Ройзман отмечает, что то, в чем подозревают Ивана, не похоже на сбыт наркотиков. А вот попытка их подкинуть — вполне
Ройзман отмечает, что то, в чем подозревают Ивана, не похоже на сбыт наркотиков. А вот попытка их подкинуть — вполне

Бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман — основатель фонда «Город без наркотиков» — высказался о деле задержанного 6 июня в Москве журналиста-расследователя Ивана Голунова. Ройзман поделился мнением о деле Голунова на своих страницах в соцсетях. Публикуем его полностью.


Послушайте, что я скажу. Я не знаю Голунова и не читал его расследований, но разбираюсь в том, что касается наркотиков. Из того, что мы можем узнать из опубликованного: показания Голунова, пресс-релизы МВД, обвинительное заключение, комментарии полиции и адвокатов — совершенно не следует никакого приготовления к сбыту и, тем более, покушения на сбыт. И никто в это не верит, тем более что на старте МВД уже было поймано на вранье.


Чтобы доказать покушение на сбыт, необходимо множество правильно оформленных ОРМ (оперативно-разыскных мероприятий. — Прим. ред.), которые подписывает начальник отдела, или начальник полиции (раньше начальник райотдела или начальник криминальной милиции). Мало того, эти документы должны быть опубликованы в деле, озвучены в суде, то есть рассекречены. Если они есть, то станут известны. Если их нет, тогда вообще ничего нет и обязаны прекратить всё и оправдать. 


Оформить такое задним числом — очень сложно, это прямая фальсификация и на это ни один вышестоящий начальник не пойдёт (если, конечно, он не в доле и не является прямым заказчиком). Но даже если рискнут, то, как всегда, если делают в панике и второпях, будет куча шероховатостей и нестыковок, которые можно будет проверить.


А теперь самое главное. Запомните — сбыт наркотиков, это любое отчуждение: продал, подарил, отдал за долг, угостил — нет разницы, это сбыт. Подкинул — железный сбыт. И в случае подброса наркотиков сотрудниками полиции — это не приготовление, не покушение, а прямой сбыт, в данном случае, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения (ст. 228.1 ч. 4 пункты а, б, г) от 10 до 20 лет лишения свободы.


А дело по наркотикам похоронить невозможно, потому что наличие наркотиков — уже материальный состав преступления и раскрывать придётся. И за этим сейчас наблюдает вся страна. Мне кажется, они загнали себя в ловушку и поэтому не могут включить задний ход.


Посмотрите, как радовались ночью у Никольского суда люди, когда стало известно, что Голунова отправляют под домашний арест, а не в СИЗО.