Слева направо — Анатолий Быков, Егор Ялунин, Дмитрий Панов. Суд признал, что они избивали задержанного
Слева направо — Анатолий Быков, Егор Ялунин, Дмитрий Панов. Суд признал, что они избивали задержанного

Свердловский областной суд 26 апреля рассмотрел апелляцию на решение Ленинского суда Нижнего Тагила по делу оперуполномоченных отдела полиции Егора Ялунина, Дмитрия Панова и Анатолия Быкова. До этого их признали виновными в превышении должностных полномочий. 


Напомним, задержанный Станислав Головко умер после трех дней допроса в отделе полиции Нижнего Тагила на Тельмана, 40. Это произошло еще в 2017 году. В полицию его доставили по обвинению в краже (позже следственный комитет официально заявил, что погибший не был к ней причастен). Судмедэксперты обнаружили на теле Головко 26 ран от ударов тупым предметом, у него были сломаны девять рёбер, проломлена в трёх местах лобная кость, раздроблены пальцы на ногах и руках. 


Следствие длилось больше года, а приговор суда оказался неожиданно мягким. Судья признала, что полицейские виновны в избиении задержанного, но то, что именно они нанесли Головко травму головы, от которой он умер, сочла недоказанным. В итоге с оперов сняли обвинение по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть) и осудили лишь за превышение должностных полномочий. Ялунина приговорили к трем годам и четырем месяцам колонии общего режима, Быкова — к трем годам и двум месяцам, а Панова — к трем годам и шести месяцам. За приговором мы следили в режиме онлайн.


Решением остались недовольны как родственники погибшего и прокуратура, так и сами оперативники, посчитавшие приговор слишком суровым. 


На суд помимо четырех адвокатов задержанных пришел отец осуждённого Дмитрия Панова. В прошлом он был председателем Дзержинского суда Нижнего Тагила. Сестра погибшего Екатерина Головко и ее адвокат Алексей Бушмаков много раз заявляли, что это обстоятельство в значительной степени повлияло на мягкость приговора, так как у экс-судьи хорошие связи по всему Нижнему Тагилу. 


Седой мужчина — отец Дмитрия Панова
Седой мужчина — отец Дмитрия Панова


С коллегией суда подсудимые разговаривали по видео-конференц-связи. В ожидании начала процесса они активно общались между собой (возможно, подсудимые не догадывались, что их слышно в зале). 


С судом подсудимые общались по видеосвязи
С судом подсудимые общались по видеосвязи


Оперативники, уже отбывающие наказание, оживлённо шутили и обсуждали, кого встретили в колонии из бывших коллег. 


— У нас сейчас Четвертый канал стал показывать, мы сериал там смотрим. Не помню, как называется, «Братва», что ли, — поделился условиями содержания один из осуждённых. 


Другой голос (предположительно Анатолий Быков) заявил, что в Камышлове он отдыхает. Правда, его коллега по отделу полиции № 17 (предположительно Дмитрий Панов) не согласился с ним, ответив, что «уже устал топтать этот отдых». 


После начала заседания председательствующий судья Андрей Калинин напомнил, что суд Нижнего Тагила признал полицейских виновными в превышении должностных полномочий с применением к задержанному Головко насилия предметами, используемыми в качестве оружия.


Судья начал зачитывать доводы, которые подсудимые приводили в свою защиту. Они в очередной раз заявили, что, когда Станислава Головко привезли в отдел полиции № 17, у него были синяки трёхдневной давности. Также его тело никто не осматривал на наличие травм.


Основная версия оперативников: Головко доставили в отдел уже с травмой головы, от которой он в итоге и умер. Травму ему могли нанести сотрудники ППСП, которые доставляли его в отдел. 


Также адвокаты подсудимых заявили, что травмы Станислава Головко могли быть получены им, когда его сажали в патрульный автомобиль, либо его мог избить кто-то из сокамерников в спецприемнике.


— Все обвинение строится на домыслах, — прочитал Андрей Калинин аргумент адвоката.


Дальше начали зачитывать доводы и требования сестры погибшего Екатерины Головко. Она считает, что за три дня пребывания ее брата в отделе полиции у оперативников было достаточно времени, чтобы избить его, причинив смерть.


Дело рассматривала коллегия из трех судей
Дело рассматривала коллегия из трех судей


Она требует, чтобы подсудимых признали виновными и приговорили к срокам, которые первоначально запрашивала прокуратура, то есть к 13 годам колонии


Затем слово взял гособвинитель, он потребовал увеличить наказание: добавить Быкову семь лет колонии, а Панову и Ялунину — по восемь лет.


Помощник прокурора указал, что травмы, которые были у Головко, не могли быть получены даже в случае, если бы он упал с высоты своего роста. Кроме того, у Панова, Ялунина и Быкова был мотив избивать Головко, так как они хотели заставить его признаться в краже из торгового центра, чтобы повысить раскрываемость.


— Наказание за убийство человека слишком мягкое, требую ужесточить и добавить часть 4 статьи 111 (причинение тяжких телесных повреждений, по неосторожности повлекшее смерть. — Прим. ред.), — резюмировал гособвинитель. 


Новых доказательств в суде ни одной из сторон представлено не было. Поэтому судебное следствие кончилось довольно быстро и суд перешёл к прениям.


— Прошу обратить внимание на нарушение. Суд должен был отправить своё решение руководителю следственного отдела, однако этого сделано не было и документы остались в картотеке суда, что является нарушением и само по себе служит основанием для отмены суда первой инстанции, — начал речь гособвинитель.


Представитель прокуратуры указал на противоречия в показаниях подсудимых, вспомнив показания Ялунина от 30 сентября.


— В какой-то момент Головко сказал, что ему звонят в дверь, резко встал со стула и ударился головой о шкаф. Однако в более поздних показаниях Ялунина стал фигурировать стол и дверной косяк, о который он якобы ударился, из чего я делаю вывод, что подсудимый Ялунин врёт, — заявил помощник прокурора.


Также гособвинитель не считает смягчающим обстоятельством то, что Ялунин, Панов и Быков вызвали Головко скорую:


— Своими действиями подсудимые попросту довели потерпевшего до состояния комы. Естественно, как сотрудники полиции они были обязаны вызвать скорую, в данном случае это их обязанность. 


Интересы подсудимых представляют четыре адвоката
Интересы подсудимых представляют четыре адвоката


Затем выступила сестра погибшего Екатерина Головко. Она рассказала, что суммарно была уже больше чем на 30 заседаниях и устала повторять и слушать одно и то же.


— Я видела его (Станислава) дома, извиняюсь, в трусах, так как мы жили вместе. Никаких травм и синяков у него не было. У человека после пребывания в отделе полиции были отдавлены конечности. Он не мог себе нанести травмы головы в трёх местах, как и удариться головой о дверной проем 88 раз, это просто смешно! Он зашёл в отдел своими ногами, а вынесли его в коме. Кроме этих сотрудников с ним никто не работал, — заявила Екатерина Головко. 


Также сестра погибшего мужчины указала на показания таксиста, до этого выступавшего в суде свидетелем. Таксист цитировал слова сожительницы Егора Ялунина. Ему она рассказала, что Ялунин жаловался ей, якобы у него на работе проблемы из-за того, что они забили человека до смерти. По словам Екатерины, таксист приехал к дому, чтобы забрать подругу оперативника, которую тот избил, будучи нетрезвым из-за того, что отмечал День уголовного розыска. Женщина была зла на своего сожителя, поэтому и разоткровенничалась с таксистом, который, узнав про Станислава Головко, нашел Екатерину в соцсетях и согласился быть свидетелем. 


Ещё одна родственница Станислава Головко, также бывшая на заседании, обратила внимание на показания сотрудника ППСП Николая Лавренюка, который говорил о том, что начальник отдела полиции № 17 по фамилии Губер просил его подтвердить, якобы во время задержания он упал на задержанного.


— Они не состоят на учёте у нарколога — сотрудники полиции. И это смягчающее обстоятельство?! Ещё бы сотрудники полиции состояли на учёте у нарколога, — сквозь слезы говорила родственница Головко.


Также девушка обратила внимание на то, что оперативники сняли избитого Станислава Головко на видео и выложили его в интернет, назвав ролик «Человек-панда» из-за того, что у пострадавшего под обоими глазами были огромные синяки. 


На видео полицейские шутили над Головко, закованным в наручники, спрашивая, почему он такой «красивый»
На видео полицейские шутили над Головко, закованным в наручники, спрашивая, почему он такой «красивый»


— Это какими же животными надо быть, чтобы сделать такое! — эмоционально заметила девушка. 


Дальше слово взял адвокат Панова.


— Куча свидетелей, не куча, извините, масса свидетелей обвинения выступают с массой эмоций, но свидетелями как таковыми они не являются. Они не были в спецприемнике, в отделе полиции, — заявил один из четырёх адвокатов подсудимых.


Также он рассказал, что по непонятной причине исчезли записи с камер видеонаблюдения, а у подсудимого в момент нахождения в отделе полиции № 17 якобы обострилась белая горячка. Из-за чего он себя неадекватно вел и вполне мог сам нанести себе травмы.


Выслушав все стороны, Андрей Калинин объявил перерыв до 13 мая — тогда подсудимые выступят с последним словом, а суд озвучит решение по делу.