Гостей в баре Кексина встречают жарко
Гостей в баре Кексина встречают жарко

Садишься за барную стойку и просишь бармена сделать что-нибудь безалкогольное. А он с улыбкой тебе отвечает: «Пить безалкогольное в "Алиби" — богохульство». Журналистов здесь собрали, чтобы заявить: «Мы не только про "побухать", а ещё и про "поесть"». Мы пришли попробовать, чем кормят в месте, которое славится весёлыми пьяными тусовками и поговорить с одним из владельцев этого заведения, за которым уже прочно закрепились прозвище горе-ресторатор, Евгением Кексиным. 


«Алиби» — это первый проект Кексина (есть ещё «Юность» и «Огонёк»), он был открыт в 2010 году сразу после увольнения из «Гордон'с Бара», где Кексин работал барменом. Его даже не уволили, а выгнали. Начальство не устроили ревизии, и его обвинили в воровстве. Тогда постоянные клиенты сказали: «Так открой свой бар». И он открыл. 


— Я подумал, если мы сейчас зацепимся и где-то найдём деньги, то всё будет, — рассказал Кексин. — Мы месяца два искали инвесторов, была куча отказов, в итоге нашли тех, кто нам даст денег (учредителями стали Дмитрий Никитин и Сергей Ременник. Сейчас им принадлежит по 25%. — Прим. ред.). Мы собрали хорошую команду — взяли бывшего управляющего «Гордон'с», бывшего шеф-повара, бывших гостей в итоге всех забрали — и получилось. Сами мы на тот момент ни черта не понимали, как вести этот бизнес, знали только как привлечь гостей, как с ними забухать, чтобы они были нашими, и бар очень выстрелил в то время, никто не ожидал, никто не верил в нас.


Новый шеф появился в «Алиби» этим летом
Новый шеф появился в «Алиби» этим летом


«Алиби» должны были открыть за 8 миллионов рублей, но в итоге потратили 15 миллионов. Поэтому, как рассказал Кексин, в ноль нужно было выходить с первого месяца, сделать это у них получилось. А окупилось заведение через 1,5 года.


Три года бар гудел, а потом Usta Group, которая занимается Центральной гостиницей, где и находится «Алиби», предложила выкупить заведение.


— Подходил к концу договор аренды, они нам сказали, что не продлят его, на что имели полное право, и предложили два варианта: либо мы увозим всё оборудование, либо они выкупают всё, что у нас есть. Предложение было щедрым и хорошим, мы решили — зачем нам эта трёхлетняя мебель и оборудование, если можно продать и получить хорошие деньги за это?


Но спустя три года Usta предложила прежним владельцам забрать бар обратно, и они вновь согласились. 


Александр Кондрашов решил научить готовить собравшихся гостей
Александр Кондрашов решил научить готовить собравшихся гостей


За несколько минут он приготовил салат из тунца
За несколько минут он приготовил салат из тунца


Этим летом в бар пришёл работать новый шеф-повар Александр Кондрашов, и кухню решили поднимать — обновили на 70% меню и добавили побольше еды, а ещё, по словам персонала, сделали её дешевле. В этом вопросе всё относительно. При гостях повар сначала готовит салат с тунцом (ищем в меню — стоимость 420 рублей) и жарит дорадо с копчёной сметаной (бегло находим в списке — 690 рублей). 


Ищем, сколько стоит то, чем нас сегодня угощают
Ищем, сколько стоит то, чем нас сегодня угощают


Жарим дорадо
Жарим дорадо


И красиво подаём
И красиво подаём


— Конечно, убедить людей сложно, что и пьянствовать, и есть можно в одном и том же месте, — объясняет Кексин. — Сейчас люди выбирают — вот здесь мы завтракаем, вот здесь ужинаем, здесь бухаем. Сейчас мы проседаем по будням, но, если каждый день по будням мы будем добирать тысяч по 50, по 70 в обороте… Я не говорю, что у нас пусто, просто, не тратя дополнительные средства на официантов и поваров, мы можем накормить больше людей. А это примерно плюс 20% к обороту.


— У вас есть уже какие-то планы по открытию новых проектов или пока занимаетесь только новой пиццерией в «Антее»?


— До январских праздников — только в пиццерии, а потом я готов обозначиться, что пойду дальше. Есть у меня старая идея о сеточке пельменных и есть глобальный проект — ресторан русской кухни, но его надо подать. Это будет не «Троекуровъ» в дворянской манере — другой. Хочу, чтобы там была русская печка с открытой кухней. Чтобы был дух русской и уральской кухонь, чтобы ресторан стал визитной карточкой города, куда могли бы иностранцев водить.


На левой руке у Евгения набито «Алиби». На чехле для телефона у него «Огонёк», а на вопрос, где у него «Юность», он романтично отвечает: «В душе»
На левой руке у Евгения набито «Алиби». На чехле для телефона у него «Огонёк», а на вопрос, где у него «Юность», он романтично отвечает: «В душе»


— Это всё только мечты или реальные планы?


— У меня есть бизнес-планы, я считал, только их надо причесать под конкретную площадку. Мы тогда для пельменной считали на Вайнера — Малышева. Туда понадобится миллионов 8.


— Это про пельменную, а про ресторан русской кухни?


— Этот я ещё не просчитывал, для него нужно какое-то уникальное место. Не в каком-то торговом центре (пренебрежительно), может быть, в каком-то особняке. Например, те, что на Горького, подходят для этого, они ещё и называются так — «Рязанов».


— Говорят ведь, что там «Реста Менеджмент» (в компанию входит 12 ресторанов, среди которых «Бельмесы», «Троекуровъ», James. — Прим. ред.собрался открывать свой проект.


— Да? Так это здорово, я буду рад, если там ещё и Олег Ананьев (ресторатор. — Прим. ред.) где-нибудь рядышком откроется.


— Кстати, Ананьев, когда закрывал свои «Вечера на хуторе», говорил, что за борщом и салом сейчас в ресторан не ходят. А ваша русская кухня не про это будет? Не про блюда, которые можно и дома поесть?


— А почему в «Паштет» ходят? Не знаю, я не понимаю этого проекта. У нас русская кухня будет... Пока не могу до конца объяснить, нужно найти хорошего шеф-повара.


— Почему вы передали свою долю китайского ресторана «Дружба» и вышли из проекта?


— Просто неинтересно, не хватало времени на неё, чувствовал, что не моя это история. И мне интереснее создавать. Вот я придумал, открыл «Дружбу», она работает, и дальше я понимаю, что от меня там больше ничего не нужно, а заведению нужна новая кровь, идея. Я предложил Динару (Динара Кексина, бывшая жена Евгения и основательница агентства Red Pepper Events. — Прим. ред.). Но ей, естественно, было интересно, чтобы была какая-то доля, и я без проблем ей свою долю отдал. Доля у меня не сильно интересная была — не жалко мне абсолютно (по данным сервиса «Контур.Фокус», у Кексина было 10%. — Прим. ред.).


Посмотреть эту публикацию в Instagram

Все! Больше не дружу с Китаем! Я принял решение покинуть китайский ресторан «Дружба» @druzhba_china_rest и отдал свою долю бывшей жене Динаре. Заведению нужно новое дыхание и новые идеи. Уверен, что этот мой ход пойдёт на пользу Дружбе! А я буду спокойно заниматься пиццерией @ptizza_pizza, а так же открыт для новых проектов. @di_keksina удачи, у тебя все получится! #горе_ресторатор #китайскаядружба

Публикация от KeksinBar (@keksinbar)


— Как подписчица вашего Instagram, я каждую пятницу и субботу у вас в сториз наблюдаю, как вы отправляетесь в рейд по всем вашим заведениям. Вы не устали?


— Пока нет. Я устаю, конечно, больше с каждым годом, но в принципе — нет. Может быть, я моложусь за счёт этого и думаю, что мне пока не 36 лет.


Пару лет назад Евгений Кексин уже давал нам интервью в «Алиби», но повод был не очень весёлый. Возле его бара «Юность» подрались несколько человек. Из заведения вывалились пьяные посетители, на улице что-то не поделили с другой компанией, сцепились, одному наваляли, разошлись. Но конфликт этот неожиданно продолжился уже в разгар рабочей недели, когда Евгений Кексин стал отвечать на комментарии под новостью о драке на нашей страничке в Facebook. В выражениях не стеснялся, намекал, что разборку учинили представители национальных меньшинств. После этого мы встретились с ним и поговорили, так сказать, о «национальном фейсконтроле».


А недавно мы беседовали с ресторатором из Новосибирска. Он уже открыл в Екатеринбурге бургерную и собирается открыть у нас ещё с десяток заведений.