23 октября среда
СЕЙЧАС +0°С

«Наш уже, родной, хотя не кровный»: на Урале пенсионеры судятся за трехлетнего ребенка с его матерью

Они обвиняют женщину в алкоголизме, а та считает, что Илюша для них — игрушка

Поделиться

Маленький Илюша уже полтора года живет у родителей своего приемного отца 

Маленький Илюша уже полтора года живет у родителей своего приемного отца 

— Сил уже никаких нет, столько нервов и денег тратим, — со слезами в голосе рассказывает Галина Викторовна Четикова. — Нам говорили: «Зачем вам этот ребенок? Гены-то плохие: отец — наркоман, в тюрьме сидит, мать — алкашка». А он нам роднее всех родных! Мы ради него всё делаем, что возможно. И в лес ходим, и на детские дороги, и в парки, и в зоопарки. Он знает, что такое молекулы, что такое мозг, знает автомобили. Вот сто машин поставьте, он назовет марки. В 2,5 года он уже все буквы знал, цифры. И нам он очень многое дал, бодрость какую-то.

Галине Викторовне и ее мужу по 60 лет. Пока мы разговариваем на кухне, трехлетний Илюша с дедом играют в комнате. Вот уже полтора года ребенок живет с ними в Екатеринбурге, а его мать Оксана находится в Асбесте. Родного отца Илюша никогда не видел. В грудном возрасте его юридическим папой стал Андрей — сын Галины Викторовны. Сейчас Андрей отбывает срок в тюрьме.

— Когда сын начал жить с Оксаной, у нее было двое детей: маленький Илюша и девочка-подросток Александра, — рассказывает Галина Викторовна. — Он очень хотел семью, поэтому решил усыновить Илюшу. Я говорю: «Андрюша, ты подумай хорошо, это очень большая ответственность. Ребенок — это не котенок,  не игрушка, которую, если надоела, ты бросил, поменял». Но как я могу сопротивляться взрослому сыну? Я могу дать совет. В итоге Илюшу он усыновил, а буквально через месяц они с Оксаной зарегистрировали брак.

Илюша — не кровный внук Галины Викторовны, но она говорит, что он ей роднее родных

Илюша — не кровный внук Галины Викторовны, но она говорит, что он ей роднее родных

Некоторое время семья жила вчетвером — Андрей, Оксана и двое детей. Да, признает Галина Викторовна, бывали и скандалы, и приструнивал Андрей Оксану, которая уже тогда любила выпить (но полного масштаба родители Андрея не знали). И все же, уверяет она, Илюшу Андрей очень любил, говорил, что не может его бросить, всё время им занимался.

Как сын попал в тюрьму, мать не очень любит вспоминать. Конечно, уверяет, что по глупости, ведь в целом-то Андрей — хороший мальчик. Но теперь это уже не так важно. Главное — Оксана с детьми снова осталась одна.

Некоторое время после ареста Андрея Галина Викторовна пребывала в шоке, никак не могла поверить, что сына посадили до 2022 года. Тем не менее она помнила об Илюше и отправляла Оксане деньги. А полтора года назад до нее дошли слухи о том, как живет ее юридический внук. Так вышло, что он остался с мамой вдвоем: старшую сестру, Александру, отправили в спецучреждение за воровство.

Пока мы разговариваем с Галиной Викторовной на кухне, Илюша с дедом играют в комнате

Пока мы разговариваем с Галиной Викторовной на кухне, Илюша с дедом играют в комнате

Оказалось, что комната, где жила семья, находится в аварийном состоянии. Зимой вместо окон — подушки, внутри — свалка, электричество отрубили за долги. Илюша часто ходил раздетый по коридору общежития, где люди спокойно курили, а кормили его соседи. Мать в это время пила.

— Я спросила у деда (своего мужа. — Прим. ред.): «Что будем делать? Надо как-то помочь». Мы посчитали это нужным, раз сын взял обязательства, усыновил ребенка, и так получилось, что его осудили, — говорит Галина Викторовна. — Я не могла оставить Илюшу на произвол судьбы, зная, что там ничего. Там минусы, там не просто ноль. У нее [Оксаны] вообще денег нет. Она в тот момент не работала, была в декрете.

Муж Галину Викторовну поддержал. Стали думать, что делать. Но так вышло, что Оксана сама привезла Илюшу в Екатеринбург и оставила. Следующий год она никак не принимала участия в его жизни. Малышу тогда не было и двух лет.

— Когда Илюша к нам попал, он вообще не разговаривал. «Мама», «папа», «дай», «машина» — всё, — вспоминает Галина Викторовна. — Он был скромный, тихий, очень запуганный. Мог часами рисовать и молчать. Мы постепенно его всему научили. Стали вспоминать, как это всё. Внучка-то взрослая уже, 20 лет. Постепенно купили игрушки, карандаши, все принадлежности. И до сих пор учимся чему-то. Сейчас Илюша говорит как из пулемета. Он в нас, в Андрея!

Пенсионерам пришлось заново обустраивать детский уголок. Их родной внучке уже 20 лет

Пенсионерам пришлось заново обустраивать детский уголок. Их родной внучке уже 20 лет

Конечно, привыкнуть к маленькому ребенку пенсионерам было тяжело.

— Мы сначала очень уставали. Первые два месяца я просто не спала, — говорит Галина Викторовна. — Он же маленький, долго привыкает. Он звал маму и папу, скучал по ним. Однажды увидел машину, там сидел человек, начал кричать: «Папа!». Ложился спать — тоже: «Где мой папа?». Маму сейчас он вообще не вспоминает никогда.

Когда пенсионеры решили устроить ребенка в садик, появились первые документальные трудности. Оказалось, что у него нет прививок. Повели в больницу, а там их не приняли, поскольку Илюша Галине Викторовне, по сути, был никем. В итоге Оксана согласилась написать доверенность, чтобы бабушка могла ходить с ребенком и оформлять документы.

— Когда он к нам переехал, спать было просто невозможно: ребенок очень кашлял. Пошли к врачу. Один посмотрел, пролечили, не помогло. Пошли к другому. В итоге выяснилось, что у Илюши пассивное курение. Мы же не курим, сначала не поняли, что это значит. Врач говорит, он дышал никотином постоянно, — вспоминает Галина Викторовна. — Долгое хождение по мукам было. В итоге добрались до участкового врача. Она подтвердила. Нам дали большой список лекарств, быстро поехали, всё купили. Отправили чек сыну, он деньги прислал. Оксана ни копейки не отправила. За месяц вылечили. Мы уж думали, астма будет.

За год жизни в Екатеринбурге ребенок успел забыть маму. Сама она не стремилась к нему приехать

За год жизни в Екатеринбурге ребенок успел забыть маму. Сама она не стремилась к нему приехать

Пришлось улаживать неурядицы с другими членами семьи. Например, дочь Галины Викторовны к появлению Илюши отнеслась настороженно.

— Дочь спрашивала: «Мам, вам это надо? У вас возраст». Было бы нам 40–45… Вопрос в том, чтобы мы вытянули его. А мы вытянем. Я знаю себя — сильную, энергичную. Я знаю, какой у нас дед. Мы занимаемся спортом. Я кандидат в мастера спорта по плаванию, дед служил в ВДВ, полковник в отставке, всё еще работает, — говорит пенсионерка.

Галина Викторовна — кандидат в мастера спорта по плаванию, 30 лет проработала на заводе. Ее муж — полковник в отставке, сейчас работает охранником на объекте РЖД

Галина Викторовна — кандидат в мастера спорта по плаванию, 30 лет проработала на заводе. Ее муж — полковник в отставке, сейчас работает охранником на объекте РЖД

Весь год, что ребенок жил у бабушки с дедушкой, Оксана никак им не помогала. По словам Галины Викторовны, она часто отправляла ей отчеты: куда они с Илюшей сходили, чему научились. Та читала и не отвечала. Тогда пенсионеры решили, что пора оформлять опекунство юридически. Они пригласили Оксану в гости и десять дней уговаривали написать отказ от ребенка. В конце концов она согласилась.

— Нам дали адрес юриста, который прикреплен к опеке. Пришли к нему, он Оксане говорит: «Вы в курсе, что, если откажетесь от ребенка, вас обяжут платить алименты?». Она молчит. Юрист объясняет, что после определенной суммы долга ее могут осудить и посадить. Как она вскочила! Как матом закричала! В общем, не подписала, — вспоминает Галина Викторовна.

Оксана была готова отказаться от Илюши, но передумала, услышав про алименты

Оксана была готова отказаться от Илюши, но передумала, услышав про алименты

После этого пенсионеры пошли в суд. Вместе с юристами они обошли всех работодателей Оксаны, собрали характеристики, справки из электросетевой компании об отключении электричества. Сделали фотографии и видео комнаты в общежитии, где живет Оксана. На первое заседание пришли с Илюшей, он маму не узнал.

— Я часто отправляла Оксане деньги, в суде представила все распечатки переводов. Все равно хотелось ей помочь, мы порядочные люди. Я просила ее устроиться на работу, она находила сто причин отказаться, — говорит Галина Викторовна. — Она часто сама просила деньги, но в суде заявила, что я отправляла всё только по своей инициативе. Это неправда.

В итоге суд учел доводы пенсионеров и встал на их сторону, хотя опека настаивала на том, чтобы оставить ребенка у матери. Оксану временно ограничили в правах на ребенка. Ей дали полгода, чтобы исправиться. Срок почти истек, но пока в жизни женщины ничего не поменялось.

Решение Асбестовского городского суда об ограничении родительских прав

Решение Асбестовского городского суда об ограничении родительских прав

Галина Викторовна вместе с юристами собирала характеристики на Оксану, чтобы выиграть суд

Галина Викторовна вместе с юристами собирала характеристики на Оксану, чтобы выиграть суд

Работодатели отмечают, что женщина часто бывала нетрезвой

Работодатели отмечают, что женщина часто бывала нетрезвой

Как рассказал E1.RU юрист Галины Викторовны Евгений Осинцев, помимо суда по опекунству, Оксана сейчас участвует еще в двух процессах, связанных с недвижимостью. Дело в том, что она купила комнату в общежитии на средства материнского капитала, но не наделила детей долями, хотя по закону была обязана. Интересы Илюши представляет Галина Викторовна, старшая дочь Александра борется за справедливость сама. Ей уже исполнилось 18 лет, она вернулась из спецучреждения и всячески поддерживает Галину Викторовну. 

Мы побывали на одном из заседаний в Асбесте, чтобы узнать мнение второй стороны — Оксаны. Когда вошли в коридор, между Оксаной и Галиной Викторовной шла словесная перепалка.

«Вы что, игрушку нашли? Идите, из детдома возьмите [ребенка] и нянчитесь», — успели услышать мы из уст Оксаны.

Сейчас Оксана (слева) встречается со свекровью в суде. Разговаривать с нами она отказалась

Сейчас Оксана (слева) встречается со свекровью в суде. Разговаривать с нами она отказалась

С нами она разговаривать отказалась. На заседании также присутствовала Александра. Она подтвердила, что мама ведет асоциальный образ жизни и что Илюше будет намного лучше у бабушки с дедушкой. Говоря про Оксану, Александра все время называла ее «она» и ни разу — «мама», даже во время самого судебного заседания.

Мы будем следить за развитием событий.

Старшей дочери Оксаны сейчас 18 лет. Поскольку мать не оформила ей долю в комнате общежития, девушка пытается сделать это через суд. Пока суд не примет решения, Оксана отказывается пускать дочь домой. Сейчас Александра живет у подруги 

Старшей дочери Оксаны сейчас 18 лет. Поскольку мать не оформила ей долю в комнате общежития, девушка пытается сделать это через суд. Пока суд не примет решения, Оксана отказывается пускать дочь домой. Сейчас Александра живет у подруги 

Галина Викторовна намерена выяснить, кто и почему оформил комнату в единоличную собственность Оксаны. По закону доли должны быть и у Илюши, и у Александры, так как комнату купили на средства маткапитала 

Галина Викторовна намерена выяснить, кто и почему оформил комнату в единоличную собственность Оксаны. По закону доли должны быть и у Илюши, и у Александры, так как комнату купили на средства маткапитала 

Галина Викторовна намерена лишить Оксану родительских прав 

Галина Викторовна намерена лишить Оксану родительских прав 

Фото: Татьяна КОШУТИНА, Артем УСТЮЖАНИН / E1.RU

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!