Константин Джултаев — журналист URA.RU 
Константин Джултаев — журналист URA.RU 

После событий минувшего воскресенья, когда 8 000 человек вышли к скверу у Драмтеатра молиться за строительство храма святой Екатерины в этом месте и выступать против него, мнение о происходящем высказал известный в городе журналист Константин Джултаев. На своей странице в facebook он рассуждает, почему жители Екатеринбурга с таким трудом принимают изменения в городе. Мы публикуем его пост полностью.


Все написанное ниже — не более чем личное мнение. Если кто-то увидит какие-то преднамеренные обобщения — тот сам дурак.

Екатеринбург — самый компактный из городов-миллионников России. Отчасти именно поэтому у его жителей особенное мышление, уникальный менталитет. Нам тут очень и очень тесно жить. Мы постоянно толкаемся локтями, причем если не в физическом, то в ментальном смысле точно. У нас мало пространства, мало мест, с которыми может быть связано детство, юность. Мало зданий, парков и точек, где мы кого-то любили или ненавидели. Мест, где кто-то валялся с горя в стельку пьяный после самого грандиозного в жизни эпик-фейла или был вселенски счастлив, сделав предложение своей девушке. Поэтому каждый пятачок городской земли пропитан личной энергией. Поэтому многие горожане воспринимают Екатеринбург как продолжение себя самого. Как часть себя самого. Тот же пейзаж городского пруда, та же снесенная телебашня — это части городского самосознания. Символ не только внешнего пространства, но и внутреннего.

Та же бескрайняя Москва для каждого москвича своя. Изменения, переобустройство какого-то пятачка может резануть по воспоминаниям, по нервам, может быть, десятков, а может быть, сотен людей. Не более того. Вибраций положительных или отрицательных у большинства других москвичей это не вызовет. А если и вызовет, то они легко воспримут объяснения, почему эти изменения должны произойти. И примут их без проблем.

История Екатеринбурга много раз показывала, что здесь всё по-другому. Попытка изменить какой-то привычный, родной уголок города режет ножом по сознанию тысяч и тысяч горожан. И это не протест. Это не про политику. Это про скальпель, который отрезает что-то личное, отрезает воспоминания, отрезает часть тебя самого и потом пришивает к твоему телу какую-то инородную материю. Причем без наркоза. Вчера попробовали пришить Галустяна. В результате получился какой-то мутант.

Я не за и не против храма на Драме. Потому что дело не в храме. Это вообще не про христианство. Здесь история про городское самосознание, про городской менталитет, про тысячи личных историй, которые вросли в каждый пятачок городской земли. История про уважение к горожанам и умение считаться с их личными историями и их чувствами.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. 


Ранее мы публиковали мнение екатеринбуржца, который и за, и против храма. Почитайте его