В команде Станислава средний возраст сотрудников — до 30 лет, и они ,  по его словам ,  не сделают ничего, если им «не прикольно»
В команде Станислава средний возраст сотрудников — до 30 лет, и они, по его словам, не сделают ничего, если им «не прикольно»

 С 13 мая в Екатеринбурге проходят протесты против строительства храма на месте сквера, который огородили забором. Забор охраняет полиция, сотрудники Росгвардии и ОМОНа. В тот же вечер екатеринбуржцы вышли на массовую акцию с требованием сохранить сквер. Исполнительный директор рекламного агентства Deltaplan Станислав Чёрный опубликовал колонку на своей странице в Facebook о том, почему горожане выходят на эти протесты.


Осенью мы взяли у Станислава интервью, где он рассказал, сколько рекламы потребляет горожанин каждый день и какая реклама не бесит. А теперь публикуем его колонку о противостоянии в сквере на Драме полностью.


Я долго не мог понять, в чем вообще проблема, откуда такая любовь к зеленым насаждениям, до крови и сломанных рёбер. Я ж прекрасно знаю это место: тут долго был скорее пустырь, чем сквер, долго была помойка на пустыре. Бездарными граффити изрисованы мертвые берега, вечная стройка напротив, пустота. Я думаю, что сегодня многие не могут понять, даже те, кто пытается. Ни Шахрин, ни собирательная власть (я пытался разговаривать об этом с чиновниками, у всех примерно одна позиция). Во всяком случае, ни разу не услышал понятного для меня объяснения.


С нами не посоветовались, на наше мнение наплевали? Да, ладно! А раньше всегда советовались... Против власти? Нет же! Политика сюда пришла позже, сначала с бездействием полиции, потом с обычным поведением последних лет: молчать, отъезжать общими словами, гнать силой несогласных. Против медных компаний? Это ж Урал! Тут хозяева горных заводов почти 300 лет были хозяевами всего, свои деньги чеканили. Вон, дом хозяина горных заводов из 19 века в 100 метрах от сквера стоит, а где дом губернатора? И сейчас: больницы, теплицы, пивные бары и Академия бокса. Кто тут, в Екатеринбурге не понимает этого?


Для меня этот храмовый кошмар — битва за молодость. Извините, за глубокую мысль: они просто хотят сквер и не хотят храм! Да. Так просто. Им тут хорошо. Они мне показывают фотографии и видео из прошлого лета, как из прошлой жизни. Какие-то люди сальсу танцуют, гитара, скейты, пиво на скамейках. Слушайте, а знаете, зачем сейчас в маленьких городах России делают чудесные набережные, парки, велодорожки проклятые? Чтобы молодежь не уезжала! Чтобы им тут нравилось. Это так тупо и так просто, что невозможно поверить, да?


По мнению Станислава Черного, власти просто не могут поверить, что у протестов нет лидера или зачинщика
По мнению Станислава Черного, власти просто не могут поверить, что у протестов нет лидера или зачинщика


В моей компании средний возраст сотрудников до 30. Я точно знаю, если им «не прикольно», никакими деньгами не удержишь. Если нет интересных проектов и задач, они просто уходят. Им не нравится! А если нравится — работают до седьмого пота. Они другие! Они свободнее, самолюбивее, без пиетета к званиям и возрасту.


Эта примитивная мысль, кажется, не может быть принята ни Шахриным, рок-кумиром прошлых лет, честнейшим человеком. Ни собирательной властью, к которой относятся, в том числе мои близкие друзья. Ни хозяевами медных гор, которые, на мой взгляд, искренне уверены, что творят благо. Их всех объединяет одно: они ищут зачинщика, кому выгодно. Я слышал про демонического Тунгусова, который дестабилизирует регион; Навального, которому только повод дай; просто «манипуляторов». Нужно найти хоть кого-то! А его нет!


Есть молодые ребята «до 30», которых ещё никогда не звали в храм так настоятельно. Ни в детстве, ни в юношестве, ни в школе, ни в ПТУ. У них нет никаких «лидеров протеста», которые могли бы прийти к губернатору с правильными словами; сфер влияния; ничего нет, кроме желания жить своей жизнью.


Добавьте к этому Шеремета, чья работа последние 20 лет, никак не выдавала в нем христианина, московских артистов (ровно ту команду, что посещает боксерские шоу РМК), и, наконец, самих боксеров, «защитников храма», глядя на которых к вере прийти, ну, никак нельзя.


Мы живем в прошлом. Сталин, скрепы, Российская империя, советская империя, храмы, «герои былых времён», баскетболисты «за себя и за Сашку» — все в кучу. Такие фильмы, такие памятники, такие споры на весь православный Facebook, такая благотворительность, такой подарок Екатеринбургу, такой храм. А в эти минуты наше будущее, наши дети пытаются отстоять своё право на свой выбор жизни. Этот сквер — их Храм, их свобода совести, их вера. Защищают, как умеют. А Екатеринбург сегодня показывает всему миру, что такое дорога к храму, тьме вместо света, злобе, фатальному неумению понять и принять своё же завтра.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.