым и стану для него самой лучшей мамой.


После школы я поступила в педагогический колледж, выучилась на воспитателя. Работала в детском саду и в развивающем центре для малышей.


Когда я начала всем рассказывать о своей мечте стать приёмной мамой, я сама ещё была ребёнком, поэтому никто не воспринял это всерьёз. Родственники смеялись, умилялись, называли это моими детскими фантазиями и были уверены, что я стану старше и выброшу из головы эти глупости.


Я часто слышала со всех сторон вопросы: «А зачем тебе это надо?», «А как же свои дети?», «Ты что, бесплодна?», «А если твой ребёнок начнёт пить, воровать, убегать из дома?», «А если у детей проявятся плохие гены?» Сейчас я стараюсь ограждать себя от лишних людей, и этих вопросов становится меньше.


О появлении первой дочки


Когда я познакомилась с моей будущей приёмной дочкой, мне было 16 лет, а ей 3 годика. Она только поступила в приют, в который я приезжала по выходным навестить деток. Её мама умерла, а отца лишили родительских прав. Она была такая маааааленькая, хорошенькая и очень красивая. Я тогда подумала: «Вот бы мне такую дочку». Но я даже мечтать не могла, что эта девочка в конце концов станет моей.


Таня и Ксюша очень похожи внешне, правда?
Таня и Ксюша очень похожи внешне, правда?


Меня очень удивляло, что такую прекрасную девочку никто не берёт в семью. Прошёл год, два, три, а она продолжала жить в детском доме. Я уже стала совершеннолетней, и мне разрешили оформить гостевую семью, чтобы забирать её домой на выходные, праздники и каникулы. И когда я начала постоянно привозить Ксюшу к себе домой, родственники поняли, что я уже не шучу. Сначала они относились к этому настороженно, недоумевали, зачем мне это надо, просили меня хорошо подумать, прежде чем забрать Ксюшу окончательно. Но потом поняли, что я приняла твёрдое решение и меня уже не переубедить. Они успокоились и постепенно приняли Ксюню. В 20 лет я официально стала приёмной мамой.


Как ни странно, я так долго этого ждала, так готовилась и так мечтала об этом, что совершенно ничего не боялась. Я ощущала в себе силы, чувствовала, что то, что я делаю, — это правильно, и так должно быть. Единственное, что меня пугало, — мысли о том, что мне по какой-то причине Ксюшу могут не отдать. Когда я ждала решения опеки, я выплакала очень много слёз, совсем не могла спать, с кем-то разговаривать и на чём-то сосредотачиваться.


Как я смогла убедиться, квартира и деньги — это последнее, что нужно ребёнку, который несколько лет жил без мамы. Ксюше было совершенно не важно, где мы будем жить и что кушать. Ей было круглосуточно необходимо моё внимание, любовь, забота, поддержка, добрые слова. Ей хотелось целыми днями сидеть у меня на коленях, разговаривать со мной, держать меня за руку, постоянно быть рядом. Она ненавидела мою работу, ждала меня у окна, плакала, когда я уходила.


Ксюша и Таня вместе восемь лет
Ксюша и Таня вместе восемь лет


Мы жили в маленькой съёмной квартире, но у Ксюши светились глаза оттого, что мы вместе, и никакие шикарные хоромы не могли заменить ей этого счастья. Денег, которые я зарабатывала, плюс пособие на содержание Ксюши нам было достаточно для того, чтобы питаться, одеваться, оплачивать квартиру и кружки.


О трудностях, с которыми столкнулась


Трудностей было много. С каждым ребёнком свои. Через это проходят все приёмные родители. У Ксюши были серьёзные психологические травмы. За годы жизни в детдоме в ней накопилось столько боли, что, доверившись мне, она начала ежедневно выплёскивать на меня все свои страдания. В меня каждый день летали разные предметы, она часто становилась агрессивной, выкидывала посуду в окно, всё вокруг себя ломала, демонстративно собирала чемоданы и требовала вернуть её в детский дом, валялась по полу и кричала, жаловалась всем, что её никто не любит и плохо с ней обращаются, устраивала страшные истерики в общественных местах. Постепенно она оттаяла, расцвела и стала очень ласковым домашним ребёнком.


Когда в моей жизни появилась Ксюша, она научила меня так остро чувствовать и сопереживать, так изменила моё сердце, что в нём нашлось место и для маленькой Дашеньки, и для чудесного мальчика Саши, который скоро войдёт в нашу семью.


Дашенька во время адаптации к дому плохо спала, постоянно держала пальцы во рту, боялась всех незнакомых людей и животных, рассаживала перед собой кукол и кричала на них, часто плакала, практически круглосуточно сидела у меня на руках. Первое время её очень удивляло, что продукты нужно покупать в магазине, еду надо готовить, одежду стирать и гладить. Всё, что другие дети наблюдали каждый день и считали нормой, ей казалось странным и непонятным. На то, чтобы социализировать Дашу и развеять множество её страхов, ушло больше года.


Даша обрела маму два года назад, когда ей было шесть лет
Даша обрела маму два года назад, когда ей было шесть лет


На адаптацию Даши к жизни в семье потребовался год
На адаптацию Даши к жизни в семье потребовался год


Сейчас к нам каждые выходные приезжает в гости мальчик Саша, который совсем скоро окончательно станет частью нашей семьи. Возможно, его адаптация к дому будет самой тяжёлой, потому что он дольше всех моих детей прожил в детском доме, у него никогда не было семьи и своего близкого взрослого.


В 11 лет ему предстоит практически начать жизнь с нуля: оставить своих друзей и привычную обстановку, переехать в другой город, пойти в новую школу, учиться выстраивать отношения с новыми людьми. Это даже взрослому человеку далось бы очень непросто, а для ребёнка такие резкие перемены, хоть они и хорошие, ещё более болезненны. Всё это усугубляется особенностями его здоровья и травмированной психикой.


Саша сейчас приезжает в семью только на выходные
Саша сейчас приезжает в семью только на выходные


Таня намеренно не показывает лицо Саши, пока не закончится оформление документов на опеку
Таня намеренно не показывает лицо Саши, пока не закончится оформление документов на опеку


Вот такие письма Саша пишет из детского дома, пока еще вынужден там находиться
Вот такие письма Саша пишет из детского дома, пока еще вынужден там находиться


Я уже приняла этого ребёнка всей душой и очень полюбила, но я понимаю, что для его исцеления и мягкого «вживания» в нашу семью одной любви недостаточно. Поэтому я сейчас часто обращаюсь за советом к психологу, общаюсь с опытными приёмными мамами, поддерживаю связь с его воспитателями, читаю специальную литературу для приёмных родителей и делаю всё возможное для того, чтобы максимально облегчить ребёнку переход из детского дома в семью.


О будущем


Приёмные дети требуют полной отдачи и много-много внимания. Они особенно чувствительные и ранимые. Их предали самые близкие люди, поэтому они часто враждебно относятся к взрослым и боятся им доверять. Чтобы «разморозить» и отогреть их, нужен огромный запас сил, времени и любви.


Я никогда не думала о том, чтобы вернуть ребенка обратно в детский дом. С того момента, как ребёнок переступает порог моего дома, он становится моим. Окончательно и бесповоротно. Никто же не сдаёт в детский дом своих кровных детей, когда с ними становится сложно.


Сейчас я работаю у индивидуального предпринимателя. У меня гибкий график, который позволяет мне полноценно заниматься детьми и находиться рядом с ними.


По словам Тани, девочки очень дружат. Решение забрать домой мальчика они приняли все вместе
По словам Тани, девочки очень дружат. Решение забрать домой мальчика они приняли все вместе


Конечно, я думала о том, как приемные дети повлияют на личную жизнь. Но я решила для себя, что слабый мужчина мне не нужен. И если мужчина появится в нашей жизни, это будет особенный человек. Сейчас, когда у меня уже трое детей, слабые и неуверенные в себе мужчины отсеиваются сами собой. Да и времени у меня пока нет. Я имею хороших приятелей мужского пола, но подпускать кого-то слишком близко я пока не готова.


Да и у детей пока нет вопросов о том, будет ли у них папа. Им хорошо и комфортно со мной одной. Я считаю, что всё, что должно случиться, произойдёт в своё время. Не нужно торопить события.


По выходным мы встречаемся с друзьями, они приезжают к нам в гости. Среди них есть такие же приёмные родители. Наши дети прекрасно ладят. Нам всегда есть о чём поговорить. Иногда мы все вместе, семьями, ходим с детьми в театр, в парки, на детские праздники, вместе участвуем в творческих конкурсах.


Семейное фото — все в сборе
Семейное фото — все в сборе


Вместо заключения


Я даже не представляю, как можно жить по-другому. Единственное, что бы я поменяла, если бы вернулась на несколько лет назад — нашла бы всех своих детей и забрала их гораздо раньше. Когда я была мамой своей единственной доченьки, меня часто посещали мысли о том, что, возможно, прямо сейчас где-то меня ждёт ещё одна моя дочка или сыночек.


Людям, которые тоже хотят стать приемными родителями, я советую не торопиться, потому что это очень серьёзный и ответственный шаг. Не каждому это дано. Есть люди, которые не справляются и возвращают детей обратно. Нужно быть готовым принимать ребёнка с тяжёлым характером, травмами, плохими оценками, вредными привычками, агрессией, истериками, срывами, несовершенствами. Нужно готовиться к тому, что ребёнок из детского дома будет иметь отставание в развитии, проблемы со здоровьем, психологические травмы. Нужно быть готовым отдавать больше, чем получать. Эти дети очень остро чувствуют несправедливость и неискренность. Им нужно дарить очень много внимания и душевных сил. Это тяжёлый труд. Но те, кому удаётся по-настоящему полюбить этих детей, в конечном итоге получают от них огромную отдачу.


Кстати, в прошлом году на День матери мы уже немного рассказывали о Татьяне — правда, с другой стороны. Ее дочки Ксюша и Даша поделились своим видением того, как у них появилась мама. В этом материале вы также можете почитать истории других детей-сирот об их приемных мамах.