Яна (слева) организует площадку социализации для непростых ребят в пятый раз
Яна (слева) организует площадку социализации для непростых ребят в пятый раз

Четыре года назад Яна Вегера взяла подростков из детского дома, над которыми у нее была оформлена гостевая опека, сняла дом в деревне Камышево и устроила для них двухнедельные полезные каникулы. Вместе с волонтерами ребята учились готовить, стирать, отдыхать, дружить и быть самостоятельными. За четыре года маленькая инициатива превратилась в большой проект «Дружим», в дом в деревне съездило уже 200 ребят, две недели превратились в месяц, а в этом году смена будет длиться 45 дней.


Яна рассказала E1.RU, зачем нужна площадка социализации для ребят из детских домов и небогатых семей, чем они там занимаются и как подростки находят приемных родителей.


«А если ребятам не понравится и они сбегут?»


Яна просит не называть проект «Дружим» лагерем: «Лагерь — это в первую очередь отдохнуть, а у нас — в первую очередь научиться». В тот первый год она придумала его, чтобы помочь восполнить бытовые пробелы своим, как она их называет, социальным первенцам. Социальные первенцы — это ребята, с которыми Яна познакомилась и подружилась в лагере, где работала вожатой.


Летом 2015 года они должны были разместиться тоже в лагере, но так вышло, что пришлось в срочном порядке искать другое место. Тогда они и сняли дом в Камышево, на первой смене будущего проекта «Дружим» было всего 15 подростков.


— Сейчас я понимаю, что помимо бытовых моментов есть много других, но тогда меня больше всего поразило, что ребята 15–16 лет даже пачку риса не могут сами купить, — говорит она. — Поездкой в магазин по выходным проблему не решить, а площадка социализации помогала ввести в привычку то, что привычкой не являлось, — самообслуживание. Каким бы хорошим ни был детский дом, в полной мере там этому не научишься.


Сейчас в Камышево приезжают 50 детей
Сейчас в Камышево приезжают 50 детей


Через год после этого Яна решила повторить выезд, но взять больше ребят и поехать на больший срок. Решиться на это было страшно.


— Я понимала, что ответственность за все беру я, ее немножко разделят коллеги и единомышленники, но в основном это моя затея. Чем она закончится, я не могла предположить. А если ребятам не понравится и они сбегут? Ограбят соседние дома? Сделают что-то такое, что приведет к краху проекта? Особенно, учитывая, что у нас нет будки охранника, нет надзирателей. Так что я просто верила в честность наших с ребятами отношений и искреннее желание что-то сделать лучше. И так и случилось.


Она окончательно поняла, что все в порядке, когда пришлось уехать в Екатеринбург по делам и оставить ребят практически самих на себя. Вечером они позвонили по видеосвязи и показали, что в доме прибрали, ужин приготовили и ложатся спать.


За все время в лагере побывало около 200 человек, многие — не по разу
За все время в лагере побывало около 200 человек, многие — не по разу


Детей учат навыкам, нужным для жизни
Детей учат навыкам, нужным для жизни


Не бояться молотка, снимать видео, писать картины и жонглировать


Теперь в дом в Камышево приезжает 50 подростков, они делятся на небольшие отряды, у каждого из которых есть наставник. Наставники — это волонтеры, которые не получают за свою работу деньги. Так же, как и остальные взрослые, занимающиеся с детьми. Изначально на площадке организовали пять направлений, ребята пробовали себя во всех и выбирали одно, по которому занимались всю смену: художественное творчество, цирковое искусство, хореография, медиалаборатория и спорт.


— Идея в том, чтобы ребенок за месяц пребывания мог освоить практически полугодовую программу творческого допобразования и сформировал себе устойчивое хобби либо прокачался в нем, — говорит Яна. — Художественное творчество подразумевало не только браслетики из бисера — это гуашь, карандаши, декоративно-прикладное искусство. В конце смены у всех была итоговая работа, например, художественная студия создавала декорации для спектаклей, которые ставила хореографическая и цирковая студии. У медиалаборатории была задача вести дневник нашего проекта в социальных сетях, работать с фото и видео, создавать контент, учиться грамотно писать и рассказывать. А спортивное направление подразумевало участие всех, проводили соревнования в игровых видах с деревенскими ребятами.


Еще через год на проекте появилась мастерская — приезжающий волонтер стал учить ребят не бояться молотка, гвоздей, дерева. Теперь подростки после смены увозят сделанные своими руками табуретки, полочки, светильники. И играют в настольный футбол, который тоже сделали сами из дерева.


В дом в Камышево приезжают друзья проекта, проводят мастер-классы, рассказывают о своей работе:


— Мы стараемся привозить людей, которые чего-то достигли. Например, взять байкеров. Чтобы стать байкером, ты как минимум должен заработать на мотоцикл. Ребята их видят и понимают, что вот она — альтернативная реальность, они тоже могут этого достичь, ведь они такие же — две руки, две ноги, голова. Они задумываются, что можно стать грузчиком и тебе будет хватать на жизнь, а можно пойти учиться дальше.


К ребятам приезжал спасатель Анатолий Долговых — рассказывал, как правильно заблудиться в лесу, чтобы выжить
К ребятам приезжал спасатель Анатолий Долговых — рассказывал, как правильно заблудиться в лесу, чтобы выжить


А это экскурсия в пожарную часть 
А это экскурсия в пожарную часть 


«Неважно, какое у тебя было прошлое, если оно не от тебя зависело»


Ребята, приезжающие в Камышево, — воспитанники социально-реабилитационных центров (как стали называться детские дома), дети из семей, находящихся в трудном положении.


— Ребят, которые появляются на проекте, мы по большей части знаем, либо знаем друзей, которые их знают. Некоторые побывали несколько раз и теперь стали помощниками наставников, — говорит Яна Вегера. — Семейные дети, как правило, появляются на проекте через наших друзей в органах опеки. Мы выходим на семьи, у которых есть трудности, и предлагаем им поехать. Есть среди детей и те, с кем все хорошо, просто семья зарабатывает немного. А есть такие, где реально кризисная ситуация, родители пьют. Один наш волонтер курирует работу в деревне, оттуда приезжают ребята. Там редко зарплата поднимается выше 5 тысяч, поэтому для родителей отправить ребенка на месяц это, во-первых, сохранность семейного бюджета, во-вторых, просто возможность, чтобы он увидел еще что-то, кроме деревни. Такого, чтобы у нас пустовали места, не было еще ни разу.


На проект приезжает и пара ребят из благополучных обеспеченных семей. Их родители узнали о проекте от знакомых, заинтересовались и попросили взять детей, заплатив за их питание и содержание. Детям в Камышево понравилось.


— Эти ребята создают альтернативный фон — что все разные, у каждого абсолютно своя история. У этих может не быть родителей вообще, а у этих, условно, родители на «Лексусе» ездят. Они объединяются, переплетаются, и социальные границы стираются. Становится неважно, какое у тебя было прошлое, оно не от тебя зависело. Теперь тебя принимают тем, кто ты есть сейчас, а не тем, за кого всё было решено.


«Они пачку риса не могли купить»: как в уральской деревне готовят детдомовцев к реальной жизни


«Они пачку риса не могли купить»: как в уральской деревне готовят детдомовцев к реальной жизни


Работа проекта не заканчивается вместе с арендой дома в Камышево, Яна и волонтеры общаются с ребятами весь год. А иногда на проекте создаются приемные семьи. Например, там нашла приемного сына руководитель медиалаборатории. Через некоторое время она забрала и двух его братьев.


— Волонтерами приезжают люди, которые потенциально готовы стать приемными родителями, им это интересно, — рассказывает Яна Вегера. — Единственное, в их голове есть образ 4-летнего малыша, а у нас тут кони 14–17 лет. Но очень часто наши практически взрослые ребята обретают себе приёмных мам и пап уже в таком возрасте. Семья — это всегда хорошо, независимо от того, сколько тебе лет. И если это случилось 17 — хорошо, что это случилось хотя бы в 17. Для любого человека тыл это основа существования — когда тебя любят безусловно, когда ты важен, несмотря ни на что. Если у ребенка этого тыла нет, ему сложнее реализовать себя в жизни. И еще сложнее научиться любить, если ты никогда такой безусловной любви не чувствовал.


Последняя смена


В этом году смена «Дружим» продлится 45 дней, и ее направление немного изменится. Многие ребята уже взрослые, им вот-вот придется начинать самостоятельную жизнь, но далеко не все к этому готовы.


— У ребят социально незащищённых слоев самостоятельная жизнь вынуждена начаться куда раньше, чем у обычных детей. В этом году каждый день мы будем усваивать какой-то новый навык жизни. Чтобы каждый ребёнок мог в голове создать алгоритм: что он будет делать, если у него дома прорвало трубу и затопило соседей; что он будет делать, если осталось 300 рублей на какой-то период, а на них надо купить самое основное, и так далее. Также задача каждого на этой смене — научиться презентовать свою идею. Каждый из них носитель какого-то знания, и нужно научиться делиться этим знанием. Это опыт, которого нашим ребятам не хватает — встать, выйти, открыть рот и сказать так, чтобы тебя услышали и поняли.


«Они пачку риса не могли купить»: как в уральской деревне готовят детдомовцев к реальной жизни


«Они пачку риса не могли купить»: как в уральской деревне готовят детдомовцев к реальной жизни


Как и на прошлые смены, деньги на аренду дома и питание 50 детей собирают с помощью краудфандинга. Каждый год Яна сомневается, ввязываться ли в это снова — искать деньги, просить, нервничать, получится ли. Но каждый год ввязывается.


— Последний раз триггером был разговор во время благотворительного рождественского шоу. Была долгая репетиция, я сидела уставшая, голодная и думала — всё, хватит. И в этот момент поворачивается Зафарик: «Яна, мне сегодня приснилось, что я вырос, стал водителем, у меня есть автобус, и я на нем всех нас вожу в лагерь, делаю это бесплатно, и получается, экономлю, и нам надо меньше собирать. Так круто, я всех вожу и чувствую себя очень счастливым». Он сидит, это все рассказывает и смотрит куда-то в душу мне, и я такая думаю — что, значит, снова это запускать? То, что есть такая искренняя отдача от ребят, которые у нас побывали, каждый раз греет. Я не помню ничего плохого, да, были ситуации, когда и ревела, и ругалась, а все равно это такие мелочи по сравнению с тем, насколько мы там счастливы. Мне кажется, что счастливы, по крайней мере, я это неоднократно слышала от ребят.


Эта смена станет последней. Возможно, в будущем появятся другие проекты, говорит она, но дом в Камышево 20 июля примет ребят из детских домов, приемных и небогатых семей в последний раз — если удастся собрать 550 тысяч рублей. Сейчас, благодаря уральцам, уже собрано 490 тысяч.


В прошлом году Яна рассказывала, с какими трудностями сталкиваются выпускники детских домов.