Губернатор Евгений Куйвашев сделал заявление, что в сквере у Театра драмы храм строить не будут и найдут новое место. Защитники сквера, конечно, обрадовались, а вот сторонники строительства храма верят, что собор будут возводить именно там


Александр Высокинский встречался с защитниками сквера, а сегодня к мэру пришли люди, которые выступают за строительство храма Святой Екатерины. 


Мы показывали встречу мэра в прямом эфире и собирали информацию онлайн.




На улице у мэрии стоят несколько человек, среди них директор Музея святости, православная активистка Оксана Иванова. У кабинета Высокинского людей побольше.



На встречу пришел настоятель Храма на Крови отец Максим Миняйло.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Участников встречи регистрируют. Всего пришло человек двадцать, рассказывает наш корреспондент Мария Игнатова.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Буквально через пару минут, как только все зарегистрируются, мы запустим видеотрансляцию встречи.



Все проходят через рамки. Людей в зале пока немного.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Пока ждем мэра, поговорили с пришедшими сторонниками застройки сквера.


— Мы пришли как заинтересованные в постройке храма Святой Екатерины личности, — сказала Фаина. — Я лично уверена, что храм должен стоять именно около Театра драмы, потому что храм Святой Екатерины — это сердце Екатеринбурга и главный кафедральный собор должен стоять в центре.


— Как отнесетесь, если предложат другое место?


— Ну, отнесусь спокойно.



Отец Максим Миняйло рассказал, чего ждет от встречи:


— Хотим услышать, какие еще нововведения будут, нам важна позиция власти, хотим узнать, кто и за счет чего будет гарантом исполнения дальнейших решений. Мы до сих пор в законном поле находились, сегодня создан прецедент, отходим от законного поля и создаем новую юридическую реальность. Что будет дальше, что предложит власть, какие механизмы для учета мнения православных жителей, того большинства, которое все-таки желает восстановить храм. Мы не скрываем, что разочарованы этой ситуацией. Как оказалось, только законных методов не хватает иногда для реализации проектов.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма


Вчера отец Миняйло подробно комментировал опрос ВЦИОМ, большинство участников которого оказались против строительства храма в сквере у Драмтеатра.



Отец Максим попросил горожан все-таки посмотреть на проект храма у Драмтеатра, прежде чем формировать свое мнение:


— Судьба этого храма до сих пор в руках горожан.


И пошутил:


— Может, какие-то молекулы исходят от моего подрясника, но только одного-двух [человек] я видел, кто совсем против [строительства храма у Драмтеатра].



В общем, пришедшие на встречу православные уповают на то, что юридически все процедуры пройдены, строительство в сквере законно. Но нужна массовая презентация проекта для людей, сейчас он «конфетка без обертки». Это метафора от Алексея, коренного жителя Екатеринбурга и православного христианина.



Людей в зале все больше, сама встреча должна начаться в 12:00.



Илья Быков пришёл с образом святой Екатерины. От встречи ждет «исполнения воли Божьей».


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Много людей, много камер. Среди пришедших видели Евгения Маленкина, бывшего вице-президента фонда «Город без наркотиков», сейчас он общественный деятель.



Пришёл Александр Высокинский.



— Работать будем без микрофонов, чтобы всем дать возможность высказаться, — говорит он.



Мэр просит сначала наметить вопросы, которые будут обсуждаться. У него доска, как и на прошлой встрече, туда записывает вопросы для обсуждения.



Первое. Алгоритм проведения опроса и выбор площадки.



— Как я понимаю, вопрос храма в сквере закрыт раз и навсегда, зачем это обсуждать? — говорит сторонник сквера.


— Наверное, [это] будет не очень справедливо, если мы в субботу встретились со сторонниками сквера, а сегодня встречаемся со сторонниками храма, — отвечает мэр.


Он хочет услышать аргументы сторонников храма, а не сквера. Ему хлопают.



Мэр говорит, что не стоит сталкивать людей лбами.



Второй вопрос к обсуждению. Недоинформированность общества о том, что по проекту это будет не храм вместо сквера, а храм и сквер.



Дальше Высокинский пишет на доску вопрос про экологию, про гарантии по новым решениям.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Высокинского спросили, какая роль у храма в городе. Он ответил: «Основная» и вновь сорвал аплодисменты.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



— Мы отбираем площадки в центральной части города, дальше обсуждение с градостроителями с точки зрения технологической возможности там этот проект построить, — говорит Высокинский.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Завтра будет встреча с депутатами гордумы, чтобы «максимально корректно» определить методологию опроса.



Говорит про референдум — что это долго и можно не собрать явку. У мэра цель — как можно быстрее достигнуть консенсуса с горожанами, договориться как можно быстрее.



— Меньшинство подчиняется большинству, об этом мы договариваемся, главная цель — провести таким образом, чтобы все этой процедуре доверяли.


Люди из зала говорят, что доверяют лично Александру Геннадьевичу. Он отвечает, что корректнее и правильнее это делать вместе с депутатами гордумы.



О, Высокинский рассказывает, что пришел в сквер, чтобы доказать, что вести там диалог невозможно. Доказал, говорит.



Будет три точки сбора предложений о площадке для строительства храма, там установят видеонаблюдение.


Лариса Крапивина, руководитель отряда «Каравелла», спрашивает, как при опросе в трёх точках защититься от «каруселей». Мэр говорит, что защититься получится.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Не смогли удержаться, чтобы не сделать это: обстановка и выступление очень напоминают популярное шоу Stand Up. 


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Теперь вопрос репрезентативности, говорит Высокинский, его тоже нужно обсудить. Нужно 3 тысячи человек опросить или 300 тысяч?



Люди предлагают не количественный параметр голосования, а временной. В общем, зафиксировать, сколько времени будут голосовать. Тогда опрос могут растянуть на неделю или даже на десять дней.



Уточнение: три-четыре точки голосования будут в каждом районе. То есть всего по городу — 21–28 точек.



Спрашивают, насколько легитимен будет опрос по отношению к референдуму. Мэр снова говорит, что референдум — это 120–130 миллионов рублей, шесть-восемь месяцев времени. Такие мини-выборы:


— Сформулировать вопросы на референдум — непростая юридическая задача, нужно понять, по этому вопросу вообще можно проводить референдум или нет. Главный посыл горожан — давайте максимально легитимно у всех спросим. Лишь бы процедура была такая, которой все верят.



— Будет ли дано время, чтобы доинформировать жителей города о проекте храма? — спрашивают главу города.


Ответ прозвучит при обсуждении второго вопроса, отвечает он.



У мэра все ходы записаны.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Житель Верхней Пышмы спрашивает, а ему-то как голосовать? Никак. Только в Екатеринбурге прописаться.



Хотя у мэра другой совет — агитировать за храм своих друзей, прописанных в Екатеринбурге.



Голосовать смогут екатеринбуржцы старше 18 лет.



Пока итог по поводу процедуры опроса такой:


— три-четыре точки в каждом районе;


— видеонаблюдение;


— система против «каруселей»;


— общественное наблюдение.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Предлагают сделать точки для голосования в храмах. Высокинский: 


— Давайте без провокаций!


У мэра предложение — торговые центры. Только надо это обсуждать с собственниками и пообещать, что там не будут проводить массовые акции («хороводы водить») и агитацию.



— Место, где проходит [голосование], — это такое святое место, — говорит Высокинский про торговые центры, и в контексте мероприятия это звучит интересно.



Ладно, сторонники храма не верят, что сторонники сквера не будут устраивать акции в торговых центрах. Ищут другой вариант: школы, вузы.


Мэр говорит, что школы подходят, потому что в июле там детей нет. В июле?!



Спрашивают: а будет ли включена площадка в сквере в опрос?



Аплодисменты мужчине, который предложил высказаться отцу Миняйло. Но Высокинский продолжает говорить.



Дали слово отцу Максиму Миняйло.


— Мы не будем кричать, только один раз крикнем, — говорит он и кричит: «Христос воскресе!».


И весь зал хором отвечает: «Воистину воскресе!».



— Мы же не мусороперерабатывающий завод в центре города предложили построить, — говорит Миняйло. — Хорошо, что люди имеют внутренний стержень, чтобы не вставать на путь анархии.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Миняйло говорит, что власть предложила площадку у Драмтеатра, а не церковь и люди. Поэтому власть должна была объяснить людям мотивы своего решения, и даже сегодня не поздно это сделать: 


— Даже если место не получит широкой поддержки. Чтобы люди по крайней мере видели, что предполагалось сделать.



Он просит до опроса рассказать о проекте людям.


— Это будет честно, пусть незаконно, но честно.


Звучат аплодисменты.



А ФК «Урал» вчера и не мог выиграть Кубок России, потому что для этого нужен победный дух, а в городе его нет, добавляет отец Максим. Вот так.



Олег Медведев из РМК и Фонда святой Екатерины:


— Рассматривать вопрос о выборе площадок мы должны в совокупности с тем, что площадки будут одобрены и приняты населением.



Он напоминает, что в 2017 году площадка на пруду («храм на воде») была выбрана и согласована, но в конце года благотворителям рекомендовали отказаться от этой идеи и сказали, что им предоставляется площадка у Театра драмы. Её все одобрили, Градсовет поддержал.


Сейчас на стройку есть все необходимые разрешения.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Сейчас «ситуация пошла куда-то не туда». Вопрос от РМК и Фонда святой Екатерины — о дальнейших гарантиях:


— Мы проведем опрос, а что дальше? Наши противники к закону относятся философски.



— Всё вы правильно говорите, — вздохнул Высокинский. — Градостроительная процедура была начата до меня, я как глава города обязан был эту процедуру закончить, и мы ее закончили. У меня цель сегодня — как можно быстрее найти внутреннее гражданское согласие среди жителей Екатеринбурга, мы должны проявить вот эту вот зрелость всего городского сообщества. Я вам сразу могу сказать, сегодня дискуссия идет легче, меньше выкриков, воплей, но это тоже наши горожане.



— Моя позиция — мы проведём опрос, но дальше ничего меняться не должно. А то начнётся «у кого дубина больше, тот и прав», а это путь в никуда.



— По поводу включения площадки следующий вариант: на сайте идёт сбор площадок, дальше мы определяем ареал. Важна позиция РПЦ и самих благотворителей — не нужно обострять и настаивать на одной площадке!



Фонд святой Екатерины не будет настаивать на одной площадке, говорит Медведев.


— Если все проголосуют за собор в Шабрах, то вы его там не строите?


— Может быть, и строим, надо обсудить.



— Мы готовы принять решение РПЦ, готовы принять решение населения, после этого выйти на свое обсуждение и сформировать окончательное решение, — говорит представитель РМК и Фонда святой Екатерины.



Представитель православной молодежи, как он себя назвал, говорит, что они, православная молодежь, настаивают на площадке у Драмтеатра, потому что это уже третий проект, который отвергают.


— Ну куда ещё лучше, чем место в сквере, там ведь появится много всего, набережная будет облагорожена. Мы лучше места не найдём.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



— Я не готов сегодня вычёркивать площадку из шорт-листа для голосования! — говорит Высокинский.


Ему аплодируют.



— Как только мы убираем площадку (сквер у Драмтеатра. — Прим. ред.), мы влияем на опрос, — продолжает он.


Завтра мэр будет выходить на думу и говорить об этом. С губернатором тоже собирается обсудить этот вопрос.



Высокинский в качестве плохого примера привёл вариант строительства на площади 1905 года. По залу пошёл шёпот — кто-то отрицательно мотал головой, а кто-то сказал: «Давайте».



Сбор предложений горожан о площадке для храма закончится к 30 мая. До конца следующей недели мэрия попробует сформировать перечень площадок.


— После этого мы выходим на фонд, на РПЦ, смотрим приемлемость и неприемлемость. Будем говорить, выбирать, спорить. Выносить на опрос 15 площадок бессмысленно, у меня в голове шесть-семь площадок.



Александр Высокинский:


— Я прекрасно понимаю позицию меценатов, и вообще ее все должны понимать. Дискуссия закончится, если меценаты скажут: знаете, ребята, вы определитесь между собой и потом приходите, и тогда у нас отпадет предмет дискуссии.



Если ни одна площадка не наберет абсолютное большинство голосов, будет ли второй тур, спрашивают присутствующие.


Мэр отвечает, что да, можно сделать два тура.



Представитель православной общественности говорит, что все присутствующие здесь голосуют за одну согласованную площадку (у Драмы), и просит донести это до губернатора.


— За какую площадку голосовать — точно ваше право, — отвечает мэр, но вообще, кажется, ему непросто дается разговор об этом.



Ещё один мужчина высказался за то, чтобы предложить на голосование отвергнутые площадки — на площади Труда и на воде. Мэр говорит, что к такому не готов.



«Простой предприниматель» задает всем вопрос — почему рухнула Российская империя? И сам отвечает: «Совпало». Вот и то, что люди против площадки у сквера, — просто совпало, считает он. Мужчина ходил к протестующим и встретил там много православных, которые за сквер, потому что гуляют в нём. Лучший проект, по его мнению, — храм «на воде».


— Не может православный человек быть против храма, — кричат из зала.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



— Я думаю, что технология опроса, о которой мы говорим, займёт месяц, — сказал Высокинский.



— СМИ отработали информацию, что сквер будет уничтожен, — говорит представитель православной молодёжи.



Ему эмоционально отвечает Лариса Крапивина. Она говорит, что в городе уничтожено много скверов, у людей накипело и никакого отношения к православию это не имеет. Храм Святой Екатерины — символ города, и он уже сейчас всех объединяет и «говорит»: найдите нормальную точку, куда придут все, и те, кто сейчас против, и те, кто сейчас за.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



На сайте администрации Екатеринбурга сделают отдельный раздел на тему площадки для храма.



Еще один представитель православной молодежи просит разрешить презентацию храма в вузах и ссузах, говорит, что возмущен работой СМИ.


— Я на СМИ, к счастью или к сожалению, влияния не имею. Мы для этого разрушили великую страну, чтобы не иметь влияния на СМИ, — отвечает мэр.


Насчет вузов и ссузов он согласен: «Почему нет?».



Один из участников предлагает снять фильм о соборе Святой Екатерины на 30–40 минут, который расскажет историю собора, «мытарств, которые проходит проект», и презентовать сам проект.


— Ролик больше двух минут не воспринимается, — отвечает мэр. — 30-минутный ролик вы своим друзьям по WhatsApp не отправите.


А этот фильм, оказывается, должен содержать гарантии от губернатора и мэра, и еще в нем должны быть элементы виртуальной реальности.



— Несмотря на то что все считают, что в думе есть демократия, в думе есть регламент. Он позволяет депутату выступить два раза, — замечает Высокинский.



Высокинский поторапливает участников. Дольше двух часов, говорит, нельзя массовое мероприятие проводить.



Александр Высокинский:


— Если вы очень много начнете обещать населению, они могут и запутаться. Если вы объясните слишком мало, этого может не хватить. Но тысячелетний опыт РПЦ в работе с Богом и с населением вам в этом поможет. Определяйтесь. Не втягивайте администрацию в логику, кто как и кого будет информировать.



Мэр говорит, что администрация подаст иск к распространителям информации о том, что вместе с храмом будут построены жилые дома.



— За последнюю неделю многие сняли маски. И среди политиков, и среди общественников, и среди всех остальных. Эта ситуация изменит наш город, мы проходим определенную веху, которая сделает наше общество более зрелым, может быть, более толерантным, но это наше общество, это наш город.


На словах «большое спасибо за мужественную позицию инвесторов» зал зааплодировал.


— Ну а дальше Бог поможет, — такими словами мэр закончил встречу с православными.


Сквер остаётся в игре, опрос займёт месяц: главное со встречи Высокинского и защитников храма



Журналисты спрашивают мэра, означают ли его слова о том, что он не готов вычеркивать из шорт-листа сквер, конфронтацию с губернатором.


— Я, однозначно, эту позицию передам, и мы ее с Евгением Владимировичем будем обсуждать. Понятно, что никаких конфликтов с губернатором быть не должно, но я буду доводить до него мнение людей, которые пришли. Мнение поменять можно, позицию поменять нельзя.



Журналистка E1.RU Мария Игнатова спрашивает, почему, по мнению мэра, такими разными — противоположными — оказались результаты общественных обсуждений, которые показали, что большинство за храм на месте сквера, и опроса ВЦИОМа.


После довольно долгой паузы Высокинский ответил:


— Это то же самое, как когда вы с подружкой обсуждаете, что пойдете на тренировку, когда вы здоровы, а на следующий день она говорит, что болеет и тренироваться уже не хочет. Разогретая ситуация, очень много правильной и неправильной информации. Цель опроса — дать всей пыли улечься, всей пене сойти, дать горожанам принять осознанное решение.



К опросу ВЦИОМа глава города отнесся «сдержанно».



Будет ли сквер исключен из списка? Мэр снова отвечает, что он вычеркивать его на сегодняшний день не готов, но будет еще общаться с губернатором, с депутатами.


— Итоговое решение принимает дума, будет еще дискуссия.



Высокинский: 


— Задача — эмоции успокоить, войти в диалог, предметно рассматривать каждую площадку. Храм займет 8% от сквера, просто площадка для строительства огораживается большая. Может, пообсуждаем, как подрезать стилобат, посадить деревья.



Площадок для храма выдвинуто сейчас около 7 тысяч, говорит Высокинский. Среди них: сквер, площадь 1905 года, гостиница «Дели», площадка на Маршала Жукова в районе «Екатеринбург-Сити», где ведётся стройка.



Маргарита Владимировна, прихожанка храма-часовни Святой Екатерины на площади Труда, говорит, что вся община ждет, когда же построят второй храм. И если сейчас будут рассматривать другие варианты, то им не дождаться подарка к 300-летию города.



Евгений Малёнкин считает, что губернатор поспешил с заявлением, что площадка у Драмтеатра не будет рассматриваться. И доволен, что мэрия идет навстречу. По его мнению, сквер надо оставить в списке, и площадь Труда тоже, и проект храма на насыпном острове.



А вот представитель РМК и Фонда святой Екатерины убежал от корреспондента E1.RU. Говорит, все вопросы только через пресс-службу, «для Е1 — особенно». Ну вот, а потом нас обвиняют в том, что мы не даём другой стороне высказаться.



Встреча Высокинского с православными закончилась, но тема храма остается. Появились комментарии пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова об опросе ВЦИОМ, их приводит Meduza.


Вопрос: 


— Есть реакция епархии относительно опроса ВЦИОМ о храме. Как-то Кремль продолжит здесь свою миротворческую миссию?


Песков: 


— Дело не в миротворческой миссии. Дело в том, что идет диалог — в Екатеринбурге идет диалог между представителями общественности, представителями церкви и, главное, городскими властями. Диалог продолжается. Мы рассчитываем, что он будет продолжен. Эта проблемная ситуация будет решена.


Вопрос: 


— Согласны ли вы с тем, что опрос проводился в таком подогретом обществе, как говорит епархия?


Песков: 


— Понимаете, опрос есть опрос. В настоящий момент опрос продемонстрировал ту картину, которую он продемонстрировал. Уже как дальше будут приниматься решения, здесь мы не можем вмешиваться. Это уже все-таки, давайте согласимся, прерогатива региональных и городских властей.



А вот мнение шеф-редактора издание Znak.com о том, почему сквер хотят убрать из списка мест, где можно построить храм. 


Посмотреть эту публикацию в Instagram

Покой этому городу только снится. К Высокинскому пришла православная общественность и потребовала не исключать сквер из перечня мест, по которым будет проводиться опрос. И мэр говорит, что он не готов вычеркивать сквер. А губернатор вчера сказал, что сквер надо исключать, опираясь на опрос ВЦИОМ. ⠀ Я так понимаю, что власть опасается, что если сквер останется в списке, сторонники храма из Фонда святой Екатерины начнут мобилизацию «сторонников» (включая 10 тысяч сотрудников «Сима-ленда»), добьется результата за строительство храма в сквере, реальное большинство с этим не согласится, и начнется новое гражданское противостояние с совсем уж непредсказуемым результатом. ⠀ Но за спиной православных граждан сейчас — фигуры влиятельных православных бизнесменов и мощное лобби РПЦ, которое, похоже, уже видит ситуацию в Екатеринбурге этакой судьбоносной битвой за судьбу Церкви в России. ⠀ Ситуация меняется на глазах. Еще вчера казалось, что горожане отстояли сквер, но вот прошло меньше суток — и вновь ситуация неопределенная. Чем закончится — непонятно.

Публикация от Dmitry Kolezev (@kolezev)