10 декабря вторник
СЕЙЧАС +0°С

Об уникальности уральцев, Зеленском и сериале про проституток: интервью с актрисой Ириной Горбачевой

Она приехала в Екатеринбург, чтобы презентовать фильм и провести творческий вечер в Ельцин-центре

Поделиться

Ирина уверена, что нужно хотя бы день провести в прогулках по Екатеринбургу, чтобы его понять. Но апрельский снегопад за окном, видимо, против

Ирина уверена, что нужно хотя бы день провести в прогулках по Екатеринбургу, чтобы его понять. Но апрельский снегопад за окном, видимо, против

28 апреля в Екатеринбург прилетела актриса Ирина Горбачева, звезда фильмов «Я худею», «Аритмия» и Instagram-блогер с 1,5 миллионами подписчиков. В Ельцин-центре Ирина провела творческий вечер и представила фильм «История одного назначения», где сыграла жену Льва Толстого.

«История одного назначения» вошла в программу кинофестиваля «Конец сезона». Он проходит в Ельцин-центре с 27 апреля по 4 мая. Там можно увидеть многие ленты, ставшие событиями в кинопрокатном году, который уже завершается. 

Собственно, в Ельцин-центре мы и встретились с Ириной. Поговорили о нашем городе, об отличии екатеринбуржцев от москвичей, Зеленском и новом сериале про проституток, где Ирина исполняет одну из главных ролей.

— Начнем с традиционного. Как вам Екатеринбург?

— Если ты хотя бы день проведешь на улице до вечера, в барчики спустишься, увидишь ночную жизнь, тогда сможешь почувствовать город. А я тут бываю в театре, отеле и аэропорте. Мне кажется, что в Екатеринбурге очень предприимчивые люди, очень целеустремленные. Здесь есть какая-то атмосфера, которую я чувствовала, например, в Киеве (Ирина родилась на Украине. — Прим. ред.).

Это третий визит Ирины в Екатеринбург

Это третий визит Ирины в Екатеринбург

Здесь каждый что-то пытается сделать необычное, и это не для того, чтобы выпендриться друг перед другом, а чтобы в принципе доказать свое право на существование. Это что-то граничащее с гражданской позицией, которая здесь, в Екатеринбурге, присутствует. У вас, мне кажется, очень сильные люди. Люди пробивные. Я это чувствую, даже не гуляя по городу, просто пообщавшись с местными. 

По екатеринбуржцу Борису Рыжему у нас в театре делали спектакль, который до сих пор идет. Я принимала в нем участие, меня в постановку вводили через его поэзию. Так я понимаю, каким был Свердловск, Екатеринбург. 

— По поводу сильных людей с гражданской позицией. Вы слышали историю сквера против храма?

— Да, конечно. Я же говорю: есть у екатеринбуржцев очень выверенные гражданские позиции. Такое есть в Киеве, Грузии — из мест, где говорят на русском языке. Это круто, что люди чувствуют друг друга, что они сплочены. 

Екатеринбуржцы — сильные, пробивные и деятельные. А местная публика в театре сильно отличается от московской, говорит актриса

Екатеринбуржцы — сильные, пробивные и деятельные. А местная публика в театре сильно отличается от московской, говорит актриса

— Вы в Екатеринбурге несколько раз были с гастролями. Уральский зритель чем-то отличается от московского? 

— Московская публика достаточно избалованная. Я бы даже сказала, что она сытая. Люди настолько прикормлены деликатесами, что каждый «повар» начинает делать такие изыски, что ты просто думаешь: «И что это было?». Ну что-то необычное, невероятное. Вот эту фигню я не люблю. Вашему зрителю я могу говорить только спасибо, благодарить и любить. У нас здесь было два очень теплых спектакля, радостный прием. Когда публика в конце встает, весь зал аплодирует. В Москве такое крайне редко. Для этого нужно не знаю на каком пупе вертеться. 

Я так понимаю, у вас часто театральные события происходят. И «Золотая маска» к вам часто приезжает. Культурная жизнь здесь живая. И город живет с точки зрения мысли, размышления, чувственности. Люди ходят в театр, чтобы что-то чувствовать, сопереживать. Испытать что-то. 

— А вы видели когда-нибудь спектакли Николая Коляды? 

— Нет, но я слышала о нем. Надо подгадать и прилететь на спектакль. Нужно его здесь смотреть. 

Мы уговорили Ирину сходить на спектакль Коляды (нет, нам за это не платят)

Мы уговорили Ирину сходить на спектакль Коляды (нет, нам за это не платят)

— Ельцин-центр, в котором мы сейчас находимся, часто подвергают критике: то Никита Михалков, то Геннадий Зюганов. Вы прошли по экспозиции? Как она вам?

— Я испытываю противоречивые чувства к той эпохе, что показана в музее. В ней было много и хорошего, и плохого. С одной стороны, была надежда на что-то лучшее, хорошее. С другой, это были времена безработицы. Я помню, как мои родители работали на заводе «Азовсталь» в Мариуполе, где им не платили зарплату по полгода. Где беднел сразу квартал. Мама работала уборщицей, а папа — электросварщиком, потом он поехал на заработки в Москву, где его кидали вдоль и поперек. Как и всех тогда. Но при этом я не могу сказать, что мы, обычные дети, страдали. Мы получили всё, что должны были получить.

К эпохе 90-х актриса относится противоречиво

К эпохе 90-х актриса относится противоречиво

Походив по Ельцин-центру, я посмотрела, насколько экспозиция крутая, насколько можно прочувствовать это время. Но это время уже прошедшее, это застывшая эпоха в музее. И он очень круто передает атмосферу магазинов, квартиры, даже президентский кабинет. Ты можешь взглянуть на это всё и увидеть, от чего они шли. Человек искренне хотел поменять систему. Но потом стал ее заложником. 

— Вы родились в украинском Мариуполе. Буквально только что Украина выбрала нового президента. Как думаете, у него получится? 

— Может быть, я максималист, романтик, но я очень надеюсь, что сейчас у Зеленского получится. Я буду держать кулаки, чтобы ему удалось поменять систему. Потому что Украина — это люди, люди воли, силы и справедливости. Они выходят на площади, понимая, что могут умереть, но все равно противостоят. Это люди, в которых, по моим ощущениям, сохранен подвиг. В плане истории с Украиной, которая еще продолжается: те люди, которые не согласны, не сделали, не показали то, что могли. Я и про то, каким способом Крым переходил к России.

— А подвиг кого в них сохранен?

— Наших бабушек и дедушек. Они — супергерои абсолютные. Я понимаю, что каждый раз к 9 Мая это уже переходит в ностальгию и покрывается пылью, но они реально могли отдать свою жизнь и отдавали ее. А мы — их потомки. И чего? Вот у нас компьютер, вот у нас айфончик, и всё на мази. Согрел попу — прекрасно, не согрел — бегай, грей, ищи. Мне иногда бывает стыдно и за себя в том числе. Что я ничего не сделала. В плане того, что я никуда не выходила, где можно было бороться, я, наверное, не боролась. 

По мнению Ирины, наши бабушки и дедушки — супергерои

По мнению Ирины, наши бабушки и дедушки — супергерои

— Вернемся к кино. В комедии «Я худею», которая вышла в 2018 году, вы сыграли с нашим Евгением Куликом. Вам понравилось с ним работать?

— Женька — невероятно одаренный артист, хотя он сам вроде бы не артист, а больше чувак, который выходил с микрофоном и брал интервью в усах. Дальше это всё переросло в такую историю, какую мы видим сейчас. И Женя, и Регина (его жена. — Прим. ред.) — это такие истинные екатеринбуржцы. В том плане, что они открыты, по-хорошему просты, конкретны. И не дают себя в обиду.

В людях из Екатеринбурга, которых я встречала, есть стержень. Потому что здесь среда была такая: ты вышел в какой-то другой одежде, и ты мог отхватить. Либо тебя могли просто обсмеять или как минимум громко обсудить. Такая среда, конечно, кого-то ломает, но кого-то закаляет. 

— Вы живете в Москве но, судя по вашему Instagram, несколько месяцев провели в Лос-Анджелесе.

— В Москве все немножко больше про деньги. Ты начинаешь думать, зачем ты там. Может, поехать в другое место пожить? И холодно, блин, зараза. Я приехала в Лос-Анджелес, грубо говоря, поучить английский, поотдыхать. У меня было такое путешествие на четыре месяца по разным местам. 

Да, я решила уехать из своей среды. Очень полезная штука — уезжать хотя бы на месяц. Отпадают паразитирующие связи с людьми. В этом вакууме ты слышишь свои мысли, понимаешь, что ты хочешь делать и куда двигаться, что тебе по-настоящему нравится. Можешь услышать себя.

— «Кинопоиск» говорит, что вы принимаете участие в проекте Masha from Russia.

— Маша Машкова живет в Лос-Анжелесе периодически с семьей, работает по профессии, актрисой. Ходит на кастинги. И мы делаем об этом проект Masha from Russia. Надеюсь, начнем в сентябре его. 

— Не боитесь что из-за долгого отпуска вас перестанут звать сниматься?

— Почему я не могу куда-то уехать на четыре месяца, если у меня есть возможность и время? «А ты не боишься, что останешься без профессии?» — нет. Я ответственна за это. Но если вдруг во время огромного какого-то путешествия мне кто-то присылает сценарий и говорит: «Ир, смотри, там офигенная роль»... Если классный проект, классный режиссер и я хочу с ним поработать, я сорвусь и поеду. Но это не так часто бывает, поэтому и можно поехать куда-то надолго.

Это Ирина изображает людей, которые у нее спрашивали, не боится ли она остаться без профессии

Это Ирина изображает людей, которые у нее спрашивали, не боится ли она остаться без профессии

— И такой крутой проект появился?

— Сейчас мы работаем над сериалом «Чики», который будем запускать в середине июня. Это сериал про проституток в жанре драмеди: не совсем комедия, не совсем драма. Главная героиня, одна из проституток, возвращается из большого города и пытается построить новую жизнь. Потом к ней подключаются подруги и пытаются бороться с системой на месте. 

Из глубинки люди приезжают в большие города. Это сейчас нормально. Но, если бы каждый регион развивался на полную мощность, будто он столица, если бы государство помогало, это были бы регионы, каждый из которых в чем-то по-своему офигенный. 

— Я знаю, что вы создали проект, где люди в наушниках танцуют вместе в центре города. Он был в Москве, Питере, Нижнем Новгороде, но до Екатеринбурга не дошел.

— Пытаемся возродить танцевальную терапию. Хотим сделать проект большим, даже федеральным. Чтобы это не было просто в Москве, наоборот. Хочется, чтобы люди выходили на улицы, коммуницировали, танцевали. Общались после танцев, ходили вместе кофе пить — чтобы избавлялись от этой вечной гонки. Я и себя ловлю на том, что, когда со мной просто заговаривает человек, я уже подозрительно думаю: «А что это он со мной разговаривает?». В моем детстве было совершенно по-другому. 

Проект начался в 2016 году. Сейчас я распустила команду, собираю новую. Мы танцуем в наушниках, никому не мешаем. В начале здороваемся и крепко-крепко обнимаемся. Мы ездили в Питер, Нижний Новгород и Казань, везде это встречалось с большим ажиотажем, но дальше не шло. Нужно настроить связи, чтобы люди в своем городе взяли этот проект и развивали.

Фото: Маргарита ВЛАСКИНА / Е1.RU
Видео: Ирина Горбачева / Instagram.com

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!