20 ноября среда
СЕЙЧАС -19°С

Людей разогнал не ОМОН, а дождь: репортаж с четвертого дня протестов из-за стройки в сквере у Драмы

В сквер пришли Ройзман и Высокинский, последнего освистали и выдавили оттуда

Поделиться

На акции вновь зажгли фонарики в защиту сквера 

На акции вновь зажгли фонарики в защиту сквера 

С 16 на 17 мая екатеринбуржцы снова, уже в четвертый раз, собрались в сквере у Театра драмы, чтобы показать, что они против постройки на его месте храма Святой Екатерины. По ощущениям, людей было больше, чем в предыдущие дни протестов 13–15 мая, а с горожанами на этом месте впервые встретились экс-мэр Евгений Ройзман и мэр Александр Высокинский. И если первого участники акции закидывали просьбами вернуться в кресло мэра, то второго — требованиями уйти в отставку.

В этот раз людей запускали в сквер через рамки металлоискателей, а также их обыскивали силовики. Из-за этого на входе в сквер образовывались внушительные толпы и некоторые, решив, видимо, не напрягаться, наблюдали за происходящим из-за установленного по периметру невысокого забора.

К 20:00 площадь и сквер у Театра драмы были заполнены наполовину. Люди стояли небольшими группами у входа в театр, в центре сквера, где играла музыка из колонок, на набережной. Ближе к капитальному забору народа было мало, а у самого забора — только силовики. Как и в предыдущие дни, люди начинали фотографироваться на их фоне и записывать сториз в Instagram.

На четвертый день людей впервые впускали в сквер после досмотра 

На четвертый день людей впервые впускали в сквер после досмотра 

Забор охраняли так же, как и в другие дни, — усиленно

Забор охраняли так же, как и в другие дни, — усиленно

А уже спустя час вся территория, кажется, была забита под завязку. И стоило в сквере появиться любому политику (которых в предыдущие три дня тут не было), как его тут же обступала обозленная толпа, требующая ответов. Депутата Заксобрания Свердловской области Вячеслава Вегнера люди спрашивали, почему народные избранники, в том числе он сам, допустили такое и почему не слагают полномочия. Евгения Ройзмана (который 16 мая в эфире «Эха Москвы» впервые высказался за сквер) настойчиво просили вернуться на пост мэра и долго не отпускали, преследуя его длинной вереницей, куда бы он ни шел.

Но больше всего «народной любви» досталось главе Екатеринбурга Александру Высокинскому: люди были настроены по отношению к нему так агрессивно, что выводить его из сквера пришлось полицейским.

«Нам забор не нужен!», «Убрать забор!», «Мы за сквер!», «Он не мэр!» и, наконец, «Мы тебя не выбирали!» — такие лозунги скандировала толпа, перекрикивая главу. «Это даже круче «Игры престолов»!» — кричал кто-то в толпе. В какой-то момент стало невыносимо душно — из-за теплой погоды, большой концентрации людей и запаха сигарет с вейпами, доносившегося отовсюду.

Мэр тщетно пытался договориться с жителями, говорил, что не может остановить стройку (хотя сейчас она остановлена), вновь предлагал встретиться с общественниками, но в итоге разозлил толпу еще больше — и она просто выдавила Высокинского из сквера. Он ушел освистанный, а Ройзман — под аплодисменты.

Экс-мэр Евгений Ройзман 16 мая впервые высказался за сквер и вышел к людям. Его проводили аплодисментами 

Экс-мэр Евгений Ройзман 16 мая впервые высказался за сквер и вышел к людям. Его проводили аплодисментами 

А главу Екатеринбурга Александра Высокинского — освистали 

А главу Екатеринбурга Александра Высокинского — освистали 

Одновременно с этими событиями в разных частях сквера образовывались небольшие музыкальные тусовки. Там пели и кричали песни «Гражданской обороны», ДДТ и «Би-2». В какие-то моменты казалось, что люди пришли просто потусить, но когда в перерывах между песнями они начинали скандировать «Мы есть власть!» и «Референдум!», все возвращалось на круги своя.

Участники акции играли и пели

Участники акции играли и пели

Среди тех, кто бьется за сквер, были екатеринбурженки Анна и Мария, которые в разговоре с E1.RU заявили, что, даже если отстоять сквер в итоге не получится, люди уже победили.

— Люди увидели, что не одиноки, почувствовали, что у них есть единомышленники, которые готовы биться против лицемерия и цинизма, — говорит Анна. — Это тоже победа.

Анне 34 года, она работает в бюджетной организации, занимающейся социокультурными проектами для детей и молодежи. И она провела на протестах в сквере два вечера. В том числе 15 мая, когда омоновцы задерживали людей жестче всего.

— Было страшно, особенно для таких, как я, кто не любит толпу и ощущение толпы, — рассказывает Анна. — Но с другой стороны, я чувствовала гордость за то, что люди пришли и стоят плотной стеной, поддерживают друг друга. Это дает надежду. Я здесь, потому что не хочу потерять это пространство, которое объединяет все возрастные группы, все религиозные, профессиональные и какие только есть сообщества. А храм… А что храм? Он уже разъединил.

На жесткие задержания обратила внимание и правозащитница Елена Кораблева, которая раздавала в сквере листовки от «ОВД-Инфо» о том, как действовать, если вас задержали. Люди брали их охотно, в основном подходили сами: «Вдруг задержат».

— На акции 15 мая мне было просто страшно, на самом деле, — вспоминает Кораблева. — Самое страшное — это все-таки не полиция, а ОМОН и Росгвардия, на мой взгляд, потому что они действуют очень жестко. Около часа ночи они уже просто винтили людей, заламывали руки, а потом их с заломанными руками бегом втроем тащили и бросали в эти автозаки. А заломанные назад руки, кто не знает, — это очень больно. Полицейские вообще, учитывая то что задержаний не должно было быть, действовали неправильно.

— Простите, а можно вопрос? — прервал ее мужчина, представившийся Артемом. — Почему не должно было быть задержаний? Как должны действовать полицейские, видя нарушение закона: вандализм, например, повреждение чужой собственности. Заборы крушили люди.

Сложилось ощущение, что Артем оказался чуть ли не единственным человеком в сквере, который заступился за полицейских. Дальше все, с кем нам удалось пообщаться, говорили про жесткие задержания и про то, что храма именно здесь быть не должно.

— Я думаю, что дело не в собственно храме, потому что и я, и мои знакомые, и незнакомцы, с которыми я общалась, — за храмы, за их восстановление. Но не взамен сквера, открытых общественных пространств. И, конечно, мы хотим, чтобы нас спрашивали о том, чего мы хотим.

О том, что храм не нужен, а сквер — нужен, говорили люди разных возрастов, верующие и атеисты, те, кто шел в сквер целенаправленно, и те, кто зашел, когда шел мимо.

— Меня достала вся эта бодяга с храмом. Потому что наши олигархи во главе с руководителями нашей области и города делают в городе все что хотят. Захотели — снесли башню. Хотим это — ставим это. Нахватали себе площадки и тут людям не дают продохнуть. На окраине пусть строят, где новые районы — ради бога. А тут для чего храм на храме? — говорит 71-летняя Татьяна, пришедшая в сквер с театральной премьеры.

В этот раз жестких задержаний не было. Людей разогнал не ОМОН, а дождь. К 0:42 сквер был полностью пуст. А уже дома люди в соцсетях отмечали, что в этот раз полицейские были очень милы и, улыбаясь, говорили: «Приходите еще».

О том, как проходил четвертый день протестов, мы также рассказывали в режиме онлайн

Фото: Артем УСТЮЖАНИН, Максим ВОРОБЬЕВ, Мария СЕМИНТИНОВА / E1.RU

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!