Психологи уверены, что вечно жить в состоянии влюблённости невозможно. Первый год — самый тяжёлый, идет привыкание
Психологи уверены, что вечно жить в состоянии влюблённости невозможно. Первый год — самый тяжёлый, идет привыкание

Год назад в Екатеринбурге при загсах открылись комнаты примирения: супругам, которые подавали заявление о разводе, предлагали пообщаться с психологом. Это была государственная программа, цель — дать людям шанс спасти семью. Грант выиграл центр защиты семьи «Колыбель» при Екатеринбургской епархии, его психологи и работали в комнатах примирения. Причем должны были учитывать, что загс — светское учреждение, работать придется с людьми разных конфессий или совсем далекими от религии. 


Программа была рассчитана ровно на год. За это время, по примерным подсчетам, успели помирить чуть больше ста пар. Это процентов двадцать от всех, кто прошел через психологов. 


Руководители районных отделов ЗАГС Екатеринбурга и представитель Екатеринбургской епархии протоиерей Евгений Попиченко 
Руководители районных отделов ЗАГС Екатеринбурга и представитель Екатеринбургской епархии протоиерей Евгений Попиченко 


— Мы не ставили обязательным условием во что бы то ни стало примирить пары, чаще всего это невозможно, одни руины, не за что зацепиться, но даже такие «безрезультатные» встречи имеют свои плоды! — рассказала E1.RU руководитель проекта Елена Попова. — С такими мы работали для того, чтобы они смогли «совершить работу над ошибками» и в будущих отношениях их не допускали, но главное, чтобы бывшие супруги не расставались врагами. 


— Сложно уговорить людей, которые уже всё решили, зайти в комнату примирения? 


— Есть момент: когда говоришь, что это бесплатно, люди шарахаются, это вызывает отторжение. Боялись, что вовлекут, потом предъявят счет. Сразу же объясняла, что это за счет президентского гранта. Шутили: ваше примирение спонсирует президент. Поначалу сами сотрудники загса отнеслись к нам скептически, вспоминали, что такое уже пытались вводить в советское время, но безуспешно. Однако изменили свое мнение.


Они видели, какая у психологов тяжелая токсичная работа: люди с выгоревшими чувствами, тяжелыми застарелыми обидами. И результаты видели. Сейчас два загса Екатеринбурга предложили нашим психологам работать дальше, на договоре. А мы собираемся договариваться с районными судами Екатеринбурга, чтобы наши медиаторы работали с парами там. С этими людьми, с одной стороны, работать сложно, с другой, легче, потому что через суды идут, например, те, у кого дети. То есть больше возможностей зацепить людей, когда есть то, ради чего сохранить семью.


— Комнат примирения в загсах больше не будет?


— Те пары, с которыми мы уже начали работать, мы, конечно, не бросим, потому что грант закрылся. Договорились, что сотрудники загсов, с которыми мы так подружились за год работы, будут давать наши координаты, центра защиты семьи «Колыбель», там работают те же наши психологи.