В середине июня Ая работала волонтером на гей-параде в Тель-Авиве и написала об этом колонку на Е1.RU
В середине июня Ая работала волонтером на гей-параде в Тель-Авиве и написала об этом колонку на Е1.RU

Сейчас я, как самый матерый слоупок, буду высказываться насчет гей-парада. А то наболело.


Ведь мне до сих пор (ДО СИХ ПОР) присылают комментарии, которые добрые читатели Е1 и NGS оставили под моей статьей про гей-парад. Наверное, кто-то думает, что я написала этот репортаж, чтобы потроллить людей, и буду сильно радоваться, что они злятся и каплют ядом в комментах. Так что я хочу объясниться.


Я не читаю комментарии на Е1 с тех пор, как на сайте вышла моя первая статья про красивое место за городом, куда можно прокатиться и сделать офигенные фотографии. Так вот, под этой статьей (даже там!) был ад. Так что да — я прекрасно понимаю, какая бездна разверзается под статьей о гей-параде. И нет — я ни фига этому не рада! Меня бесконечно это огорчает! Мне не нужно лезть в комментарии, чтобы узнать, какого сорта там говно. Я писала не для этого!


А для чего? А чтобы люди, которые еще не определились, остаться ли им людьми или превратиться в гомофобных чудовищ, как-то задумались. Чтобы у них сложилась такая картина мира, где гей-парады существуют, и от этого небо на землю не падает. Вот такая у меня скромная мечта.


Мое отношение к теме тоже менялось со временем. Когда-то я считала, что не нужно проводить гей-парады и выпячивать свою особенность. Мне повезло вырасти в доброжелательной в основном среде, меня никто не гнобил, мне слова плохого никто не сказал, даже когда я встречалась с девушками. Я считала, что проблемы притеснения ЛГБТ не существует. А потом один случай открыл мне глаза. При мне одна молодая-красивая-образованная девушка спросила другую, не менее молодую-красивую-образованную девушку: а что ты будешь делать, если твой ребенок тебе признается в своей нетрадиционной ориентации? И знаете, что она ответила? «ВЫПОРЮ». Вот у меня просто планка упала, дамы и господа. То есть даже лучшие люди среди нас готовы калечить судьбы и психику собственных детей, чтобы... Я думаю, что дело даже не в их собственном незнании вопроса и неприятии иного, сколько в том, что они чувствуют: если они не сломают ребенка, это сделает общество, и в гораздо более грубой форме. Это же то самое общество, в котором зековские понятия работают получше, чем законы. И в котором секс — это не про любовь, а про власть и ненависть.


Я гуляю по фейсбуку и превентивно отправляю в бан всех, кто пишет гомофобные посты и комментарии. Я не знаю, почему гомофобия выводит меня гораздо сильнее, чем расизм, шовинизм или любой другой «изм». Может, потому, что перед этим сортом ненависти потенциально уязвим любой человек — талантливый, бездарный, умный, глупый, добрый, мелочный... Потому что любой может оказаться носителем «не той ориентации». Или стать родителем такого ребенка. 


Вот поэтому — да гей-парадам, пока вопросы чужой ориентации действительно не перестанут волновать людей.