Мы всегда готовы к обратной связи с другой стороной, поэтому обратились к врачам, написав, что ждем их откликов
Мы всегда готовы к обратной связи с другой стороной, поэтому обратились к врачам, написав, что ждем их откликов

На прошлой неделе мы опубликовали интервью юриста Юлии Майоровой, которая ведет громкие дела о врачебных ошибках в городской больнице Каменска-Уральского. Она представляет интересы майора МЧС, чья жена умерла после простой операции, молодой женщины, которая семь дней провела с перитонитом, после того как во время плановой операции ей случайно проткнули кишечник; а также семьи 27-летнего инженера Александра Вдовина, которому не сделали нужный анализ крови и пропустили осложнение, он скончался.


С Юлией мы говорили не только о ее делах, но и о ситуации с медициной в небольших городах.


— Конечно, мы своими исками можем разогнать последних врачей, — призналась нам Юлия. — Медики боятся работать. Но если бы главврачи, руководители, чиновники обратили на это внимание, взялись бы за ситуацию, создали бы условия (от оборудования до внятных инструкций, как действовать), работали бы с персоналом (от врачей до медсестер), тогда бы мы — юристы, адвокаты — боялись связываться с делами врачей, они были бы заведомо проигрышными. И этих дел стало бы меньше.


Слова юриста активно обсуждали у нас на форуме: кто-то ругал врачей, вспоминая свой неудачный личный опыт, кто-то, наоборот, заступался: переживал, что из-за исков и уголовных дел лечить будет некому.


К сожалению, сами врачи и Минздрав так и не ответили на наши вопросы, хотя мы до сих пор готовы выслушать их. 


А вот врачи со всей России горячо обсуждают интервью в своих профессиональных группах в соцсетях: например, в группе «Лига защиты врачей медики», где проблемы и новости обсуждают онкологи, сосудистые хирурги, лоры, психиатры. Многие работают в крупных медицинских центрах страны: клинике сосудистой хирургии в Красноярске, Волгоградском городском клиническом диспансере, московской клинике ЦКБ № 2 им. Семашко, екатеринбургской 40-й больнице и клинике «УГМК — Здоровье». У многих на аватарках стоят картинки в поддержку врача-неонатолога из Калининграда, которую обвиняют в преднамеренном убийстве недоношенного младенца.


В основном сказанное воспринимается болезненно. Видимо, как и вся ситуация с судами и уголовными делами. И это можно понять
В основном сказанное воспринимается болезненно. Видимо, как и вся ситуация с судами и уголовными делами. И это можно понять


Среди всего обсуждения интервью уральского юриста только медик из Екатеринбурга поддержал слова Юлии. Но в основном сказанное юристом воспринимается болезненно. Понять можно, работать под страхом, что в любой момент можешь попасть под уголовное преследование или под миллионный иск, адски тяжело.


Но есть отклики не просто неприязненные, а оскорбительные. Когда читаешь комментарий о нашем собеседнике «обыкновенная сука» не с безликого форума, а со страницы дипломированного врача, сосудистого хирурга Красноярской клиники сосудистой хирургии, то как-то не по себе. Ожесточение пугает: у нас и так есть поводы для споров и раскола: патриот, Крым наш — не наш и так далее. Еще недостает расколоться на врачей и пациентов. 


Мы выбрали несколько отзывов на интервью в соцсетях. 


Андрей Лазарев, нейрохирург, Екатеринбург:


— Как ни крути, а она права, иначе не раскачать замшелых администраторов в руководстве страны, регионов, министров зажравшихся с мигалками. Так и будем слушать бредни соловьевские про Украину или Штаты загнившие, этих типа ура-патриотов на канале «Россия». Страна валится в пропасть, а рапорты только про ракеты новые. Где оборудование, медикаменты? Где стимул у медработников? Постулат «теперь все врачи — убийцы». А обыватель нынче инфантильный, живет кредитами да соцсетями, одних их только комментов выше почитать, тупизна полная. Там, где я тружусь, не лучше, однако с ее подачи и таких, как она, необходимо донести плачевность ситуации, первым делом до господ в зажравшейся Москве. 


Диалог в обсуждении. Автор одного из комментариев (вроде как юмористического) — хирург-онколог, московская клиника ЦКБ № 2 им. Семашко (так указано на странице). Ему отвечает бывший выпускник военной медицинской академии им. Бурденко
Диалог в обсуждении. Автор одного из комментариев (вроде как юмористического) — хирург-онколог, московская клиника ЦКБ № 2 им. Семашко (так указано на странице). Ему отвечает бывший выпускник военной медицинской академии им. Бурденко


Татьяна Голосова: 


— Ну так езжайте в Каменск-Уральский вместо уволившихся врачей и покажите там, как надо работать, чтобы всё в ажуре было. И как МРТ назначать надо направо–налево, как эта дама хочет, — мол, можно же просто дать направление и не оправдываться стандартами — дадите пару раз, вам местные страховые быстро всё объяснят. Сама-то она, не надеясь на местную медицину, быстро в другой город поехала с п/о осложнениями — там свои проблемы решать, там КТ делать, и всё это не по полису ОМС, уверена. <…> А другим-то как быть? Когда раскачавшие в другое место и с бабками едут за медициной, а местное население остается без врачей, которые все сбежали после раскачивания. 


Елена, Нижний Новгород:


— В следующий раз эту тётю некому будет оперировать, а шовчик, наложенный санитаром морга, она уже не сфотографирует...


Много оскорбительных комментариев
Много оскорбительных комментариев


Такая вот дискуссия. Светлана — медик Волгоградского городского клинического диспансера, Андрей — нейрохирург екатеринбургской больницы № 40, у Татьяны в бывшем месте работы указан гематологический научный центр (Москва), Наталья — врач-психиатр 
Такая вот дискуссия. Светлана — медик Волгоградского городского клинического диспансера, Андрей — нейрохирург екатеринбургской больницы № 40, у Татьяны в бывшем месте работы указан гематологический научный центр (Москва), Наталья — врач-психиатр 


Элла Сорокина: 


— У нас в стране все умеют учить и лечить, поэтому и получаем то, что имеем. Скоро, дорогие пациенты, вас некому будет лечить. Настоящие профессионалы уже уходят из профессии. Замучили жалобами необоснованными, типа доктор не так посмотрел и тому подобное. Рыба тухнет с головы. 


Хорошо, когда несогласия и переживания выражают и без оскорблений
Хорошо, когда несогласия и переживания выражают и без оскорблений


«Теперь все врачи — убийцы»: реакция медиков на интервью юриста, защищающего пациентов на Урале


Юрий Окунев, пенсионер, стоматолог:


— Профессия врача становится опасной для врача. Если всё и дальше так пойдёт, то вымрет эта категория профессионалов... 


Селирмат Назарлиева, врач Республиканской клинической больницы:


— Бежать надо из этой страны. Больше никак. Условий труда и нормальной оплаты никогда не будет. Даже если и будут выделены бюджетные средства, то они до врачей не дойдут. На этом фоне врачи обозлённые не захотят нормально работать. И ещё. Средний медперсонал, которому вообще всё пофиг. Из-за них много было нехороших ситуаций. Некоторые врачи работают «на отвяжись». Кому охота за копейки нормально работать? Ещё хуже, когда создают такой прецедент со СК (Следственный комитет. — Прим. ред.) и пациентским экстремизмом. Кто захочет работать в рабстве? Никто. Не останется врачей.


Прочитайте также историю одного из лучших кардиохирургов России, который работает в Екатеринбурге. Заведующий детской кардиохирургией Свердловской областной клинической больницы № 1 Константин Казанцев стал победителем Всероссийского конкурса врачей (по итогам 2018 года) в номинации «Лучший хирург». Он уникальный специалист, спас сотни людей, в том числе детей. Но даже он не избежал уголовного преследования. Несколько лет назад, когда он оперировал девочку, загорелся дефибриллятор, он начал тушить, девочка получила ожоги. Было возбуждено уголовное дело, в итоге врача оправдали, признали, что он действовал по инструкции и спас ребенка.