Антон с супругой Анастасией в одном из живописных мест Крыма
Антон с супругой Анастасией в одном из живописных мест Крыма

Антону Киму из Екатеринбурга 27 лет. Он и его супруга Анастасия — юристы. В 2016 году им предложили работу в Крыму на строительстве аэропорта. Эту стройку называли второй по важности на полуострове после Крымского моста. Уехать надо было на два года. Конечно, ребята согласились.


За это время они успели объехать весь Крым, влюбиться в Ялту и Севастополь, родить сына и забыть, что такое снежная зима. О том, как жить на полуострове под санкциями и как обратно привыкнуть к уральским сугробам, Антон рассказал E1.RU.


— Страшно было безумно — собрать все вещи, уехать куда-то практически в другую страну, это было что-то невероятное. Мы забили до отвала вещами машину и отправили её на автовозе, — вспоминает Антон. — Прилетели в августе. Тогда было очень жаркое лето, безумно влажно, другой воздух, иной часовой пояс, а до моря как до Первоуральска — совершенно не рабочая атмосфера. Тем не менее  мы сели за рабочий стол уже спустя 20 минут после посадки самолета. Сотни сотрудников туда одновременно приехали, некому было вводить всех в курс дела, заниматься вопросами расселения и развоза сотрудников, нужно было во всём самим разбираться. Начинал я юристом, а потом занимался эксплуатацией и содержанием всего строительного городка, занимался бытом.


— Тяжело было работать на стройке?


— Конечно, работать в мобильном вахтовом городке на стройплощадке с жестким пропускным режимом и в 17 километрах от города не сравнится с тем, к чему мы все привыкли. Но это все нивелировалось тем восторгом от того, в каком масштабном объекте ты участвуешь. Когда аэропорт растёт на твоих глазах. В пятницу уехал с работы, в понедельник возвращаешься и видишь, что уже столько новых колонн поставили! Стройка 22 месяца шла круглосуточно, одна бригада засыпала, вторая заступала на смену.


Аэропорт в Симферополе строило огромное количество уральцев. Многие профессионалы были из Екатеринбурга. Участвовали специалисты, которые строили Кольцово и новый аэропорт в Перми. В итоге он получился архитектурно и технологично уникальным, очень красивым и светлым.


Семья на фоне уже построенного аэропорта
Семья на фоне уже построенного аэропорта


Огромный кайф был от самого Крыма. Мы же, уральцы, постоянно живём в темноте, в холоде, со снегом. Радуемся солнцу, только когда в отпуск уезжаем куда-то. А тут ты на два года попадаешь реально в курортную зону. В Крыму не нужно быть богатым, чтобы быть счастливым от того, что тебя окружает.


Работали мы много, часто по шесть дней в неделю, но каждые выходные мы ездили к морю, в разные города. Крым — абсолютно удивительное место. На Урале, чтобы сменился рельеф, нужно ехать за 300–400 километров, а в Крыму через каждые 10 километров как будто другая страна с другим рельефом и климатом. Солнце всегда высоко, летом просыпаешься в 6 утра, оно уже светит, приезжаешь домой в 8 вечера — всё ещё солнечно! Это просто обалденно.


— Говорят, что там южный менталитет у людей. Они такие расслабленные, ленивые, ничего не хотят…


— Абсолютно точно. Это была одна из трудностей, с которыми мы столкнулись, когда переехали. По вечерам и в выходные мало кто работает. Элементарно было тяжело продукты в магазине купить, потому что приезжаешь после работы, а всё закрыто. Невозможно было заказать воду с доставкой домой, потому что они работали только в будни в рабочее время. Мы спрашивали: «Как так? Подождите. Люди работают пять дней в неделю с 9 до 18. Как вы им привозите воду?» Нам отвечали: «Нет, все берут».


— Все живут за счёт сдачи жилья туристам?


— Да, это их главный козырь. Большинство населения Крыма живёт только за счёт того, что зарабатывает за лето. А у тех, кто работает в офисе, график с 10 до 16 в среднем.


Люди здесь расслабленные и никуда не спешат, что в таком климате вполне объяснимо
Люди здесь расслабленные и никуда не спешат, что в таком климате вполне объяснимо


— За два года что-то изменилось?


— Да, крымчане начали понимать, что либо они начнут работать, либо останутся без хлеба. Это видно на примере того же доставщика воды. Мы начинали с того, что нам приходилось его уговаривать и доплачивать, чтобы он поднял бутылку на седьмой этаж к квартире и поставил её у двери, а деньги мы оставляли ему где-то под ковриком… А к концу второго года он уже сам звонил, предлагал привезти и поднять эту бутылку в любое время, в выходные и так далее. То есть человек понял, что заработать может действительно хорошо. Такие подвижки есть, но это, скорее, пока исключения. Открывается очень много ресторанов и кафе на неплохом уровне. Я убежден, что через 4–5–6 лет мы увидим абсолютно преобразившийся Крым, в который люди будут рваться.


— Сейчас ведь много бизнеса туда заходит?


— Верно. Но основная ошибка бизнесменов, которые туда заходят, в том, что они рассуждают так: «У нас получилось на материке, получится тем более и там при отсутствии конкуренции». Но это не так. Бизнес в основном ориентирован на местных, а там никому этого не надо. Ну и что греха таить: у местных не тот достаток.


Там нет такой любви к торговым центрам, как у нас, всё до сих пор покупают на рынках. Такой немножко Советский Союз во всём: и в торговле, и в архитектуре тоже.


— Сильно выросли цены?


— Да, это на самом деле один из пунктов, по которым крымчанам не очень в России. Цены выросли, а зарплаты — нет. То есть не так: зарплаты стали белыми, проиндексировались и за счёт этого существенно выросли. Но и цены сильно поднялись. Получается, теперь люди могут позволить себе то же самое, что и раньше, или даже меньше.


Я считаю, что самая большая проблема Крыма сейчас — это нереальная стоимость авиабилетов. Когда я возвращался обратно, билет в одну сторону мне обошёлся в 19 тысяч, это просто катастрофические цены.


«Там во всём немножко Советский Союз»: уралец два года прожил в Крыму, работая на стройке аэропорта


— Где в Крыму вы успели побывать, появилось любимое место?


— Абсолютно точно это Ялта и Севастополь. Естественно, это совершенно разные города, разные эпохи. Но там потрясающая атмосфера, не имеет значения, в дорогом отеле ты остановишься или у бабушки снимешь комнату. Но и другие города тоже интересные, причем каждый уникален, не похож на другие, хотя всё рядом.


Но лучше всего в Крыму растить детей, всё располагает к этому: и теплый климат, и чистый воздух, и огромное количество сезонных овощей и фруктов. У нас там тоже родился сын, успел увидеть в полной мере крымское лето и искупаться в море.


— По уральской зиме не скучали?


— Скучали только по белой морозной новогодней зиме. Я думаю, это самое большое преимущество Урала. Этого больше всего не хватало. Снег там идёт, но сразу тает, зимой грязно. Хотя из-за влажности там +6 ощущается как наши -15. Обычно зимой на улице +10. А вот когда где-нибудь жахнет до +1 градуса, то просто катастрофа, улицы пустые, как при зомби-апокалипсисе.


— А новогодние ёлки там ставят?


— Ставят, но это так глупо выглядит, когда на бетонной площади без снега стоит ёлка. Хочется сказать: «Ну что же ты тут делаешь?» А в Ялте вообще пальмы наряжают.


Новогодняя ёлка среди зелени — это, конечно, странно
Новогодняя ёлка среди зелени — это, конечно, странно


— Говорят, что в Крыму мало каких-то развлечений, концертов, выставок. Как вы с этим справлялись?


— Больших туров действительно нет, туда мало кто из музыкантов и актёров доезжает из-за санкций. Но постоянно проводятся фестивали вин, гастрономические фестивали, какие-то встречи. В Екатеринбурге много развлечений летом, но сейчас открой афишу — ничего не найдёшь. В Крыму это всё круглогодично. Там легко почувствовать себя богатым и успешным человеком. Тут ты сидел, условно говоря, на пиве с пельмешками, а там начинаешь разбираться в вине и устрицах… 


А ещё есть огромное количество развлечений, связанных с природой. Например, расцветает лаванда, и все едут на лавандовые поля делать просто обалденнейшие снимки.


— Когда вернулись, какие у вас впечатления от Екатеринбурга были?


— С огромным трудом возвращались, просто с разбитым сердцем. Те, кто вернулся раньше нас, уже успели по два — три раза обратно слетать отдохнуть, потому что Крым просто не отпускает!


Виды уральских сугробов из грязного снега за два года у нас просто стёрлись из памяти, а приезжаешь и думаешь: «Как вы тут живёте?» Когда мы приехали, нас спасало одно: первые пять дней подряд мы ездили в «Мегу», чтобы хоть как-то компенсировать нехватку Крыма. Магазинов и ресторанов там больше всего не хватало, поэтому мы в них буквально рухнули здесь, бегали по ним, даже ничего не покупали, просто наслаждались.


А ещё все, кто возвращался из Крыма, начинали болеть. Организм не привык к такому холоду и сухости воздуха.


— Как изменился Екатеринбург за два года?


— Здесь столько всего построили и столько всего снесли, просто катастрофа! Я никогда в жизни не представлял, что такое возможно. Столько дорог и всего перестроили к чемпионату мира, который мы пропустили, столько новых заведений открылось! Но это нам, кстати, несколько помогло адаптироваться — мы вернулись всё-таки в преображённый Екатеринбург.


«Там во всём немножко Советский Союз»: уралец два года прожил в Крыму, работая на стройке аэропорта


За два года супруги влюбились в Севастополь
За два года супруги влюбились в Севастополь


В Екатеринбург они вернулись уже с маленьким сыном
В Екатеринбург они вернулись уже с маленьким сыном


Самое классное, что есть в Крыму, — это природа
Самое классное, что есть в Крыму, — это природа


«Там во всём немножко Советский Союз»: уралец два года прожил в Крыму, работая на стройке аэропорта


«Там во всём немножко Советский Союз»: уралец два года прожил в Крыму, работая на стройке аэропорта


Макет того самого аэропорта, который строил Антон
Макет того самого аэропорта, который строил Антон


А так выглядит готовый новый терминал
А так выглядит готовый новый терминал


Другие истории уральцев, переехавших надолго или навсегда в тёплые (или не очень) страны, можно почитать в нашей рубрике «Сбежавшие за границу». Например, мы рассказывали об Анастасии Еликовой, которая уехала работать в казино в Камбодже. Другая екатеринбурженка Мария Плетнёва работает гидом в Италии


А журналистка E1.RU Надежда Касьянова два года прожила в Перми. Вернувшись в Екатеринбург, она написала колонку о том, чем похожи и чем различаются эти города.