Родители постоянно сомневались в объективности педагога, полагая, что она занижает оценки их детям
Родители постоянно сомневались в объективности педагога, полагая, что она занижает оценки их детям

Екатерина (имя изменено по просьбе героини) работает учителем начальных классов в одной из школ города Краснотурьинска. Она рассказала нам историю о том, как родители ее учеников дошли до абсурда в своем желании доказать всем, что их дети лучшие. Сейчас у Екатерины новый класс, дети, которых она хвалит, и работа, которую она очень любит. Но педагог рассказала нам эту историю для того, чтобы показать, насколько мало учителя сейчас защищены от родительского произвола и давления.


Так получилось, когда я набирала класс, что одна из мам была руководителем образовательного центра для дошколят. Это центр, где детей готовят к школе, там есть английский язык, живопись и так далее. Позже я узнала, что мама — директор центра постаралась сделать так, чтобы в наш класс попали в основном ребята, которые в нем же занимались. Подбирала окружение из лучших детей для своего ребенка. 


В результате примерно половина детей в классе были из этого центра. И родители решили, что их дети должны быть во всем первыми, — начали на меня давить. В первом классе было терпимо, потому что оценок в первом классе нет. Но когда начался второй класс, начались отметки, стали давить сильнее. Мне заявили так: четверки — не наши отметки, нам надо только пятерки. Я говорю — так надо работать! Понятно, когда начало года, делаешь небольшие поблажки, чтобы как-то стимулировать, но все равно же отметки должны быть объективными.


Цеплялись к каждому моему замечанию, говорили, что ошибка, которую я заметила, — несущественная, потому что ребенок волновался и вместо трех нолей нарисовал четыре. Что мне было делать? Я подняла все документы о том, как оцениваются работы в начальной школе. Каждую работу перепроверяла десятки раз, чтобы невозможно было придраться к моей оценке.


Потом я случайно узнала, что родители закупили проверочные контрольные работы по программе и заранее готовили ответы на все вопросы, причем все варианты ответов. Я сначала понять не могла — как так у меня дети все решают за десять минут? А потом один ребенок случайно проговорился, что не успел заранее прорешать четвертый вариант. Тогда я стала готовить другие задания к контрольным. Это, конечно, сильно не понравилось родителям.


Самый кошмар начался, когда две мамы из этой активной группы поссорились между собой и стали доказывать, чей ребенок смышленей. Они по очереди ко мне ходили, караулили у двери, пытаясь доказать, что я необъективна, что делаю поблажки другим детям. Не помогала даже школьная охрана. Бесконечные эти бабские склоки — нравится — не нравится. Я обращалась к директору школы, но она боялась скандала, просила меня быть помягче, ставить хорошие оценки.


Я думаю, что все эти склоки и обсуждения велись при детях, потому что их отношение к школе, к учебе изменилось. Дети же очень быстро адаптируются, приспосабливаются, они считывают поведение взрослых. Дети стали будто подыгрывать, требовать особого отношения, ставить под сомнения мои решения.


Однажды, уже в четвертом классе, ко мне пришла мама одного из моих учеников. Их семья переехала в город недавно, и для нее вся эта история была новой. Она и рассказала мне про все эти чаты. Оказывается, у родителей был один общий чат и был второй, который организовали родители этих как бы исключительных детей. Этот чат назывался «Грёбаная школа». Она мне принесла распечатку сообщений из чата, от которой я пришла в ужас! Принесла потому, что ей это показалось диким, она не могла это терпеть. Там мамы писали про меня такое и такими словами, что моя дочь, когда прочитала, сказала, что даже подростки так не общаются. Они писали там унизительные реплики про меня не только как про учителя. Они обсуждали мою личную жизнь, моего мужа, писали, что я неудовлетворенная, и смеялись, что мне надо купить секс-куклу. У меня волосы встали дыбом!


У нас после этого состоялся разговор, разбор с директором, была начальник управления образования города. Я говорю: как я могу приходить в класс, улыбаться детям, зная, как себя ведут родители, что они это транслируют детям? Дети накручены родителями. Я вела уроки и знала, что два человека пишут меня на диктофон. Это дети 10–11 лет! Одна девочка сидит и кидает линейку на пол. Раз упала, два упала, я сделала замечание: почему линейка падает? А она отвечает внаглую: не знаю, падает — и падает. И через пять минут, клянусь, стучится в класс ее мама: почему вы кричите на моего ребенка? А я даже голос не повысила!


Они собирались ставить в классе камеры, хотели дежурить на контрольных работах, чтобы я вдруг кому-то из детей не помогла. Я говорила: это же унизительно, почему я должна это терпеть!


В какой-то момент у меня случился нервный срыв, я попала в больницу. Я сейчас понимаю, что тогда мне надо было обратиться в суд. Но я побоялась, знаете, это тяжело в провинции, ведь и работу я поменять не смогла — просто не было мест, у нас же город небольшой, без работы я не готова остаться — у меня семья.


Сейчас эти дети уже в среднем звене, я знаю, как тяжело теперь с ними другим педагогам. У меня новый класс, чудесные дети, хорошие родители, но очень сложно забыть, отпустить ту ситуацию, снова доверять людям и любить профессию.


Я хочу сказать, это очень важно, что учителя, особенно в маленьком городе, никак не защищены вот от этого. Нас унижают, наговаривают на нас, давят, и нет такого закона, который нам помог бы. Нам самим надо с этим биться, а сил-то биться нет.


Почитайте историю о том, как педагога уволили из школы за посты в соцсетяхА вот это — интервью с директором школы о том, как теперь приходится вести себя учителям, чтобы не обидеть никого из родителей.


Опрос : Согласны с автором?

Авторизируйтесь,  чтобы проголосовать Опрос завершен Вы успешно проголосовали! Результаты будут опубликованы по завершении опроса.
  • Да
  • Нет
К сожалению, ваш браузер сильно устарел и не поддерживает технологию голосования