Григорий Тагильцев на фоне центрального входа в Корнелл и New York Presbyterian Hospital
Григорий Тагильцев на фоне центрального входа в Корнелл и New York Presbyterian Hospital

Екатеринбуржец Григорий Тагильцев последние несколько лет живет в Нью-Йорке. И не просто живет, а учится там в магистратуре. До этого он окончил МГУ и аспирантуру Марсельского университета. Григорий рассказал нам, как поступил в зарубежный вуз, чем университеты США отличаются от наших и сколько стоит обучение.


О решении уехать


Григорий родился в Екатеринбурге и окончил девятую гимназию. После школы он решил поступить в Московский государственный университет на химический факультет. Учиться на специалитете предстояло пять лет.


— На четвертом курсе я стал терять интерес к химии и начал задумываться о других областях науки. В итоге меня завлекла биофизика, — рассказывает Григорий. — За полгода до выпуска я начал составлять список лабораторий, которые мне интересны. Вариант с аспирантурой в России отпал быстро, так как интересующие меня темы в нашем государстве практически отсутствуют. Вообще, страна меня не сильно волновала. Решающими факторами являлись сама тема и уровень лаборатории/университета. Наверху списка была лаборатория из Марсельского университета, в которой как раз занимались интересующей меня темой.


На следующий день после получения оригинала диплома Григорий разослал резюме всем профессорам из списка — около 20 имейлов. Неожиданно первый ответ как раз пришел из той марсельской лаборатории. Через пару дней состоялось интервью по скайпу, а через три недели — собеседование вживую в Марселе. Приняли Григория быстро, поэтому другие вакансии ниже по списку он даже не рассматривал.


Вход в Рокфеллеровский университет
Вход в Рокфеллеровский университет


На оформление договоров, визы и прочих приготовлений ушло четыре месяца, после чего Григорий перебрался в Марсель.


— На деле мой исследовательский проект оказался даже интереснее, чем выглядел на бумаге. Всего я проучился во французской аспирантуре чуть больше года, — делится он. — Главное отличие от российской аспирантуры — нет требований по кандидатскому минимуму. То есть никакой обязательной учебы. Берешь только те курсы, которые считаешь нужным. Основное же время уходило на работу над проектом в лаборатории.


Когда научный руководитель Григория находился во Франции, несколько американских вузов предложили ему запустить лабораторию у них. В итоге он заинтересовался Корнеллским университетом и предложил нескольким сотрудникам лаборатории, включая Григория, переехать на новое место вместе с ним. Григорий согласился.


О поступлении в Корнелл


Приглашения профессора для поступления в Корнеллский университет было недостаточно. Григорий также прошел собеседование с начальником кафедры и главой учебной программы. В требования входили тест на знание английского (для иностранцев) и GRE (тест, который необходимо сдавать для поступления в аспирантуру, магистратуру или иной последипломный курс в вузе США. — Прим. ред.)


— Интервью прошло успешно, уровень моего английского на собеседовании их тоже устроил. В результате решили принять без экзаменов, — рассказывает Григорий. — Наличие профессора, который хотел взять меня в свою новую лабораторию, тоже сыграло важную роль.


У второго входа в Корнелл
У второго входа в Корнелл


Корнеллский университет находится в Итаке — университетском городке на северо-западе штата Нью-Йорк. Но лаборатория Григория переезжала в медицинский колледж университета (Weill Cornell Medical College). Он находится в самом городе Нью-Йорке, кампус занимает несколько кварталов прямо на Манхеттене — в районе Upper East Side. Большая часть Upper East Side — госпитали. Здесь находятся одни из лучших медицинских учреждений США и мира. Сам колледж находится на базе New York-Presbyterian Hospital. Также внутри кампуса расположены Memorial Sloan Kettering Cancer Center и Rockefeller University. Первый — самый старый и один самых крупных раковых центров в мире. Rockefeller University тоже очень известный университет, в основном занимается биомедицинскими разработками. Прямо сейчас там работают шесть нобелевских лауреатов. Все три учреждения формируют тесно связанную между собой систему госпиталей и исследовательских центров с суммарным годовым бюджетом более 8 млрд долларов.


— Я живу рядом с университетским кампусом. Он занимает несколько кварталов на Upper East Side и, по сути, является частью городских кварталов, — делится Григорий. — Есть университетское жилье для студентов: общаги блочного типа и трехкомнатные квартиры (у каждого студента своя комната). Также университет владеет недвижимостью в Нью-Йорке и сдает ее по заниженной цене студентам и сотрудникам. Я живу в обычном жилом доме — в небольшой студии, принадлежащей университету. Аренда — 900 долларов в месяц, включая электричество, воду и интернет.


В кампусе Рокфеллеровского университета
В кампусе Рокфеллеровского университета


О том, чем занимается и какую стипендию получает


В лаборатории Григорий изучает структуру и динамику белков, которые находятся на поверхности живой клетки (на клеточной мембране). Эти белки отвечают за взаимодействие клетки с окружающим миром: от передачи нервных импульсов до питания, дыхания, сердцебиения, метаболизма гормонов и тому подобного. Параллельно ученые разрабатывают новые устройства для своих исследований и алгоритмы для обработки данных этих приборов.


В дальнейшем полученные сведения нужны для развития фармацевтики, медицинской диагностики, биомиметики (создание устройств, принцип работы которых скопировали из живой природы).


— Моя стипендия — почти 40 000 долларов в год. Первые два года платит университет, потом профессор из своих грантов, — делится Григорий. — Вообще, с этой суммы надо платить налоги, всё вместе — около 25%. Но у некоторых стран (включая Россию) есть налоговое соглашение с США. Студенты из этих стран не платят налоги со стипендий.


Терраса Рокфеллеровского университета. Григорий, кстати, ведет  свой блог , где делится опытом обучения в США
Терраса Рокфеллеровского университета. Григорий, кстати, ведет свой блог, где делится опытом обучения в США


А это вид на террасу с другой стороны
А это вид на террасу с другой стороны


О стоимости обучения


В США образование платное. Обучение Григория стоит около 30 000 долларов в год, но за него платит профессор из грантов. Многим американцам на учебу приходится брать кредиты. Хотя у многих потом есть возможность быстро его выплатить.


— Моя знакомая учится в Нью-Йорке на стоматолога. После выпуска у нее будет долг около полумиллиона долларов (кредит на образование и жизнь), — рассказывает Григорий. — Но с зарплатой стоматолога в США она его быстро выплатит. Выходцы из менее состоятельных семей иногда могут рассчитывать на стипендию вуза. Порой это не зависит от уровня студента. Например, все, кто поступил в Стэнфорд, и так лучшие из лучших, поэтому Стэнфорд ориентируется на достаток семьи при выдаче стипендий.


Вид на главный корпус Корнелла с террасы Рокфеллеровского университета
Вид на главный корпус Корнелла с террасы Рокфеллеровского университета


В целом конкурс зависит от университета. В comminy colleges (аналог ПТУ), по словам Григория, берут практически всех. В топовых университетах на самые востребованные факультеты принимают считанные проценты от числа абитуриентов.


— Единственный бонус, который можно получить от места жительства, — образование дешевле, если поступать в государственный университет в штате, в котором вы зарегистрированы, то есть где родители платят налоги, — говорит Григорий. — Частные университеты не предоставляют бонусов по месту жительства. Разве что могут быть привилегии для национальных меньшинств, например для коренных американцев (индейцев).


Об отличиях учебы в России и США


В кампусе, где учится Григорий, нет бакалавров, только аспиранты и студенты-медики (в США медицинское образование идет после бакалавра и равносильно аспирантуре).


— Отличий очень много, но самая важная для карьеры — can-do attitude: если у тебя есть идея, даже абсолютно безумная, ты должен это попробовать, — говорит Григорий. — Так здесь рождаются исследования мирового уровня. Конечно, всё это подкрепляется соответствующим финансированием. Вообще, в американской аспирантуре ты огражден от многих проблем. Например, если мне срочно нужен какой-то реагент, он будет у меня на рабочем столе на следующий день. Обо всем позаботится администратор лаборатории. В России подобные доставки занимали по четыре месяца. Сломался прибор? За меня найдут нужного инженера, договорятся о починке… Также есть люди, которые делают всю бюрократию — я могу тратить максимум своего рабочего времени на сами исследования.


На заднем плане главный корпус Рокфеллеровского университета
На заднем плане главный корпус Рокфеллеровского университета


Кроме того, учебная программа в США меняется каждый год, ее стараются сделать более эффективной. И особенно следят за новостями науки.


— Вполне нормальна ситуация, когда вечернюю лекцию перенесут/дадут пройти самим из-за того, что утром вышла прорывная научная статья, которую надо обсудить, — рассказывает Григорий.


Явных минусов в своем колледже молодой ученый не видит. По его словам, это один из лучших биомедицинских центров в мире. Тем не менее в целом у американской системы образования есть недостатки.


— Можно начать с того, что платное образование в колледжах увеличивает социальное расслоение, — делится Григорий. — Как и большинство стран, США все еще придерживается индустриальной системы образования. Она недостаточно адаптивна для современного рынка труда. Как пример — запрос на data science (наука о данных. — Прим. ред.) существует уже несколько лет, но американские университеты до сих пор не в состоянии выпустить достаточное количество специалистов. Как результат — в этой области много самоучек.


Часть кампуса Рокфеллеровского университета
Часть кампуса Рокфеллеровского университета


Расизма в колледже нет.


— Всем без разницы, откуда вы. Важны только квалификация и человеческие качества. Русских никак не выделяют. В целом академическая среда — одна из наиболее толерантных в этом плане, — считает Григорий. — Но и сам по себе Нью-Йорк — город «понаехавших». У нас в группе примерно треть — иностранные студенты. Еще треть — американцы первого поколения. Студентов из России в нашем кампусе почти нет. Есть много американцев первого поколения, чьи родители переехали из СССР. Трудно выделить конкретную страну, откуда больше приезжих. Только в нашей лаборатории работают люди из 10 стран.


О людях и развлечениях


Жители США обычно съезжают от родителей в районе 17 лет. Студенческий возраст в целом совпадает с российским.


— Американские аспиранты, как правило, старше, так как они часто работают пару лет по специальности перед поступлением в аспирантуру. Плюс американская аспирантура (graduate school) совмещает магистратуру и аспирантуру, поэтому длится обычно 5–6 лет.


По словам Григория, в США люди начинают зарабатывать раньше, чем в России. Многие студенты подрабатывают после учебы. Часто люди открывают свой первый бизнес, пока учатся в университете.


Главный корпус Корнелла и New York Presbyterian Hospital
Главный корпус Корнелла и New York Presbyterian Hospital


Вечеринки, как в кино, конечно, бывают. Как правило, в них участвуют студенты-бакалавры из одной общаги, которые всё время проводят вместе. А в целом, поскольку кампус находится в самом центре Нью-Йорка, проблем с досугом нет.


— В городе всегда есть чем заняться: концерты, музеи, бары, рестораны, спортивные события. Вообще, в Нью-Йорке всё это очень дорого, но в целом стипендии хватает на хобби, — говорит Григорий. — Мой основной досуг — спорт. Я занимаюсь спортом каждый день: без этого не получается много и продуктивно работать. Тружусь обычно шесть дней в неделю. Но моему профессору неважно, когда и сколько я работаю. Главное, чтобы всё было сделано в срок. Оставшееся время провожу с друзьями, благо Нью-Йорк предоставляет достаточно возможностей для досуга.


Также Григорий играет в студенческой сборной по футболу и в местной любительской лиге. Участие в лиге стоит около 1 500–2 000 доларов с команды. Взнос сборной-победителя переводят в благотворительный фонд — на выбор самой команды.


Здание Корнелла с террасы Рокфеллеровского университета
Здание Корнелла с террасы Рокфеллеровского университета


Об окончании учебы и дальнейших планах


В США, как и в России, бакалавры учатся 4 года, магистры-аспиранты — 5–6 лет. Также есть программы MD-PhD — медицинское образование + аспирантура — 8 лет.


— Чтобы закончить диссертацию, мне надо еще 1–2 года. Далее хочу остаться в сфере R&D (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. — Прим. ред.), причем необязательно в академической среде. Академия, индустрия, стартапы — на данном этапе я рассматриваю все варианты, — говорит Григорий.


Корпус одного из самых крупных и старых раковых центров в мире 
Корпус одного из самых крупных и старых раковых центров в мире 


Обычно проблем с трудоустройством у выпускников нет.


— Вокруг сильных университетов постоянно обитают хедхантеры. Многие компании предлагают месячные стажировки для студентов. При достаточной квалификации возьмут где угодно, — считает Григорий.


Ранее мы публиковали впечатления Марка Вишни, который учится в старшей школе США. Он рассказал, чем американская система обучения отличается от российской.


Марк Вишня — это тот самый мальчик, который в два года прославил Екатеринбург на шоу «Минута славы» умением считать быстрее калькулятора.