Дмитрий Головин уверен, что мигрантов можно научить уважать законы и вовлечь в жизнь страны
Дмитрий Головин уверен, что мигрантов можно научить уважать законы и вовлечь в жизнь страны

В Якутске 17 марта прошел стихийный митинг, его участники требовали наказать виновных в изнасиловании местной девушки, в котором подозревают уроженцев Киргизии. По сообщениям местных СМИ, после случившегося многие мигранты не вышли на работу, а в городе произошло несколько нападений на приезжих.


Бывший депутат гордумы Екатеринбурга Дмитрий Головин не отрицает, что мигранты совершают преступления, но уверен, что обвинение их во всех бедах может привести к страшным последствиям.


Об антимигрантских протестах в Якутии. Кто не в курсе, кратко поясню: в Якутске в автосервисе была изнасилована (?) жительница города. Из 10 работников автосервиса — мигрантов, предположительно из Киргизии, у пяти разрешение на работу отсутствовало (а если бы было — это бы поменяло всю картину, что ли?). Город взорвался. Начались избиения мигрантов (не только из Киргизии), угрозы, погромы.


Здравствуй, Россия — щедрая душа, здравствуй, долгожданная стабильность! (сарказм) По воскресеньям я хожу в общественную баню (с). И вот во время последнего визита трогает меня за плечо мужчина, протягивая березовый веник: «Возьми! Я уже попарился, а веник хорош — жалко, пропадет!» Я вежливо отказываюсь: у меня свой есть. Предлагаю отдать кому-нибудь другому — вон, хотя бы тем трем азиатского вида паренькам, стоящим неподалеку. Глаза мужика темнеют, изо рта появляется бешеная слюнка: «Я...чурок...ненавижу... Лучше выброшу», — и он направляется к мусорному контейнеру.


По внешнему виду никогда не скажешь, какая злоба точит его изнутри. И в какой момент он взорвется. И сколько таких — обвиняющих во всех своих бедах мигрантов.
Так что не спешите радоваться, что в Екатеринбурге такого нет. Есть. Просто пока фитилек не подожжен.


Понимаю, мне скажут — а что, преступлений мигрантов нет, что ли? Есть. Конечно, есть. И этническая преступность есть — малым нациям с одним менталитетом и общим языком и культурой проще сбиваться в устойчивые преступные сообщества — банды.


Что же тогда делать нам, русским — нации, как ни крути, имперской? То же, что делают все имперские нации — очаровывать окрестные народы, малыя, великыя и не очень, русской культурой, языком и образом жизни, вовлекать, увлекать, воспитывать и склонять к соблюдению закона.


Стать для них примером. Во всем. А это потребует от нас дополнительных усилий. Иного пути не вижу.