Кобяков обвинил начальника колонии в нарушении сразу нескольких статей УК
Кобяков обвинил начальника колонии в нарушении сразу нескольких статей УК

Екатеринбургский адвокат Алексей Кобяков написал заявление в Следственный комитет на Илью Романькова — начальника колонии № 47, находящейся в Каменске-Уральском. Он обвинил его в распространении порнографии, а также в ряде других преступлений.  


Поводом к обращению в СК стало письмо, поступившее в Уральскую коллегию адвокатов, в которой состоит Кобяков. В письме, подписанном начальником колонии ИК-47 Романьковым, говорилось, что Алексей Кобяков во время свидания со своим подзащитным, отбывающим наказание в ИК-47, якобы передал ему сигареты. 


Как рассказал E1.RU сам адвокат, его подзащитный находится в ШИЗО (штрафном изоляторе. — Прим. ред.). Там заключенный не имеет права курить и хранить при себе сигареты. Кобяков уверяет, что никаких запрещенных предметов своему подзащитному не передавал.


К письму в адрес коллегии адвокатов прилагался DVD-диск, на котором было три видеозаписи. На одной из них сотрудники колонии обыскивали заключенного, который был полностью голый. 


— В указанном файле содержится изображение Зыкова (фамилия изменена. — Прим. ред.) в обнаженном виде, виден его половой орган. Данная запись при проверке корреспонденции была просмотрена тремя сотрудниками коллегии женского пола, а также мной. Все мы оскорблены увиденным. Осужденный Зыков также возмущен, что его изображение было распространено, — написал адвокат Кобяков в своем заявлении в СКР (оно есть в распоряжении редакции. — Прим. ред.). 


Также адвокат недоволен тем, что ГУФСИН обвинило его в передаче заключенному запрещенных предметов. Кобяков считает, что такие обвинения порочат его деловую репутацию. 


В своем письме в СКР юрист обращает внимание на то, что администрация колонии нарушила сразу несколько статей УК. В частности, «Нарушение неприкосновенности частной жизни» (статья 137), «Клевета» (статья 128), а также «Незаконное изготовление и оборот порнографических материалов» (статья 242) и «Злоупотребление должностными полномочиями» (статья 285).


В пресс-службе свердловского СУ СКР E1.RU подтвердили, что адвокат действительно написал на начальника колонии заявление. 


— Такое заявление есть, оно находится на рассмотрении, о результатах рассмотрения заявитель будет уведомлен, — уточнили в ведомстве. 


Также мы спросили у пресс-службы свердловского ГУФСИН, может ли начальник колонии отправлять видео с изображением голого заключенного — и не является ли это нарушением должностных инструкций. 


— Сейчас мы все изучим и посмотрим. Для адвоката важно зачастую искусственное нагнетание обстановки и использование недостоверной информации. Видимо, это влияет на гонорар, — рассказал E1.RU начальник пресс-службы ГУФСИН Александр Левченко. 


Также он отметил, что адвокаты иногда приносят в бумагах и другие запрещенные предметы. «Это происходит почти каждый квартал», — уточнил Левченко.


Позже в пресс-службе ГУФСИН добавили, что запись была сделана на регистратор, прикрепленный к одному из сотрудников колонии. Письмо в адрес Уральской коллегии адвокатов было отправлено, чтобы указать на то, что их юрист совершил правонарушение. 


— Данное видео вместе с соответствующими документами было отправлено из 47-й колонии адвокатской коллегии для оценки, а не для размещения. Разве это можно назвать распространением порнографии? Это бред со стороны адвоката, — уточнил Левченко. 


Также он рассказал, что юридическая служба ГУФСИН в настоящее время решает, будет ли ведомство подавать на Кобякова в суд. 


До этого мы рассказывали об ИК-47. Там заключенные жаловались на так называемых активистов, которые избивают других заключенных и вымогают у них деньги. Большая часть заключенных от своих слов позже отказалась, заявив, что к администрации колонии у них никаких претензий нет. Вячеслав Зыков (о котором идет речь в этой статье) стал одним из немногих, кто не отказался от своих слов и написанного им заявления в Следственный комитет. 


Недавно бывшего замначальника ИК-54 в Новой Ляле Рафика Зинатуллина приговорили к восьми годам и шести месяцам колонии общего режима за пытки и вымогательства над заключенными.