Мартин Калиш и «Шкоды», на которых трансферная компания возит пассажиров
Мартин Калиш и «Шкоды», на которых трансферная компания возит пассажиров

Москвич Мартин Калиш, который вместе с командой вырастил из одного пивного бара на Родонитовой в Екатеринбурге сеть из 13 заведений, уже третий год живет в Праге, где вместе с партнером-чехом занимается бизнесом. Мартин — совладелец ресторана и трансферной компании, которую сейчас активно развивает. Он рассказал E1.RU, с какими сложностями столкнулся, когда открыл этот бизнес, сколько денег потратил на старте и к какому результату хочет прийти.


Мартин (по его словам, имя и фамилию он сменил на чешские, еще когда жил в Москве, даже не подозревая, что переедет в Прагу) был руководителем сети баров «Три толстяка». В Прагу переехал по приглашению чешской компании, поставлявшей для них пиво: они захотели, чтобы Мартин открыл там такие же бары. Но история с открытием сети в консервативной Праге не зашла — и Мартин стал руководителем и совладельцем одного из старых баров Trafalgar 43 на Вацлавской площади в центре. Среди сотрудников бара есть и екатеринбуржцы — Алексей и Анастасия Воробьевы, на которых Мартин, как он говорит, может положиться во всем. 


Вацлавская площадь в центре Праги, где находится ресторан, совладельцем которого является Мартин Калиш
Вацлавская площадь в центре Праги, где находится ресторан, совладельцем которого является Мартин Калиш


«Русских не любят за то, что выживают чехов»: экс-директор уральских «Трех толстяков» — о Праге


— В Праге очень-очень конкурентный и не емкий рынок. В России, и в Екатеринбурге в частности, есть место для чего-то нового и интересного, а здесь рынок консервативный, — рассказывает Мартин. — Всё-таки Прага — старый туристический город, здесь привыкли к старинным ресторанам, которые открылись 20–30 лет назад, а в новые идут тяжело и неохотно. Тем более — когда их открывает человек, который приехал с опытом из России, с абсолютно другим менталитетом.


Идея для нового бизнеса родилась, когда Мартину и его партнеру стали говорить, что на пике сезона в Праге не хватает автомобилей для развоза туристов. Транспортную компанию открыли прямо на базе ресторана. Двухлетняя виза дает Мартину возможность заниматься бизнесом.


Стартовый капитал — это 40 000 евро (2,8 миллиона рублей), которые потратили на три подержанных «Шкоды» и два «Мерседеса» из Германии. Местные машины, объясняет Мартин, смысла покупать нет: они убиты из-за того, что большая часть центра Праги покрыта брусчаткой, от которой страдает подвеска.


Машины сотрудники трансферной компании покупают в Германии и перегоняют в Чехию
Машины сотрудники трансферной компании покупают в Германии и перегоняют в Чехию


Для работы в сфере трансфера нужно получить разрешение в магистрате — по-простому в администрации города. И с этим у русских, говорит Мартин, возникают проблемы.


— Здесь бюрократии нет никакой, я заметил только, что есть немножко ревнивое отношение к русским из-за того, что приехали сюда и начали бизнес, выживая местных чехов. Есть ревность из-за русского бизнеса, русских денег, русской рабочей силы.


Мартин и Олег Газманов перед концертом в Праге
Мартин и Олег Газманов перед концертом в Праге


Он рассказывает, что когда пытался поставить на учет в магистрате первую машину, его дважды гоняли за бумагами, про которые изначально не говорили.


— Я уже когда в третий раз пришел, прямо сказал на чешском: признайтесь честно, я русский, вы поэтому не хотите ставить машину на учет, я тогда пойду к главе администрации жаловаться. Кричал, ругался. После этого поставили на учет и дальше, когда я приходил ставить на учет другие машины, всё было нормально, уже не докапывались.


Мартин говорит, что местные чиновники меняют отношение, именно когда начинаешь говорить с ними на чешском и объяснять, что приехал сюда «не просто покататься на машине, а строить бизнес».


— Вообще, машины можно и не ставить на учет, и многие работают, не делая этого, но я отношусь к этому бизнесу серьезно и мне не хотелось бы, чтобы появлялись какие-то риски, — говорит он. — Это такой достаточно интересный бизнес, живой. Безусловно, существуют компании, которые устоялись на рынке, но тем не менее он позволяет включить в себя еще какую-то небольшую компанию, которая готова браться за любые заказы.


Половина заказов компании идет через ресторан: трансфер заказывают гости, туристические компании, которые с ним работают и приводят тургруппы. Пока работают пять машин, а к концу года их число планируют увеличить до десяти. Окупиться бизнес, по подсчетам владельцев, должен через 3,5 года.


— Хочется выйти на какой-то хороший для нас оборот, чтобы продолжать работать и зарабатывать в Чехии, в которой не так-то просто работать и зарабатывать — особенно для русских. Так как у меня компания новая и я в расходы ставлю приобретение автомобилей, не буду пару лет платить налогов никаких, потому что расходы превышают доходы. Тем не менее с тех денег, которые мне перечисляют на расчётный счет, 20% я отдаю государству.


Также Мартин хочет запустить сайт компании, приложение, начать сотрудничать с кол-центром, который будет распределять заказы. Пока этого нет, а водителем на некоторых заказах периодически работает он сам.


«Русских не любят за то, что выживают чехов»: экс-директор уральских «Трех толстяков» — о Праге


— Большим подспорьем для работы является партнерство с чехом, вроде бы, ты и сам всё делаешь, но какие-то сложные встречи, которые требуют какого-то глубокого знания языка, помогает проводить он. Перед тем как приехать в Прагу, я полгода учил чешский с носителем в Екатеринбурге, но когда приехал, понял, что не разговариваю. Поначалу, когда проводил собрания с командой ресторана, были и усмешки, и улыбки, и ухмылки, и откровенно ржали надо мной. Но потом успокоились, когда поняли, что я потею, но всё равно говорю, хоть и неправильно. Чтобы заговорить свободно, понадобилось еще полгода.


Решение Мартина переехать в Прагу стало полной неожиданностью для владельцев «Трех толстяков», но он говорит, что думал о загранице давно. Потому что в Москве, где он жил и учился, «давно популяризируют идею о заграничной жизни» — и потому что политическая обстановка располагает к переезду.


— Я оценил этот шанс и возможность перебраться, политикой я достаточно глубоко интересуюсь. 21 мая был свидетелем протеста на Вацлавской площади, где у нас ресторан. В нем участвовали 50 000 человек, полиции от силы было человек 50 — стояли, смотрели, улыбались. И это происходило в разгар сезона, когда город переполнен туристами. Были и папы с детьми, и бабушки с пенсией 1200 евро, и студенты с бесплатным образованием. Все вышли выразить недовольство политикой премьер-министра Бабиша, который распилил дотации Евросоюза, построил на эти деньги базу отдыха и оформил на своих детей. [И никаких задержаний не было.]


Следил Мартин и за тем, как екатеринбуржцы отстаивали сквер у Драмтеатра (и отстояли — губернатор исключил его из списка возможных мест для строительства храма Святой Екатерины).


— Я считаю, что это пример для всей страны: смогли отстоять то, что принадлежит горожанам, защитить свои интересы. Общество созрело для протеста, поняв и осознав свою силу, — тем более это протест не просто против самодурства олигархов, но и нахальства РПЦ, которая, слившись с властью, потакает ей во всем. Это был цирк на весь мир с молебнами звёзд и православными бойцами РМК. Такое ощущение, что власть и олигархическая верхушка всё больше отрываются от действительности. Интересно, куда смотрит штат PR-менеджеров, призванных следить за репутацией своих начальников? Находясь далеко от страны в эмиграции, я глубоко сопереживаю и горжусь екатеринбуржцами. Молодцы, ребята. Сейчас сквер — потом город и страна.


Ранее мы публиковали историю екатеринбурженки Галины Деменевой, переехавшей в Словакию. А еще одна жительница уральской столицы Анастасия Еликова перебралась в Камбоджу и столкнулась с кучей проблем и препятствий, но не сдалась.