Светлана умерла в Свердловской областной больнице, к екатеринбургским врачам женщину привезли слишком поздно
Светлана умерла в Свердловской областной больнице, к екатеринбургским врачам женщину привезли слишком поздно

Судебные эксперты сделали заключение по делу жены майора МЧС из Каменска-Уральского Алексея Земцова. У женщины было осложнение после плановой операции в городской больнице, начался перитонит. Она скончалась через месяц в Свердловской областной больнице, где ее пытались спасти.


Эксперты установили прямую причинно-следственную связь между действиями врачей Каменска-Уральского и смертью Светланы. Оказалось, что во время операции повредили желчные протоки. Желчь начала поступать в полость живота. Когда такое случается, стремительно развивается желчный перитонит, нужно срочно оказать помощь.


— Если бы вовремя обратили внимание на то, что ей плохо, если бы в отделении, как положено, был ежедневный врачебный обход, если бы вовремя отвезли в Екатеринбург. В общем, очень много этих «если бы» во всех делах моих клиентов, — говорит юрист Юлия Майорова, которая представляет в суде интересы Алексея и его дочек. — Алексей, когда читал заключение экспертизы, плакал, снова все переживал. В июле будет окончательное заседание по гражданскому процессу.


Акт судебно-медицинской экспертизы. Во время операции Светлане случайно проткнули желчные протоки
Акт судебно-медицинской экспертизы. Во время операции Светлане случайно проткнули желчные протоки


Судебно-медицинская экспертиза установила прямую причинно-следственную связь между врачебной ошибкой и смертью женщины
Судебно-медицинская экспертиза установила прямую причинно-следственную связь между врачебной ошибкой и смертью женщины


Врачи начали оказывать помощь лишь на четвертые сутки
Врачи начали оказывать помощь лишь на четвертые сутки


Мы подробно писали про трагедию в семье одного из руководителей отделения МЧС в Каменске-Уральском. Три года назад его жена Светлана обратилась в городскую больницу, пожаловалась на сильные боли в животе. Оказалось, что камни в желчном пузыре — нужно было удалять. Операция несложная, делали современным методом лапароскопии — с помощью маленьких проколов. 


После операции Светлане стало плохо: поднялась температура, начались сильные боли. По словам мужа, врачи на это не обращали внимания: говорили, такое бывает, низкий болевой порог, и боль надо терпеть. Оказалось, у Светланы начался перитонит — воспаление. Лишь на четвертые сутки женщину перевели в реанимацию: чистили через открытый разрез, кололи антибиотики. Екатеринбургские врачи не смогли спасти женщину, ее привезли к ним слишком поздно.


— Жена таяла на глазах, я как-то не выдержал, сорвался, начал требовать хоть что-то сделать, хирург мне сказал тогда: «Командуй у себя в пожарке»
— Жена таяла на глазах, я как-то не выдержал, сорвался, начал требовать хоть что-то сделать, хирург мне сказал тогда: «Командуй у себя в пожарке»


Алексей остался с двумя детьми: старшая дочка была тогда студенткой, младшей было 15. Первое время было не до судебных тяжб, приходили в себя после потери. Да и Алексей был уверен, что все бесполезно. Спустя почти три года Алексей все-таки подал гражданский иск в суд о возмещении морального ущерба и написал заявление в следственный комитет.


СК возбудил уголовное дело против хирурга по статье 109 («Причинение смерти по неосторожности ввиду ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей»). Началось следствие. Специалисты бюро судебно-медицинской экспертизы несколько месяцев готовили заключение о причинах смерти Светланы.


Семья, потерявшая Светлану, требует с больницы компенсацию в два миллиона рублей. Расследование уголовного дела продолжается.