Громкий городской конфликт обсуждали больше двух часов, но оказалось, что компромисса в его решении нет 
Громкий городской конфликт обсуждали больше двух часов, но оказалось, что компромисса в его решении нет 

После того, как с 13 на 14 мая горожане десять часов отстаивали сквер у Драмтеатра, конфликтуя с бойцами РМК, выставленными на его защиту, губернатор Евгений Куйвашев пригласил участников конфликта и наблюдателей на разговор. Два часа они разговаривали о том, как решить проблему. В том числе предлагали выбрать новое — третье по счету — место под храм, но губернатор переносить его отказался. И предложил участникам борьбы за сквер выйти на санкционированный властями митинг, а не устраивать «оголтелый протест». 


Публикуем некоторые важные высказывания всех сторон, которые прозвучали на встрече. 


За сквер у Драмтеатра 


Ксения Бакланова, организация «Парки и скверы Екатеринбурга»:


— Люди поняли, что нет возможности быть услышанными никакой, поэтому сейчас такая волна возмущения. Люди хотят, чтобы их услышали. Наша позиция, в принципе, простая: это поиск компромисса, какого-то решения, которое удовлетворило бы всех. 


Анна Балтина, организация «Парки и скверы Екатеринбурга»:


— Вы пытаетесь нас обвинить в том, что мы людей провоцируем на агрессию, нет, это не так. Нужно эту ситуацию обнулять, убирать забор и разговаривать с людьми. А если копать глубже, то этот конфликт тянется с 2010 года и здесь нужны профессиональные конфликтологи и профессиональные модераторы. Мы видели картинки, когда с одной стороны стоит толпа, с другой стоит толпа, и они начинают разговаривать на повышенных тонах, кидаться камнями. 


Алексей Мосин, историк: 


— Если мы хотим вести диалог, нам необходимо восстановить взаимное доверие двух сторон. Граждане 13 мая проснулись и с удивлением увидели, что стоит ограждение и там вооруженные люди. Это что же такое? Кто хозяин в городе? Я хотел бы сегодня получить ответ на этот вопрос. Нас спрашивает Иннокентий Шеремет, кто принял решение бросить ограду (во время волнений забор уронили. — Прим. ред.). А кто принял решение поставить ее под покровом ночи, когда никто этого не видит? И мы, проснувшись, увидели, что мы в оккупированном городе. Я не хочу, чтобы жители города сталкивались с такими ситуациями в дальнейшем. Давайте восстанавливать доверие. Пусть те, кто поставил, уберут эти ограждения. Надо вывести с территории сквера всех вооруженных людей, всех молодых людей спортивного типа. После этого мы можем встречаться и обсуждать, как решать эту тяжелую для города ситуацию, если мы этого не сделаем, ситуация будет только ухудшаться.


За храм 


Олег Медведев, вице-президент РМК: 


— Единственным компромиссом для вас является перенос места строительства. Но при этом мы же понимаем, что в другом месте появятся другие люди и также позовут своих сторонников. Какой бы мы участок земли в городе не выбрали, найдется пара бабушек и пара подростков, которые скажут: это моя любимая лавочка, я тут всю жизнь сидел. Мы переносим это место уже 9 лет, это ли не свидетельство, что сторонники строительства готовы идти на компромисс? Сейчас мы провели все процедуры, всех спросили — получили протест, бунт. 


Вадим Занин, представитель организации «Российский союз православных единоборцев»: 


— Там были спортсмены, и их всех так во всех средствах массовой информации некрасиво показали и всякими разными словами [назвали], но я, как спортсмен, могу сказать, что они и полиция вели себя профессионально и сдержано по максимуму своих возможностей, и у меня просьба к СМИ: давайте будем объективной площадкой. Давайте не будем устраивать беспорядки и примем, что строительство законно. 


Власть 


Евгений Куйвашев, губернатор Свердловской области: 


— Не будет через 200 лет Ельцин Центра, театра Драмы, Заксобрания, правительство развалится, а храм-то останется, и это совершенно очевидно.


— Проект предусматривает полное сохранение зеленых насаждений. Коллеги, я вас очень призываю не выходить и не заниматься очень рьяным, по мне, даже оголтелым, протестом.


— Это организованная несанкционированная акция. Я вас просто хочу оградить от глупости, это реальная глупость. Если хотите, вы же за закон, подайте заявление, проведите митинг. Мы же не запрещаем.


Нейтральная сторона 


Ринат Низамов, директор сети городских порталов Hearst Shkulev Media: 


— Я был первым, кто опубликовал первые макеты тогда еще храма на воде и следил за ситуацией. И ходил наблюдать и на молебен, который был 17 марта, и на акцию по защите сквера 7 апреля, и, конечно же, на события с 13 на 14 мая. И хочу вам дать обратную связь жителей города, которую мы получаем в режиме реального времени. Город почувствовал, что в Екатеринбурге нет хозяина. За все время к людям не вышел ни один представитель власти: не вышел ни мэр города, ни губернатор, ни полпред, ни уполномоченный по правам человека — несмотря на то, что была страшная ситуация. Была ситуация с избиением, у наших двух журналистов были испорчены камеры, есть несколько заявлений в полиции, применение газа. Несмотря на это, власть игнорирует события.


Сегодня обратная связь от горожан такая: кажется, что горожан не слышали и не слушают. Год назад снесли башню, не предупредив население и точно так же не обозначив, когда будет дата сноса и так далее. Не устроив никакие публичные слушания. Люди выходили защищать этот объект важный для горожан, их никто не услышал.


Более того, используя такие государственные средства массовой информации как областное телевидение в лице Иннокентия Шеремета, дискредитируется протестная аудитория, которая говорит за сквер. Именно Шереметом она называется русофобами, алкашами, геями. Дискредитируются журналисты, в том числе я лично. Шеремет разжигает различную рознь, говоря, что мы работаем на Гитлера и так далее. Я считаю, что на это нужно обратить внимание. 


Тем временем в сквере уже второй вечер происходят беспорядки. Мы следим за ними в режиме онлайн