По данным правозащитника, тяжелобольным заключенным до последнего момента не оказывали помощь
По данным правозащитника, тяжелобольным заключенным до последнего момента не оказывали помощь

Правозащитник из Екатеринбурга Алексей Соколов опубликовал на сайте информационно-правового центра «Правозащитники Урала» аналитический материал, в котором заявил, что в исправительной колонии № 16 «фактически умерщвляли людей». Столь резкие выводы он сделал на основе собранных показаний. Якобы тяжелобольным заключенным не оказывалась своевременная медицинская помощь. 


ИК-16, в которой Соколов и его помощники проводили расследование, расположена в городе Краснотурьинске и предназначена для женщин-рецидивисток.


Свои доводы Соколов построил на опросах осужденных, а также медиков Карпинской городской больницы, которые лечили больных, поступавших из колонии. Опросы проводились с февраля по июнь 2019 года. Всего удалось получить сведения от 20 женщин, так или иначе имеющих отношение к ИК-16, и четырех сотрудников больницы.


«Все опрошенные нами женщины заявили, что в ИК-16 осужденным фактически не оказывается своевременная квалифицированная медицинская помощь, — говорится в материале Соколова. — Осужденные женщины несвоевременно проходят или совсем не проходят профилактические медосмотры, обследования и наблюдения. При этом узких специалистов медицинского профиля в колонии нет. Кроме этого в ИК-16 нет медсанчасти, где можно размещать больных осужденных для проведения стационарного лечения. В колонии имеется лишь медпункт. Лекарственных препаратов в колонии нет. Осужденным приходится заказывать лекарственные препараты из дома и лечиться самостоятельно. Многие опрошенные утверждали, что в ИК-16 осужденным выдают только медицинские препараты: парацетамол и анальгин».


«Женщины умирали на своих спальных местах»: правозащитник рассказал об условиях в колонии на Урале


По данным Соколова, из-за отсутствия медицинской помощи и лекарств с 2016 года в ИК-16 от туберкулеза, гепатита, ВИЧ и других болезней скончались 13 женщин. Правозащитник приводит даже список с конкретными фамилиями, но при этом уточняет, что они изменены, так как перечисляются медицинские диагнозы. Он посчитал, что некорректно будет называть людей, указывая их диагнозы.


«Осужденные женщины умирали в жилых отрядах на своих спальных местах. Администрация ИК-16 и медицинские сотрудники не обращали внимания на умирающих. Когда у больной осужденной наступало критическое состояние: она не могла себя обслуживать, не осознавала реальности происходящего и не узнавала сокамерниц, только после этого больную отправляли в Карпинскую больницу, где она умирала».


По данным Соколова, в мае 2019 года в ИК-16 даже поступало письмо, подписанное главным врачом Карпинской больницы. В нем прямым текстом указывалось, что колония слишком поздно направляет больных на лечение, когда их уже невозможно спасти.


«Администрация ГБУЗ "Карпинская центральная городская больница" просит вас обратить внимание на особую группу заключенных (ВИЧ-инфицированных), направляемых на стационарное лечение в III инфекционное отделение: пациенты поступают в тяжелом агональном состоянии. В период лечения особых пациентов, которые направляются несвоевременно, расходуются дорогостоящие лекарственные средства, проводятся высокотехнологичные исследования (МРТ, КТ, УЗИ и др.), срок пребывания тяжелых пациентов в круглосуточном стационаре увеличивается». 


В конце своего аналитического материала Соколов делает вывод, что система ФСИН — «это дорога смерти, где люди пропадают навсегда». И взывает к ее реформированию и общественному контролю. При этом Алексей Соколов отметил, что в колонии к заключенным относились так намеренно, а не из-за недосмотра.


— Мы обладаем фактическими данными и документами, которые подтверждают все наши слова и наши действия. Если мы говорим, что над людьми издевались, значит, у нас есть свидетельские показания об издевательствах. Я вижу злой умысел в том, что в больницу людей направляли в последний момент. Потому что женщины, отбывающие наказание, и отбывавшие, поясняли, что они просили: отвезите нас, пожалуйста, вывезите, спасите. Но на их просьбы никто не реагировал, их называли симулянтками, говорили, что они «косят», отправляли обратно в отряд.


По словам правозащитника, он с помощниками опрашивал заключенных из разных отрядов, которые порой были даже не знакомы между собой.


После опубликования расследования правозащитника мы обратились за комментариями в ГУФСИН по Свердловской области. Там призвали не делать скоропалительных выводов и уточнили, что неоднократно судились с организацией, которую возглавляет Алексей Соколов. Поводами для судов были как раз недостоверные сведения. Например, три года назад Соколов обвинил сотрудников ГУФСИН в пытках заключенных, а потом проиграл суд.


— Во-первых, хотелось бы отметить, что Соколов в прошлом был дважды судим за мошенничество, — сказал официальный представитель ГУФСИН Александр Левченко. — Во-вторых, мы не скрываем, что у нас некоторые заключенные действительно умирают в больницах, как и тысячи больных по стране. Половина женщин из 400 болеет ВИЧ. 


Соколов умеет манипулировать информацией. Сам он не медик и даже не юрист. Ни одного доказательства, что женщинам не оказывалась помощь, нет. Соколов ранее неоднократно обращался с такими данными в следственные органы и прокуратуру. Но доказательств найдено не было. В медицине ГУФСИН смертность в два-три раза ниже той смертности, которая есть в общегражданской медицине на свободе, — подытожил Левченко.


Также в ведомстве уточнили, что уже видели материал правозащитника и отдали его своим юристам. Не исключено, что в адрес Соколова поступят судебные иски.


Периодически родственники заключенных бьют тревогу. В прошлом году мы рассказывали историю уральцев, которые добивались, чтобы их родственника, который тяжело заболел в колонии, срочно перевели в больницу.