Игорь Ковпак рассчитывает, что падение рынка когда-то остановится
Игорь Ковпак рассчитывает, что падение рынка когда-то остановится

Для продуктовой розницы 2018 год получился весьма непростым. В декабре стало известно, что екатеринбургский рынок покидает сеть «Ариант». Сворачивают нерентабельные точки и федералы: «Перекрёсток» закрыл знаковую точку в Ельцин-центре. Супермаркет проработал на этом месте полтора года.


Под конец 2018-го и вовсе случилось невиданное: силовики фактически заблокировали работу сети «Красное & Белое». Они искали контрафакт. Именно с этой темы мы начали подводить итоги с собственником сети супермаркетов «Кировский» Игорем Ковпаком. 


— Что думаете о ситуации с «Красным & Белым»?


— Пишут разное. Трудно сказать, что у них произошло. Слышал, что они в первой инстанции проиграли суд по налогам. Но вообще люди создали бизнес. Теперь если что-то не так, то что будет с людьми? Хочется надеяться, что будет всё честно.


— Еще одна важная сделка для рынка — продажи Галицким «Магнита». Что думаете об этом?


— Он умнейший человек. Видимо, он почувствовал, что пришло время выйти из бизнеса, уделить больше внимания семье, своему здоровью и футболу. Может, почувствовал, что удачный момент сделать это. Возможно, понял, что пришёл момент продать, что через год-два столько не получить. Продал за хорошие деньги.


В конце 2018 года ФСБ фактически заблокировала работу сети «Красное & Белое»
В конце 2018 года ФСБ фактически заблокировала работу сети «Красное & Белое»


— Я был на матче «Урала» в Краснодаре. И видел, что Галицкий лично занимается развитием клуба, смотрит поединки не только основной команды, но и молодёжной. Вам не хотелось тоже купить команду и заняться ей?


— У нас нет таких денег. Мы не такая большая компания. Да и пока люблю свою работу. Я когда в последний раз избрался на пять лет в депутаты, то через полтора года ушёл, так как почувствовал, что мне не интересно быть не совсем самостоятельным. Именно поэтому вернулся в бизнес, так как не по мне, когда от депутата практически ничего не зависит.


— Федеральные сети сильно давят на рынок?


— Никто не давит на рынок. Не выдумывайте. Какие-то цены у нас лучше, какие-то — у них. Нормальная конкурентная борьба. Они приезжают к нам в гости, просят что-то сдать в аренду. Может, придёт когда-то время — сдадим или продадим. Хотя желающих покупать сейчас нет. Обстановка же непростая.


Игорь Ковпак отмечает, что желающих покупать бизнес сейчас нет
Игорь Ковпак отмечает, что желающих покупать бизнес сейчас нет


— В прошлом году вы говорили, что сдали два магазина, но при этом столько же построили. Каков итог этого года?


— Открыли один магазин. И больше не будем пока. Работаем с тем, что есть. Компания крепко стоит на ногах. Мы одни из последних местных, кто остался в живых. Можно любить или не любить «Кировский», но мы 31 год работаем. Особенно хочу сказать отдельным вашим комментаторам: пусть они создадут бизнес с нуля, когда ты рос без папы, но смог выбиться в люди и сделать что-то хорошее, полезное. 


— Что сейчас выгоднее — содержать свой магазин или сдавать в аренду?


— Какие-то магазины было бы лучше сдать в аренду. Тут всё зависит от потока покупателей, месторасположения. Конечно, когда ты сдаёшь кому-то, то становится меньше забот и рисков. Тебе не надо думать о кассовых аппаратах, пожарной безопасности, кражах, недостаче. Но мы пока не готовы к такому варианту, а потому работаем. У меня же есть ответственность перед коллективом. Что значит — больше семи тысяч сотрудников отправить на улицу?


— Сколько своих магазинов хотели бы сдать в аренду?


— Сдавать надо все или ничего. Какой смысл оставлять себе десять магазинов или один?


— Этот год получился таким, как вы думали, или хуже?


— Хуже. За девять месяцев наш оборот снизился на 7%. Но думаю, что по итогам года получится минус 4%.


В 2018 году оборот «Кировского» сократится примерно на 4%
В 2018 году оборот «Кировского» сократится примерно на 4%


— Почему так вышло?


— Люди стали беднее, поэтому упал средний чек. Покупатели стали больше внимания обращать на цены.


— Если у вас оборот 22 миллиарда, то, получается, за год вы недосчитаетесь примерно миллиарда рублей. Что делаете для уменьшения этой суммы?


— Тут ничего не сделать. Помимо доходов падает и рентабельность. Мы ищем, где можно оптимизировать затраты. Но я не отвечаю за экономику в стране. Просто ваши соседи, к сожалению, стали беднее. Большинство из них испытывают экономические сложности. Мы видим, что вместо 500 граммов стали брать 400, вместо высшего сорта — первый. Но когда-то ситуация должна переломиться, не может же экономика всё время падать. Я в это верю.


— Из 173 ваших магазинов сколько нерентабельны?


— Одиннадцать. Мы считаем, что можем выправить в них ситуацию. Смотрим издержки: сколько тратят на электричество и другую коммуналку, платят ли контрагенты НДС и прочее. Где-то часть площадей сдали. У нас всего три магазина, которые не на наших площадях, перезаключили договоры аренды, так как цена была слишком высокой. 


— Вы сейчас что-то строите?


— Все магазины (кроме трёх) мы построили или купили в отличие от федеральных компаний. Сейчас достраиваем третью очередь на Сиреневом бульваре. Там уже арендаторы обустраиваются. На этом пока остановимся. Надо дождаться лучших времён.


— То есть вы для себя выбрали стратегию пока не расширяться? 


— Как расти, если твои соседи стали беднее, люди перестали тратить так, как тратили раньше?


Игорь Ковпак отмечает, что свои издержки оптимизируют даже федеральные сети 
Игорь Ковпак отмечает, что свои издержки оптимизируют даже федеральные сети 


— В этом году даже федеральные сети стали закрывать точки.


— Оптимизируют издержки, смотрят затраты. Не та ситуация, чтобы любой ценой держать магазины. Вот и стали сокращать нерентабельные.


— Как скажется на рознице повышение НДС?


— Понятно, что в течение первого квартала поднимутся цены на все товары, которые облагаются НДС. Думаю, что один-два процента.


— Получается, что незначительно. Стоил, к примеру, сыр 500 рублей — будет теперь 510 рублей. Разница же небольшая.


— Я не могу говорить за всех. Возможно, для вашей соседки-пенсионерки такое повышение будет значительным.


— Как вам кажется, что в следующем году будет? Опять минус четыре процента к обороту?


— Трудно сказать. Всё зависит от ситуации в экономике. Если Россию дальше не будут санкциями давить, то адаптируемся к ситуации. Когда-то наступят лучшие времена. Не может же всё время ВВП увеличиваться всего на один процент в год. В любом случае когда-то рост начнётся.


Ранее мы уже опубликовали несколько интервью об итогах 2018 года. Вы можете прочитать беседу с психологом и писательницей Анной Кирьяновой. С ней мы поговорили о том, как прошел этот год и чего ждать от следующего. А председатель правления банка «Нейва» Павел Ефремов сказал, что ставки по кредитам начнут расти. Итоги 2018 года подвёл и собственник «Автобана», он объяснил, почему дилеры делают ставку на подержанные машины. Ресторатор Евгения Левандовская рассказала, как изменились посетители заведений и что они хотят видеть в меню.