14 декабря суббота
СЕЙЧАС -7°С

«Для нас все вызовы боевые»: сапер — о минированиях в 90-х, работе с ФСБ и взрыве джипа на Уралмаше

История от основателя компании «Урал-Вымпел» Валерия Архипова

Поделиться

Слева — основатель «Урал-Вымпела» Валерий Архипов, справа — его сын Александр

Слева — основатель «Урал-Вымпела» Валерий Архипов, справа — его сын Александр

В Екатеринбурге, когда поступает информация о заложенном взрывном устройстве или кто-то находит подозрительный предмет, первыми на место приезжают сотрудники компании «Урал-Вымпел». Здесь работают и бывшие силовики, и афганцы, за плечами которых уже тысячи успешных разминирований — не только на Урале, но и в других регионах страны и мира.

Мы встретились с основателем екатеринбургской фирмы и спросили у саперов, как они работали во время волны массовых сообщений о заложенных бомбах, захлестнувшей Екатеринбург в 2017 году. Также мы узнали о том, как в нулевых во время взрыва внедорожника на Уралмаше «погиб» робот, и о многом другом.

Зачем создали 

«Урал-Вымпел» был организован в 1994 году. Его основателем был Валерий Архипов, в прошлом — офицер инженерных войск, прошедший Афганистан. Там он был командиром роты спецминирований.

— Как таковым разминированием я не занимался. У меня была другая задача. Я минировал. Работал на специальных минах, «снять» их было очень сложно, — вспоминает свой боевой опыт Валерий Александрович.

На гражданке, после увольнения из вооруженных сил в 1993 году в звании полковника, он устроился работать обычным охранником в ЧОП.

В 1994 году Архипов обратился к начальнику милиции и мэру Аркадию Чернецкому с просьбой позволить ему создать в Екатеринбурге гражданскую службу, которая бы занималась разминированием. Так и появился «Урал-Вымпел».

Тогда и сейчас в рядах «Урал-Вымпела» работают офицеры запаса, окончившие инженерно-саперные училища. Есть те, кто пришел из МВД. Также среди сотрудников компании много афганцев.

В документальном фильме, снятом в 2007 году уральским режиссером Анатолием Морозовым, Валерий Архипов подробно рассказывал о том, какие причины побудили его создать гражданскую службу, занимающуюся разминированием, в лихие девяностые. В те годы у правоохранительных органов не было специалистов, которые бы могли выполнять такую работу. А военные саперы имели право работать только со стандартными взрывными устройствами — без разминирования СВУ (самодельных взрывных устройств). Силовики из ФСБ выезжали на объекты, только когда была подтвержденная угроза взрыва. На видео Валерий Александрович курит. Помните, это вредит вашему здоровью. 

— ФСБ занималась конкретно антитеррором. Если во дворе дома пустой чемодан и из него торчат провода — непонятно. И ФСБ туда не приедет, — вспоминает первую половину девяностых Валерий Александрович.

В девяностые на улицах Екатеринбурга люди регулярно находили взрывоопасные предметы. И работы у саперов было много. Были и командировки за границу. В 1998, 1999 и 2001 годах специалисты «Урал-Вымпела» ездили в Хорватию, где занимались обезвреживанием мин, оставленных в ходе войн на Балканах. Позже они занимались разминированием местности на Северном Кавказе.

Взрыв внедорожника на Уралмаше и «смерть» Рыжего

Сейчас генеральным директором компании является сын Валерия Архипова Александр. Он вспомнил известную историю, связанную с деятельностью «Урал-Вымпела», произошедшую в 2007 году. Тогда взорванным оказался внедорожник бизнесмена с Уралмаша.

На своем Nissan Pathfinder коммерсант приехал на Кузнецова, 2, где в те годы находилось отделение банка «Северная казна». Когда бизнесмен вернулся к машине, то увидел под днищем своего внедорожника странный предмет. Поскольку на его жизнь до этого уже покушались, он сразу сообразил, что это взрывное устройство.

В документальном фильме Анатолия Морозова подробно показана работа саперов во время этого инцидента, а также сам момент взрыва.

На кадрах фильма Валерий Архипов при звонке силовикам говорил, что его специалисты определили, что на внедорожнике установлена «самоделка» и, по-видимому, она магнитная. Он просил организовать оцепление вокруг Nissan Pathfinder. 

— Когда мы приехали на место, то там находилась только одна девочка-пэдээнщица (милиционер из отдела по делам несовершеннолетних. — Прим. ред.), — вспоминает Александр Архипов, который в те годы работал в правоохранительных органах.

ФСБ и полиция начали экстренно перекрывать тротуар и ограничивать движение по трамвайным путям, но случайные зеваки все равно пытались подойти к заминированному внедорожнику.

Специалисты «Урал-Вымпела» приняли решение снять СВУ с машины при помощи робота. В ходе этих манипуляций произошел взрыв, так как устройство было установлено на «неизвлекаемость». В результате у соседнего дома выбило стекла, а в ходе взрыва «погиб» робот «Богомол», которого саперы называли Рыжим.

Кстати, это устройство получило широкое применение благодаря Валерию Архипову. Именно он разработал «Богомола» и дал техзадание НИИ, который его изготовил. Сейчас эти роботы стоят на вооружении у челябинского ОМОНа и активно используются на постсоветском пространстве.

«Богомол» разработан Валерием Архиповым и успешно применяется для обезвреживания взрывных устройств в ряде стран

«Богомол» разработан Валерием Архиповым и успешно применяется для обезвреживания взрывных устройств в ряде стран

— В те годы новый Pathfinder стоил примерно 1,5 миллиона, наш робот стоил примерно так же, — вспоминает Валерий Архипов.

Волна лжеминирований 

На протяжении последних десяти лет из-за законодательных изменений саперы «Урал-Вымпела» занимаются лишь выявлением опасных предметов, оставляя работы по разминированию сотрудникам ФСБ.

— Нам поступает звонок либо от дежурного (полиции) по городу, либо от Единой диспетчерской службы 112. Обычно нам сообщают, что либо обнаружен подозрительный предмет, либо прозвучало сообщение о минировании. Для нас любой вызов является боевым, — рассказал Валерий Архипов.

Приехав на объект, саперы в составе группы из трех человек, среди которых есть кинолог с собакой, начинают осматривать подозрительный предмет. Если пес не подает сигналов о том, что находка содержит признаки взрывного устройства, саперы «Урал-Вымпела» осматривают ее более тщательно. Если это пакет, то его открывают.

— Очень часто забывают мусорные пакеты, забывают сумки в трамваях, недавно забыли калорифер (прибор для нагревания воздуха в помещении. — Прим. ред.), — вспоминает Александр Архипов.

В конце мая во время уборки территории вокруг одной из школ Эльмаша рабочие нашли муляж гранаты. В этот момент в школе проходил последний звонок. К счастью, эвакуация не понадобилась. Саперы, приехавшие на место, быстро установили, что находка не опасна. Правда, она сильно была похожа на гранаты, выпускавшиеся для вооружения армии США. Саперы забрали ее на память.

Этот муляж гранаты нашли на школьном дворе. На самом деле это зажигалка, правда, неработающая

Этот муляж гранаты нашли на школьном дворе. На самом деле это зажигалка, правда, неработающая

В офисе «Урал-Вымпела» множество подобных находок. Все это снаряды, найденные на улицах Екатеринбурга. В основном они учебные, но люди, которые их находят, естественно, об этом не знают.

Эти снаряды были найдены на улицах Екатеринбурга, а сейчас хранятся в офисе компании

Эти снаряды были найдены на улицах Екатеринбурга, а сейчас хранятся в офисе компании

Саперы рассказали и о том, как они пережили волну массовых сообщений о минировании, захлестнувшую Екатеринбург осенью 2017 года.

— Во-первых, мы не одни. Есть транспортный ОМОН, есть кинологическая служба (полиции), есть тагильский ОМОН (в составе подразделений ОМОНа есть взрывотехники и кинологи. — Прим. ред.), — рассказал Александр Архипов. — Был создан штаб, где принимались оперативные решения. Мы в этот штаб также входили. Если ставилась задача, то выезжали на место. В случае, если это был какой-то большой объект, проводился инструктаж для сотрудников полиции и ЧОПов, говорилось, что нужно искать, а группа саперов ехала на другой объект. В случае, если находился подозрительный предмет, группа возвращалась обратно и осматривала его.

Помимо работы на улицах города саперы «Урал-Вымпела» занимаются очисткой местности от взрывоопасных предметов в местах, где, например, тянут газопровод. Согласно федеральным законам, перед подобными работами территория, если на ней когда-то происходили боевые действия, должна быть зачищена саперами. В России это многочисленные поля сражений Великой Отечественной войны, а также территория Северного Кавказа.

— Если мы вдруг увидим, что никого не дождаться — ну всякое в жизни бывает, — то у нас люди готовы и к этому, у наших специалистов есть все допуски для обезвреживания любых взрывных устройств на наземной поверхности, — подытожил Александр Архипов.

Фото: Евгений СТОЯНОВ / E1.RU
Видео: кадры из документального фильма Анатолия Морозова «ВВ, город и Рыжий»

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Сунь Укун
29 авг 2019 в 13:07

Ну и клоунада на видео как минимум
"Разминирование" на голое тело с сижкой в зубах :-D :-D :-D

Не умаляя коммерческих заслуг оной организации, но суть бизнеса в тотальной обязаловке проверки массовых мероприятий кем-то когда-то пролоббированной

Скальный психоделический геккон
29 авг 2019 в 12:32

Мин нет- лучше для мужчины нет

Дима
29 авг 2019 в 12:25

Интересно.
Работают профессионалы