Евгения Горина считает, что все оценки нужны только учителям
Евгения Горина считает, что все оценки нужны только учителям

Школьная оценка — это критерий знаний или способ навести дисциплину в классе, надавив на ученика? А может, оценка выражает настроение учителя и личную симпатию или антипатию? «Мне очень сильно плевать на оценки», — смело утверждает преподаватель УрФУ и мама двоих детей (второклассника и семиклассницы) Евгения Горина. В своей колонке она объясняет, почему не стоит придавать серьезного значения двойкам и пятеркам в дневниках. 


Вчера коллега по работе с возмущением воскликнула: 


— Представляете? Моей сестре-первокласснице за не поставленную в конце предложения точку по математике тройку поставили! Тройку! За точку! 


Добро пожаловать, дорогая коллега, в наш клуб. Заходите, чайку попьем, потужим. Тройку поставили? Ах, оценки в школе — это поле, на котором всем хватит места. Сто тысяч постов, миллионы просмотров, научные дискуссии и бабские истерики — чего только не было с оценками связано.


Вот давеча на «Меле» увидела пост об оценках. Любопытнейшее написано: «Это [оценка] информация о том, насколько данная конкретная работа соответствует неким критериям, заданным предметом, школой и программой. Всё. У неё нет других смыслов. Она не оценивает ребёнка, вас, ум, и даже знания она оценивает только в соответствии с другими требованиями. <…> И нет, детей такое положение вещей не обижает и не фрустрирует, если родители с самого начала обозначают своё правильное отношение к оценкам и учат ребёнка относиться так же (обратная связь и соответствие критериям, больше ничего)». 


Меня здесь что зацепило? «Некие критерии», «даже знания оценивает в соответствии с другими требованиями» — что за критерии и требования? И почему «даже» знания? Разве оценка не направлена именно на фиксацию уровня знаний? Ведь в школе нам так и говорят: «Садись, два, ты ничего не знаешь!» Или: «Вот выучишь, узнаешь — поставлю пять». И вот так: «Тупой ты, что ли? Совсем ничего не знаешь!» А тут вдруг — есть некие критерии, какие-то требования, а сама по себе оценка ничто и к знаниям так себе относится. А учителя в курсе? Если оценка — фиксатор неких требований (каких?), а не определитель того, насколько человек разобрался в предмете, понял тему, то почему учитель в школе делит детей на умных и тупых? Почему озвучивает это, выставляя оценки? И выдавая грамоты в конце года, говорит: «Умненькие детки хорошо учились весь год и получают…» Или: «Самым успешным нашим ученикам мы вручаем…» И даже: «Вот поумнеешь и тоже получишь грамоту...»


Успешны только отличники — это школа высекает на лбах / в сердцах детей с первого класса. При этом автор цитаты уверена, что это все «детей не обижает», если «родители учат правильно относиться к оценкам». Ага, опять родители все должны сделать. Ну, я такой родитель. Мне очень сильно плевать на оценки. Я не ругаю детей за двойки и не кричу от радости при виде пятерок. Я чаще всего даже не в курсе, какие у них там оценки. Но я в курсе их знаний. Мне квалификация позволяет определить, насколько мои дети хорошо читают, пишут, считают, думают, говорят. Я могу помочь им с трудными заданиями. Не ради оценок, конечно, и они это знают. 


Ну и что? Сын приходит из школы и делает математику. Он неплохо считает, ошибается, конечно, как и полагается второклашке. Но когда он исправляет ошибку, его основной вопрос: 


— Мам, вот зачем это все делать? Она мне все равно выше тройки не поставит. 


Второй класс. А уже распределены роли. Учитель за полтора года рассортировала умненьких, быстрых, удобных и отвлекающихся, медленных, неудобных. Роли розданы, оценки за каждым закрепились. Этому тройки хватит. А этой надо пять, она такая хорошая девочка. А этот мальчик, ему можно и четыре, если будет вести себя хорошо. Что, педагоги, будете говорить, что не так? Что у вас есть время, силы, разум, чтобы оценивать каждого индивидуально? Есть, конечно, есть ряд великих педагогов — у нас в школе тоже есть. Но большинство к ноябрю устает, сдается под завалом бумаг, аттестаций, черта с дьяволом. 


После Нового года у некоторых открывается второе дыхание, но, как загнанные лошади, к весне они перестают вообще видеть детей. А еще есть подработка — жить-то надо на что-то. Я, возможно, преувеличиваю? Но если учесть, что в школе, расположенной справа от моего дома, учится по 37 детей в каждом (с 1-го по 9-й) классе, а в школе, что стоит слева, в параллели 15 только первых классов и, я слышала, учителей настолько не хватает, что ведут занятия в началке воспитатели из детсада, при этом обе школы пашут, как военные заводы, в две смены, и почти у каждого учителя по два классных руководства — сильно ли я ошибаюсь?


Оценка — это все для учителя. Способ самореализоваться, повлиять на слабого родителя, поиздеваться над учеником, подсластить пилюлю, навести дисциплину. Это скипетр и держава. Особенно при отсутствии разума. А разум в школе иной раз и правда отказывает. Вечор раскрылось, что один педагог не сдержался и отходил ученика по спине утюгом, в итоге у парня ожоги, а у учителя оборвалась на 33-м году карьера последователя Макаренко. 


Так вот, оценки. Например, у сына двойка по английскому. Он расстроен страшно. При этом у второго класса английский два раза в неделю по 40 минут. 15 из 40 минут учитель добивается тишины. Сколько-то времени тратится на проверку домашнего задания. Потом новая тема. Дети учат язык с нуля. Два раза по, наверное, 20 минут в неделю. Семь месяцев, в каникулы занятий нет. Что можно выучить в таких условиях? Боже, оказывается, кучу всего. Сын на данный момент, по мнению учителя, должен знать около 150 слов, уметь строить предложения в единственном и множественном числе, задавать вопросы и отвечать на них, владеть оборотом have got, писать каллиграфическим почерком, рассказывать два десятка стихотворений, знать предлоги, уметь писать и читать транскрипцию. Семь месяцев два раза по 20 минут в неделю. Тут должен быть мат, но меня будут читать дети. Англичанка смело ставит сыну двойки и громко возмущается: почему ты третий месяц не берешь новый учебник? Парень резонно отвечает, что он и в старом еще разобраться не успел, зачем ему еще более непонятное продолжение? 


«Оценка рулит в школе, она определяет многое»
«Оценка рулит в школе, она определяет многое»


Двойки идут косяком. Едва сын освоил цвета, названия ряда предметов, животных и еще по мелочам из грамматики — учитель уже на 40-й странице второй части учебника и 37-й странице рабочей тетради, кажется, педагог собралась рассказать детям, что такое participial constructions. Однако при этом учитель горда, что знает язык, а за такими, как сын, закрепляется имидж идиота. Я, конечно, не хожу в школу вопить: «Кто дитятку обидел?», но кто-то же и ходит. И что? В ответ ему летит: «Не учите меня работать!» И тут уже не в оценках дело, хотя с них родимых все начинается… И вот после этого автор приведенной в начале цитаты пишет, что оценки детей не обижают. Конечно, сама по себе оценка — ничто. Ажиотаж вокруг нее — все. А ажиотаж кто-то создает. И в первую очередь учитель, официально провозглашая, что те, кто получил пять — молодец, а те, кто не получил — дурак. Прямо можно не говорить, что дурак — дети сами кратко сформулируют, что к чему. 


Оценка рулит в школе, она определяет многое. Совсем скверно, конечно, если оценка много значит и для мамы. Тут для ребенка совсем беда. Когда фронт со всех сторон, тогда à la guerre comme à la guerre, дорогие мамы и учителя, получите боевого товарища, а не приятного ребенка. Вы с ним не живете, вы с ним воюете, и дай бог ему сил для победы над вами. В школе становятся значимы любые мелочи, но не глобальное знание и тяга к нему. Важны оценки. Клеточки. Точки. Длина юбки и цвет волос. Купальник учителя оказался важен. Короче, вот они, те самые «критерии и требования» — непонятные, незначительные, возведенные на олимп, позволяющие не очень умным людям почувствовать себя важными и значительными. 


— Куда лепишь Петрову четверку? Куда? Он троечник, ему тройки хватит! — взвывает условная Марь Иванна, увешанная грамотами и титулами от самого главного по образованию в стране. 


— Но он же понял алгоритм решения? Он же увлекся и отлично ответил сегодня у доски! — всхлипывает условная Светлана Ивановна, получившая год назад диплом педагога.


 — Да завтра ему уже станет все равно! Он классический троечник. Господи, а Ивановой ты зачем четыре поставила? Она отличница, ей надо пять!


 — Но она проболела и не поняла тему, в следующий раз пять получит, я ей еще раз все объясню, если надо…


 — Она отличница! Она и так все понимает! Ей — пять, Петрову — три. Не спорь. Кто тут заслуженный учитель, а кто только работать пришел? 


Это в школе. А вот за ее пределами.


 — Маша, какие у вас ребята в классе? Дружно у вас? 


— Какие ребята, обычные. Вот Паша, он хорошист, а Варя — троечница, она вообще плохо учится. А вот Галя — отличница, она умная. Есть еще совсем двоечники, мальчики — они плохие и тупые. 


И музычка под финал: «Учат в школе, учат в школе, учат в школе…»


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.