Наринэ Тютчева — генеральный директор московского архитектурного бюро «Рождественка»
Наринэ Тютчева — генеральный директор московского архитектурного бюро «Рождественка»

В Екатеринбурге проходит форум высотного строительства 100+ Forum Russia. Одним из его спикеров стала генеральный директор московского архитектурного бюро «Рождественка» Наринэ Тютчева (специализируется на реконструкциях и приспособлении под современное использование исторической застройки). Она вместе со студентами архитектурного университета придумает, как можно благоустроить территорию возле «Эрмитаж-Урала». Его будут строить на улице Вайнера.


Перед тем как отправиться непосредственно на площадку будущей стройки, Наринэ провела мастер-класс «Реновация культурного наследия», где рассказала о своем опыте преобразования городской среды. Например, о проекте реконструкции исторического центра Суздаля, где сейчас толпы туристов ходят по одному и тому же маршруту, тогда как его можно сделать намного шире и разнообразнее.


Мы попросили Наринэ ответить на несколько вопросов о Екатеринбурге.


— По вашему мнению, насколько Екатеринбург нуждается в реновации?


— Я не в первый раз в Екатеринбурге и не могу сказать, что он производит на меня впечатление города, который очень сильно нуждается в реновации. Мне кажется, что он нуждается скорее в каком-то правильном регламенте для новой застройки. Потому что город выглядит активным, благополучным. В нем, сколько ни приезжаешь, все время возникают какие-то новые объекты. Но я не вижу в этом какого-то слаженного и продуманного до конца подхода. Какой-то четкой иерархии в пространстве, мне кажется, Екатеринбургу сейчас не хватает. И нужно с этим разобраться. Путем реновации или еще каким-то образом — это вопрос уже второй. Сначала нужно определить проблематику.


— Как понять, что город развивается в правильном направлении?


— Город может мобилизовывать свой нераскрытый ресурс, а может до бесконечности разрастаться по сторонам. Когда начинают с жадностью застраивать новые пространства, а тем паче на месте каких-то снесенных перед этим зданий, мне начинается казаться, что это делают не граждане страны, а какие-то пришлые захватчики или инопланетяне. Потому что им настолько все равно и настолько их не интересует какая-то сущностная часть городского пространства, а интересуют только квадратные метры, насаждения. Интересует какое-то совершенно, как им кажется, новое, модное, а на самом деле отнюдь не новое, а очень быстро устаревающее. Это неправильно.


— Решением, как вы говорили выше, может быть регламентирование городской застройки. Как к этому прийти?


— Прежде чем вообще принимать решение о регламентировании или реновации, нужно разобраться между градостроительством и урбанистикой. Сегодня эти два понятия между собой конфликтуют, их путают. И пока не будет четко дано определение первому и второму и как одно с другим взаимодействует, вообще заниматься какой-либо городской политикой, мне кажется, преждевременно. Мы не договорились еще в теории, но совершаем все время какие-то конвульсивные движения.


Все должно быть разумно, продумано и бесконфликтно. Город требует к себе серьезного аналитического подхода. Он должен сообщить миру вектор своего развития, какова его роль на карте России и на планете Земля. И после этого решать, какой в связи с этим он должен приобрести облик. А дальше уже подбирать для реализации инструменты. 


— Вы слышали о ситуации со сносом дома у филармонии? Каково ваше мнение?


— Я об этом слышала, но мне сложно судить, поскольку я не была на месте. В любом случае понятно, что строительство крупного общественного здания, наверное, требует серьезных размышлений относительно того пространства, где это здание должно быть расположено. Здесь конфликт возник, скорее всего, из-за того, что пространство, которое выделено под строительство нового здания, не соответствует его размерам и его статусу. Либо здание чрезмерное для этого места. Что, в принципе, одно и то же: несоответствие масштаба задачи и масштаба пространства.


Проект нового зала филармонии
Проект нового зала филармонии


— А про строительство храма в «Екатеринбург-Сити» что думаете?


— Каждый раз, приезжая в Екатеринбург, я слышу новую модификацию этой проблемы. Когда-то, приехав сюда в первый раз, я слышала, что дискуссия шла о его воссоздании на прежнем месте путем сноса конструктивистских домов.


Мне представляется, что в данном случае надо очень хорошо и четко разобраться с целью этого шага. Созидание храмов — это вопрос сакральный, требующий прежде всего очень философского и, конечно же, общественного обсуждения. Мне в таких случаях хочется узнать: есть ли у этого храма приход, есть ли люди, которые в этом храме будут молиться?


«Нет продуманного подхода»: московский архитектор — о новых стройках в Екатеринбурге


Если это попытка воссоздать что-то похожее на храм Христа Спасителя в Москве, то я тогда сказала бы, что не надо этого делать. Потому что храм Христа Спасителя стоит на подземной парковке, там есть банкетный зал, который отлично сдается под свадьбы. Храм должен стоять на престоле, на жертве. В этом случае совершенно точно нарушена какая-то важная сакральная составляющая. И собственно говоря, это такое большое коммерческое предприятие. Прихода там нет. И если в Екатеринбурге планируется что-то подобное, то я бы сказала, что лучше не надо никак совсем, чем вот так.


Недавно мы гуляли по Екатеринбургу с московским урбанистом Ильей Варламовым. Он заявил, что городу не нужно метро, а телебашню снесли зря. Полные его впечатления читайте по ссылке.