По словам Штыркова, он пришел в сквер, чтобы поддержать строительство храма — как обычный горожанин
По словам Штыркова, он пришел в сквер, чтобы поддержать строительство храма — как обычный горожанин

Боец и президент Академии единоборств РМК Иван Штырков объяснил свою позицию и свое место в истории противостояния в сквере у Драмы. Он дал комментарии во время интервью в эфире радиостанции «Радио Рекорд».


Напомним, в первый день стояния у Драмы, когда протестующие сломали забор на месте будущей стройки храма Святой Екатерины, на стороне защитников храма были бойцы Академии единоборств РМК и сам Иван.


«Проблема в том, что меня сейчас воспринимают так — ты спортсмен, ты президент академии, но я гражданин своей страны, я житель города, у меня есть свое мнение, как и у тех людей, сломавших забор, — сказал Иван Штырков. — Что я должен делать? Не показывать своего мнения, потому что у меня есть сила?»


По словам Ивана, его знает в городе каждый второй человек, поэтому он никогда не стал бы делать публично чего-то, что могло бы его дискредитировать.


«То, что произошло с той и другой стороны, — это ненормально в наше время, такого быть не должно, — сказал Уральский Халк. — Все ждали, когда вмешается полиция, выйдет, поставит забор и все будет нормально. Все обсуждают, что они видели в записях. Я был там. Почему никто не говорит: Иван был там, он сдерживал людей».


По словам Штыркова, в тот день в сквере было не больше десяти человек из числа бойцов Академии единоборств РМК
По словам Штыркова, в тот день в сквере было не больше десяти человек из числа бойцов Академии единоборств РМК


Штырков считает, что спортсмен не имеет права применять силу против обычных людей, потому что профессиональные навыки в разы превышают физические возможности простого человека. Однако статус президента Академии РМК вовсе не значит того, что нельзя прийти и обозначить свою позицию.


«Мой статус? Я там не был в статусе президента академии, я там был как горожанин, — заверил Уральский Халк. — А среди тех, кто кричал за сквер, может, были учителя и воспитатели детского сада. Им статус не мешал прыгать за забор».


По словам Ивана, ему не хочется, чтобы академию, в которой занимаются взрослые и дети с четырехлетнего возраста, приплетали к этой истории.


«Я не буду извиняться за то, что я сделал, потому что не за что, потому что я не сделал ничего, что меня дискредитирует. Я туда приехал как житель города, у которого иная позиция. Я всегда был на стороне храма, я за него», — заключил боец.