Это фото Алексея Макарова на станции «Восток», сделанное в новогоднюю ночь 
Это фото Алексея Макарова на станции «Восток», сделанное в новогоднюю ночь 

Известный екатеринбургский инженер Алексей Макаров, который сконструировал несколько моделей арктических вездеходов, на днях вернулся из двухмесячной поездки в Антарктиду. Он поехал туда по приглашению компании «РД Студия», которая снимала документальный фильм, посвященный 200-летию экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева на «шестой материк». 


Встреча Макарова в аэропорту Кольцово получилась торжественной — друзья организовали оркестр, подготовили плакаты, пригласили СМИ. Но самого героя вечера такое повышенное внимание немного смутило:


— Я никак не ожидал, что мне организуют такую встречу. Почувствовал себя немного неуютно, не в своей тарелке. Во-первых, я никогда не стремился к публичности, во-вторых, надо было отвечать на множество вопросов от журналистов, но я был не совсем готов к этому. Только приехал домой, устал. Ведь у меня перелет был 30 часов в общей сложности.


Посмотрите как это было:



— Что сделали первым делом, когда вернулись домой?


— Собрался с друзьями, попили чай, я рассказал о поездке. Отдыхал, пытался настроить организм на новый часовой пояс. Чтобы получалось ночью нормально спать, днем работать. К постоянной смене климата уже привык. После Африки, Эмиратов уже теряешься в климате, часовых поясах.


— После Антарктиды наша погода не кажется курортной?


— Нет, в Антарктиде достаточно сухой воздух, поэтому при нормальной одежде вполне можно работать. Там было -30, мы весь день были на улице, но светит солнце, так что достаточно тепло, ничего страшного.


— Расскажите, как был спланирован ваш график. 


— Подъем всегда в 7:00. Где-то до 8:30 — завтрак, сборы. Потом выезд, в 15:00 обед. Потом снова выезжаешь и до 23:00 едешь. Весь день в дороге. Потом подготовка машин к следующему дню, общий осмотр и сон. Мы посетили все три полюса (южный, полюс холода и полюс недоступности). Все прошло по плану, даже с опережением графика. Никаких особенных приключений не было. Нас пугали, говорили: «Это же Антарктида, там все другое». Но это оказалось обычными страшилками.


А это температура под куполом. Вся центральная часть Антарктиды находится под ледяным куполом, толщина льда в среднем около 3 км
А это температура под куполом. Вся центральная часть Антарктиды находится под ледяным куполом, толщина льда в среднем около 3 км


— Как себя вели машины при таком климате?


— У нас было достаточно запчастей, чтобы устранить большинство поломок. Форс-мажоры, конечно, бывали, но это мелочи. Пыльники рвались, однажды средний редуктор развалился. Нам тогда оставалось 50 километров до финиша, можно было на месте починить, но на это бы день ушел.


Также путешественники проверили старую легенду о заброшенной советской станции, где под снегом был запертый люк, который так и не удалось открыть предыдущим полярникам.


— В полюсе недоступности была старая советская станция. Она уже давно вся под снегом, только бюст Ленина над всем возвышается, и его не закатывает. А вот запертый люк оказался сказкой. Мы пытались докопаться до него, но на глубине полутора метров снег имеет такую плотность, что инструменты застревали, ты их уже вытащить не можешь. Потому что снег по плотности уже находится на грани льда. И копать непонятно где, непонятно с какой стороны уже не было смысла. Убьешь на это целый день и, может быть, ничего не найдешь. Мы попытались прокопать, но быстро поняли, что это неблагодарный труд.


Легендарные внедорожники «Емеля» 
Легендарные внедорожники «Емеля» 


«В космос улететь проще, чем добраться сюда»: екатеринбуржец два месяца прожил в Антарктиде


— Что в поездке больше всего запомнилось? Встречались с полярниками на станциях?


— Главное воспоминание — это и есть люди, которые нас встречали на станциях. Это была искренняя радость. У них не так много событий происходит, так что наш приезд был для них глобальным событием. Они искренне радовались. Готовили стол, баню, сами могли ужаться, чтобы разместить нас в хороших условиях.


Для них станция уже стала родной, даже больше, чем родной дом. А здесь им спокойно и комфортно, несмотря на то, что они 9 месяцев в году полностью отрезаны от всего мира. Даже в космос можно летать более регулярно, чем сюда. А в Антарктиду все это время просто никаким образом нельзя добраться. Но люди живут там абсолютно нормально. У них есть свое жизненное пространство. Если все правильно организовать, никаких проблем не возникнет. За это время можно изучить язык, например, прочитать множество книг. Вопрос организации.


«В космос улететь проще, чем добраться сюда»: екатеринбуржец два месяца прожил в Антарктиде


— Какие у вас планы на будущее после такой поездки? Кажется, что действительно теперь только в космос.


— В марте мы планируем отправить караваны на Чукотку на своих машинах. Сейчас наше хобби переросло в попытку заработать деньги. Три машины поедут на Чукотку, там уже есть покупатель — это частные компании, связанные с добычей золота, с доставкой груза в отдаленные поселки. Хотим совместить приятное с полезным — и путешествовать, и заработать. Один наш «Бурлак» в формате 6 х 6 стоит примерно 8 миллионов рублей.


«В космос улететь проще, чем добраться сюда»: екатеринбуржец два месяца прожил в Антарктиде